Море
Источник изображения: «Deita.ru»

О простых и непростых решениях проблемы зловонных озер, сточных вод в море в местах отдыха в Приморье, об экологических проблемах Хасанского района и отдельных частей Владивостока, о том, чем восхищает подход к экологии Сахалина, генеральный директор ООО "ЭКОЛОС-ДАЛЬНИЙ ВОСТОК", член приморского отделения "Деловой России" Алексей Бурдюк рассказал в эфире радио Медиаметрикс. Владивосток.

 

Проблемой сточных вод Алексей Бурдюк занимается с 2008 года, хорошо изучил особенности этой проблемы не только во Владивостоке и Приморье, но и по всему Дальнему Востоку и стал экспертом прикладной экологии:

 

«Практически не бывает такого типа сточных вод, который не поддавался бы очистке. Есть сточные воды, образованные в результате жизнедеятельности человека, есть стоки от технологических процессов, связанных с производством, будь это любое нефтехимическое производство или пищевое. То есть, мы чистим любой сток, но самая, конечно, главная проблема, особенно в Приморском крае – хозяйственно-бытовой сток, образованный в результате жизнедеятельности человека. Иногда он вытекает из одного какого-то дома, загрязняя окружающую среду, иногда из группы домов, иногда это целый поселок, в котором централизованно сделано водоотведение, но нет очистных сооружений, бывает, даже город, в котором очистные или не работают или работают плохо», - делает вывод об актуальной проблеме Алексей Бюрдюк.

 

«У нас много речек, которые отпугивают смрадом людей. Не секрет же, что у нас во Владивостоке, перед стройкой к саммиту АТЭС, не было очистных сооружений в принципе -  все стоки сбрасывались в ближайшие водоемы, которые впадали либо в Золотой Рог, либо в Амурский залив. То есть, путь был один, зачастую, кратчайший. Поэтому речки наши превратились в грязнушки и вонючки. Процесс идёт, во Владивостоке очистные сооружения построены. Построены они, на мой взгляд, качественно и по современным технологиям.

 

Вопрос в том, что изначально город с очень сложным рельефом. Состояние сетей недооценили, когда выбирали место для установки очистных сооружений. В некоторых местах практически невозможно поймать сточную воду, - например, на улице Фадеева с какого-то одного предприятия - как ты её соберёшь и перекачаешь на очистные сооружения, которые находится на Щитовой?  Тем не менее, наш приморский водоканал занимается сейчас, строит насосные станции.

 

 Много было сделано в период подготовки к саммиту. Перекачка сточных вод это применение насосных станций для транспортировки стоков и трубопроводы. Процесс идёт, всё строится - ситуация не безвыходная, она имеет перед собой какой-то обозримый финал.

 

А действительно проблемными местами я бы назвал те районы и населенные пункты, где речки пока еще в нормальном состоянии, но неизбежно загрязняются, потому что очистных сооружений  нет».

 

Алексей Бурдюк уверен - без федеральных вливаний серьезные очистные сооружения для населенных пунктов построить невозможно, но ответственность бизнеса, к примеру, за загрязнение бухт Хасанского района – где стоки с баз отдыха идут просто в море – необходимо усилить, в принудительном порядке:

 

«Давайте возьмём весь Хасанский район, довольно популярный, я приехал оттуда только вчера, с замечательной бухты Витязь. По дороге обратно несколько раз пахнуло так, что стало сразу понятно, что происходит и что льется в море в деревне Андреевке и в одноимённой бухте. Буквально вчера сказали, что люди уехали в инфекционную больницу, просто покупавшись в морской воде, в месте, где в море впадает какой-то ручеек.  

 

Экологическая катастрофа наступает, в этом, как ни печально, участвует и бизнес. Эта базы отдыха, которые недобросовестно подходят к вопросу водоотведение и очистных сооружений. Таким образом, они ещё и лишаются клиентов, при том, что решение проблемы очистки сточных вод есть и оно не очень дорогостоящее.

 

У нас в России действует достаточно много производств, которые выпускают продукцию по достаточно современной технологии, есть из чего выбрать, можно привезти из западных регионов, у нас на Дальнем Востоке есть производства, в Хабаровском крае есть производства.

 

Если подходить к этому вопросу с позиции, что всё это очень дорого, поэтому мы не делаем, - это неправда. То есть, это дешевле, чем организация того же бассейна или чего-то ещё, что привлечёт клиентов. В данном случае нет понимания, что отсутствие очистных сооружений может в итоге спугнуть клиентов, и они больше не приедут».

 

Алексей Бурдюк признает проблемы, связанные с бюрократическими административными барьерами. К примеру, там, где можно поставить небольшое очистное сооружение в расчете на 100 человек, организовать выпуск стоков в речку чистой воды можно, но многие считают, что нет смысла «заморачиваться».  

 

«Есть сложности с тем, что, установив очистное сооружение, за сброс чистой воды мне быстрее выпишут штраф, чем я буду сбрасывать грязную, потому что есть у нас такие нюансы в законодательстве. Штраф будет такой же по стоимости. Это водный объект, и пользование водным объектам означает переговоры со многими инстанциями, начиная теми, кто заведует рыболовством нашей страны, заканчивая знаменитым Росприроднадзором.

 

Смысл в том, что это всё нужно согласовать, начинаются проверки, даже в Хасанском районе очень много баз отдыха, где люди тратят деньги на согласование, другие, исходя из личной ответственной позиции, строят очистное сооружение, сбрасывает чистую воду, но на согласование все равно не идет, потому что это сложно и дорого.

 

О законодательных казусах эксперт прикладной экологии знает не понаслышке:

«Очень много законов, начиная с того, что на 500 метрах берега нельзя ни парковаться, ни пользоваться водными объектами. В Ливадии было много прецедентов, когда людей штрафовали за то, что они заезжали на песок. При этом в пределах 500 метров от береговой линии находятся все базы отдыха, дальше они не строят. Собственно, в той же зоне они не могут сбросить никакой сток. Они все одинаково могут выливать грязную воду или чистую, они все равно будут вне закона. Обычно, если на нас кто-то выходит, мы объясняем, что можете заниматься сами, нужно будет пройти определённый объём процедур. Если эти процедуры не делать, то не будет вонять, и можно сделать для себя.

 

Иногда бывают такие тупиковой ситуации, когда разрешение не могут дать совсем, потому что объект находится в 500 метровой зоне, но, если делать согласование, примерно это будет стоить около 300 000 со всеми экологическими проектами и с санитарной зоной. Зачастую эта сумма неподъемная. А если делать полное согласование, то это полтора-два года и не 1 000 000 рублей. Это просто бюрократия, проблемы нашей страны, которые решаются, но очень, очень медленно».

 

Стремясь сэкономить деньги, многие жители частного сектора и небольших частных предприятий (типа баз отдыха) в Приморье  устанавливают простейшие очистные сооружения, сбрасывая стоки либо в грунт, либо просто «на рельеф». Ассенизаторские услуги стоят довольно дорого - транспортировка одного куба -  около пятисот рублей. В том же Хасанском районе очистных сооружений, по сути, нет – старые поселковые находятся в плачевном состоянии.  Куда вывозить фекалии? Варианта два - во Владивосток, либо в Уссурийск. Умножив стоимость куба на расстояние от Хасанского района до Уссурийска, учитывая, что таких «ходок» придется сделать не одну (грузоподъемность ассенизаторских машин редко позволяет везти больше 3-4 кубов), люди просто отъезжают от дома на пару метров и вываливают все в сточные канавы вдоль дороги.

 

«Поэтому это большая проблема для экологии края, здесь больше, на мой взгляд, нужно работать над упрощением, над процессом согласования и над контролем. На мой взгляд, сейчас очень слабые меры административного воздействия для нарушителей. У нас сброс неочищенных сточных вод для физического лица подразумевает штраф в тысячу рублей. 


В то время как это вопрос заботы о крае, сохранении природы в первозданном виде и пока это только личный выбор каждого, ответственность за решение, которое вредит природе, а значит, и людям, в материальном плане – минимальна», - заключает Алексей Бурдюк.

 

Контролирующих органов на этапе эксплуатации очистных сооружений – нет, в то время как на этапе подготовки и ввода в эксплуатацию - очень много. "ЭКОЛОС-ДАЛЬНИЙ ВОСТОК" применяет сертифицированное оборудование типового продукта, с паспортами и всеми сертификатами, но все равно компании нужно получить еще сертификаты от регулирующих органов, - куда поставить оборудование, под каким углом его нужно поставить, какую трубу взять. В то время как самодельные или дешевые так называемые очистные сооружения уже не подконтрольны и результат их «работы» никто не проверяет, как и наносимый ими вред окружающей среде. И исправить эту проблему можно лишь на федеральном уровне. Внести изменения на уровне Приморского края – невозможно, так как водные объекты - федеральная собственность и региональные законодательства играют малую роль.

 

Сейчас компания "ЭКОЛОС-ДАЛЬНИЙ ВОСТОК  работает и  с частными, и с государственными заказчиками.

 

«Наша продукция очень конкурентна, и сейчас мы работаем по программе  устройства очистных сооружений для муниципалитетов, где их либо не было, либо они пришли в неудовлетворительное состояние. Есть успешно реализованные проекты. Даже в Приморском крае, в Раздольном, например.

И еще в Хабаровском крае ряд проектов, на Сахалине реализованы проекты. Мы логистически очень удобно расположены, чтобы охватывать весь Приморский край, Хабаровский край, Сахалин, и Камчатку - морем. И я бы поаплодировал Сахалину - у них контроль на уровне заботы о крае. То есть у них по умолчанию:  если строишь – поставь себе очистные сооружения с обязательным обеззараживанием сточных вод. Мы отправляем туда регулярно оборудование с максимальной степенью очистки», - объясняет эксперт. 


На вопрос, реально ли очищать воду до первозданного состояния, Алексей Бурдюк утверждает – реально, только  в России это непопулярно, так как очень дорого:

 

«Очистить один куб сброса в реку стоит 50 тысяч рублей, а чтобы повторно очищать сток, отправлять его на второй цикл - это будет стоить 250 тысяч рублей. То есть, окупаемость такого проекта в России не существует. Наши партнеры в Казахстане пускают стоки на второй, на третий цикл,  сколько понадобится».

 

Важной миссией для себя компания определила просветительскую функцию, объясняя, что вред окружающей среде, означает вред человеку, а «экономия» между  «железной бочкой» и современной очистной станцией – мнимая:

«Если семья на 5 человек, то оборудование стоит 79 000 рублей. ЛОС оно называется - локальное очистное сооружение. Плюс его установка порядка 30 - 50 тысяч рублей, итого -  130 - 140 тысяч у вас уже полностью установлена канализация, включающая очистное сооружение, трубопровод от дома до очистного сооружения, система отвода очищенной воды, либо дренаж, либо канава.

 

Альтернатива - это железобетонные кольца. Вы их поставили, они вам обойдутся в 50 тысяч рублей, потом из этих колец нужно вывозить сток, 500 рублей за кубометр. Получается, вы смонтировали систему дешевле, но приходится платить ещё и за транспортировку, цена хорошей системы окупится за полтора-два года таким темпом.

 

Компрессор нагнетания кислорода можно купить в любом магазине. Один раз в год нужно убрать излишки бактерий, которые образуются внутри системы, эти бактерии безопасны для человека. Что касается цены, то компрессор стоит 6000, и хватает его на 3-5 лет. Это совершенно незаметные вложения для частного дома. Мы производим продукцию полного цикла, стоимость наших систем уменьшилась с момента строительства завода. Она уменьшилась на 20-30 %», - дает простой и честный расклад Алексей Бурдюк.

 

В заключение эфира Алексей Бурдюк раскрыл секрет зловония озера на Патрокле, об удручающем состоянии которого последние месяцы шумят экологи, ругаются местные жители (включая жильцов элитного микрорайона) и кричит пресса:

 

«В районе Патрокла есть прекрасное озеро, которое жутко воняет. Это, опять же, проблема в организации сетей. Где-то там кто-то не поставил себя на учёт в Водоканал. Станция перекачки вышла из строя, сейчас у водопроводного хозяйства нет хозяина, его просто выключили. Нужно просто обрести хозяина, и будет все чиститься и качаться. Это произошло буквально недавно. Весной ещё была прозрачная вода, сейчас только насосная станция вышла из строя, нужно реальному руководителю просто  ударить кулаком по столу, принять это хозяйство на баланс, что стоит, насколько я понимаю, копейки».

 

Анастасия Качимская

 

Эфир радио Медиаметрикс. Владивосток