Лягушка

Приморский край богат природными ресурсами от лесов (которые сокращаются со скоростью звука – в основном в срубленном виде отправляясь за рубеж), природных ископаемых (которые добываются, чтобы быть переправленными туда же) - до маленьких, удивительных созданий – дальневосточных лягушек, которые в Китае имеют свою цену и поэтому являются пристальным объектом внимания как китайских браконьеров, так и их российских пособников.

 

История бедных дальневосточных лягушек печальна и поучительна. Ещё до революции китайские соседи заготавливали дальневосточную лягушку по долине реки Суй-фун (Раздольная). В советское время масштабы этого бизнеса достигли таких размеров, что в начале 30-х годов прошлого столетия торговый представитель СССР в Дайрене письмом обращался в Союзрыбу с предложением ограничить на Дальнем Востоке вылов Rana temporaria (дальневосточная лягушка) для экспорта в Китай в сушеном виде. После депортации китайцев с российской территории на долгие годы этот промысел исчез с российского Дальнего Востока. Пока не наступило СЕГОДНЯ.


После перестройки и последовавшим за этим периодом вседозволенности и безхозяйственности, китайские браконьеры, получив свободу передвижения по нашей стране, стали поистине бичом приморских лесов и водоёмов. Одним из предметов их промыслового интереса опять стала наша бедная Rana temporaria.Страсть настолько сильна, что китайские браконьеры используют любые способы, чтобы пересечь границу, побыстрее набрать живой или предварительно высушенный товар и вернуться, несмотря на таможенные препоны и угрозу наказаний в своей стране.


По словам известного российского герпетолога Ирины Масловой, 2004 год стал критическим для многих популяций дальневосточной лягушки на юге российского Дальнего Востока. Её численность упала на несколько порядков и одна их основных причин - крупномасштабный отлов животных китайскими и русскими браконьерами. Лягушек и сегодня продолжают беспощадно «грести» по всему югу Дальнего Востока. Неумно, бессмысленно уничтожая ценный, прекрасно возобновляемый (при определенном подходе) биоресурс.


Браконьеры, ставя заграждения, убивают лягушек электротоком.  Обычно в бригаде трудятся от трех до девяти человек, в основном, это жители соседних с Приморьем провинций Китая. Одна ходка за границу обходится для каждого из браконьеров в среднем в две тысячи юаней. В Китае это очень хорошие деньги − заработная плата обычного крестьянина колеблется от 150 до 250 юаней. В большинстве случаев задержанные рассказывают примерно одну и ту же историю, что они обычные крестьяне, обрабатывающие землю, все живут очень бедно, отправились на рискованные заработки, чтобы прокормить себя и свои семьи. Собирают не для себя, а для последующей продажи.


Дальневосточная лягушка не внесена в Красную книгу, так как раньше она была весьма распространена в Приморье. Однако китайская «охота» за последние годы значительно подорвала ее численность. И, прежде многоголосые «лягушачьи концерты», в окрестностях городов и посёлков уже становятся редкостью. Когда во Владивостоке только начинали работать китайские рестораны, повара из КНР предлагали приморцам блюда из лягушек. Сейчас санитарные врачи наложили на эти деликатесы запрет. Нужен сертификат качества, но где его взять, если все земноводные добываются в окрестных лесах незаконно? 


Учёные «охоту» на лягушек называют экологической диверсией, и говорят, что уже через десяток лет сокращение численности может привести к серьёзной деградации лягушачьих популяций.


Но в чем же интерес китайцев к нашей зелёной красавице? В Китае лягушки ценятся очень дорого. Их используют и в кулинарии, и в восточной медицине. Причем, больше чем диетическое мясо, в лягушках китайцы ценят бурый жир. Что с ним делать, русские не знают, а китайцы его целебность держат в строгом секрете. Рекомендуют препараты из лягушачьего жира больным гипертонией, с тромбозами различной локализации, в том числе и сосудов головного мозга. Расщепление тромбов и склеротических бляшек происходит благодаря наличию в составе препарата редких аминокислот; применение препарата показано при сахарном диабете; при инсульте и инфаркте; ослаблении половых функций, низком иммунитете или в случае мозговых кровоизлияний.


Сегодня мы гордимся результатами позитивного опыта восстановления численности раритетов нашей тайги – тигра и леопарда… Но ведь и дальневосточным лягушкам скоро может понадобиться такая помощь, они вполне могут стать в ряд исчезающих животных. Кто защитит их?


На этот и другие вопросы в эфире радио Медиаметрикс. Владивосток ответит старший научный сотрудник ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН, кандидат биологических наук, известный дальневосточный герпетолог Ирина Маслова.


22 августа 13:00, трансляция эфира идет на сайте ИА "Deita.ru".


Татьяна Вшивкова