Максим Артамонов
Источник изображения: "Deita.ru"

Ежегодно в октябре отмечается Всемирный день психического здоровья. Цель его - создание условий по снижению распространения различных психических расстройств среди населения. Обеспокоенность медиков психическим состоянием человека, отнюдь не беспочвенна. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), каждый четвертый-пятый житель Земли страдает тем или иным психическим расстройством, а каждый второй имеет шанс им заболеть в течение жизни. Большинство из них (52%) — лица с пограничными психическими расстройствами. О психическом здоровье нации, предрассудках в отношении психиатрии, а также о том, когда наступает повод обратиться к психиатру корреспондент «Deita.ru» поговорил с главным государственным психиатром Приморья, главным врачом Краевой клинической психиатрической больницы Максимом Артамоновым.

- Ни для кого не секрет, что психиатров по-прежнему очень сильно боятся, ровно, как и бояться душевные расстройства, - первым начинает разговор  Максим Николаевич, - хочу сказать, что за последнее время число людей, обращающихся к нам самостоятельно увеличивается. Люди начинают отдавать себе отчет, что лечить психические расстройства уже не так стыдно и страшно.

Вопрос: Даже модно. Услуги психоаналитиков, например, пользуются большой популярностью.

Главное, чтобы их услуги не превращались в элементарное выкачивание денег. При этом у нас в Приморье действует большое число неплохих частных клиник. Но важно, чтобы люди понимали, если у них не имеется лишних средств, то ту же самую помощь он может получить и бесплатно. Государство лечит все душевные расстройства за счет краевого бюджета. Средства выделяются в рамках государственной программы развитие здравоохранение Приморского края.  Поэтому, место нахождение пациента зависит от его желания. Хочет заплатить за беседу с доктором и назначение лекарств – идет в одну клинику, хочет сделать это бесплатно – идет в другое. У человека всегда должен быть выбор.

Вопрос. Как человек может оказаться в психиатрической больнице?

Путей попасть сюда много, выход один – мы их лечим. Но здоровому человеку у нас оказаться невозможно. У нас довольно жёсткое законодательство и незаконное помещение в психиатрический стационар исключено.

Вопрос: Про практику карательной психиатрии мы забыли?

Абсолютно. Наше либеральное законодательство позволяет гражданину самому определять, хочет он лечиться либо нет, это привело к тому, что количество не леченых пациентов стало намного больше. Причем не в условиях стационара, а в условиях улицы. Сейчас, чтобы заняться человеком, необходимо его личное желание или он должен совершить какой-либо опасный поступок для себя либо окружающих, чтобы на него обратили внимание. Тогда по ходатайству соответствующих органов, суд примет решение о принудительном лечении.

Если человек попадает к нам с улицы, его осматривает врач приемного отделения, оценивает. Как правило, мы половину поступивших в приёмное отделение отпускаем, потому что нет показаний для госпитализации. Если кто-то, к примеру, напился и кричит, что покончит с собой, не факт, что он это сделает. Это может быть обычное демонстративное поведение. В этом случае мы отправляем домой. Если психическое состояние подтверждается и это первичный пациент, следующий фильтр – осмотр лечащего врача с заведующим отделением. В течении 48 часов, если нет необходимости в его пребывании в стационаре и человек этого не желает – мы отпускаем его домой. Но если мы считаем, что пациент может представлять опасность для себя и окружающих и в силу своего расстройства не может отдавать отчет о том, что он делает, готовим документы в суд. Проводится выездное заседание суда, с участием прокурора и адвоката. На этом этапе бывает так, что суд не дает согласия на недобровольное лечение. Наша задача не изолировать, как многие полагают. Мы не тюрьма. Мы лечим пациентов, нуждающихся в медицинской помощи и возвращаем их туда, где они должны быть, в социум – на работу, в семью.

Существует ряд заболеваний, которые эффективно лечатся. Окружающие могут и не сталкиваться с ними в болезненном состоянии. От 15 до 30% людей с психическими отклонениями можно вернуть в строй. Но опять же есть маленький нюанс. Чем раньше мы начнем лечить, тем больший эффект будет от лечения.

Вопрос. Как человеку, у которого ранее не проявлялись какие-либо поведенческие или психические отклонения, понять, что ему пора обратиться за помощью?

У нас отсутствует культура диспансеризации. Люди считают, что если у них ничего не болит, то обращаться не нужно. В психиатрии существуют так называемые приграничные нарушения. В этом состоянии человек может самостоятельно определить, что ему плохо – бессонница, навязчивые мысли, различные страхи. Это начинает человека беспокоить, и он думает, как от этого избавиться. Кто-то налегает на бутылку, кто-то пьет транквилизаторы или обращаются к психотерапевту и невропатологу. Хотя по большому счету - эти симптомы область психиатрии. Они исходят из головы, значит в ней происходит что-то не так. Это уже наша область.

Психотерапия – это одно из узких направлений психиатрии. Большинство наших психиатров владеют психотерапевтическими методами. Поэтому добровольное обращение при неврозах к нам – это уже тенденция.

Вопрос: Насколько состояние, именуемое депрессией, имеет право на существование? Ведь плохое настроение – это не всегда депрессия.

В последнее время, действительно модно любую хандру называть депрессией. Есть просто эмоциональная подавленность и сниженный фон настроения. При этом существует эндогенная депрессия в структуре душевного расстройства. Если у человека в течении дня колеблется настроения – это не значит, что он больной. «Не с той ноги встал», проблемы на работе, дома либо затяжная проблема, которая давит и ее невозможно решить, настроение из-за этого снижается. Но это не повод сразу бежать к врачам и принимать какие-то лекарственные средства. Там, где человек может справиться сам, он должен это сделать. К психиатрам нужно обращаться тогда, когда человек не может справится. Важно не зацикливаться на проблеме, иногда требуется просто отвлечься на свои хобби и увлечения.

Вопрос: То есть терпишь ты неудачи в какой-либо области  - переключись на другую, реализуй себя где-либо еще, и депрессивные симптомы уйдут?

Именно так, сегодня в жизни очень большой уровень стресса, неспокойная международная обстановка, экономическая ситуация не совсем гладкая, как многим бы хотелось. Все это очень давит на человека. И если он живет одними этими мыслями, настроение от этого не повысится, но и проблемы никуда не денутся. Можно только переживать, а можно и что-то сделать и повода для переживаний тогда не будет.

Вопрос: На ваш взгляд какие явления сегодняшней России угрожают психическому здоровью нации?

Нам угрожают не психические заболевания, а отношение общества к ним. Рост душевнобольных он всегда был. Стала лучше диагностика, позволяющая увидеть растущие темпы заболеваемости. Да, она становится выше, но с этим можно справится. Необходимо поменять отношение общества к душевнобольным, чтобы в них не видели прокаженных. Есть ряд соматических инфекционных болезней, несущих большую опасность окружающим, чем наши душевные расстройства. Когда люди поймут, что наши пациенты - это такие же люди, просто у них случилась беда, они заболели, но их можно вылечить и восстановить.

Вопрос: Тем более если они не несут опасности окружающим

У нас, как принято думать: "если лечишься на «Шепеткова», значит сумасшедший". Но существуют особенности личности, развития, поведения. Нельзя то, чего не понимаешь, сразу под психиатрический классификатор подводить. Мы все разные. Наших пациентов не нужно бояться. Душевные расстройства могут настигать любого человека, в любом возрасте. Никто не знает, когда это может приключиться. Если бы мы знали причину многих душевных расстройств, особенно эндогенных, мы могли бы заниматься только профилактикой. Мы можем только предполагать: вот это возникает в результате этого.

Нужно относиться терпимее к лицам, попавшим в поле зрения докторов. Вместо страха и ненависти к ним культивировать элемент сострадания и понимания. Тогда общество станет здоровее. Большинство людей гуманно относится к животным. Люди проявляют к ним заботу, но душевнобольные нуждаются в точно такой же заботе. Но их бояться, а в них ничего нет страшного.

Вопрос: Особенно когда в их число может попасть любой из условно нормальных.

Да от этого абсолютно никто не застрахован. Область психиатрии не может точно определить, в результате чего может начаться душевное расстройство.

Вопрос: Приходилось встречать информацию о наличии в России порядка 20 млн. человек с теми или иными психическими отклонениями. Вы можете назвать, какое количество людей в той или иной степени страдает подобными заболеваниями в Приморье?

Точное число я вам не скажу. Это все-таки информация, охраняемая законом. Но могу сказать, что их очень много. И число их с каждым годом растет. Что касается миллионов душевно больных, также наталкивался на информацию о том, что у нас чуть ли не каждый второй-третий страдает. Драматизировать не нужно. В чьих интересах озвучивать такие данные? Чтобы показать, что у нас здесь все сумасшедшие что ли? Цензуру сняли, но иногда ее нужно оставлять, чтобы безнравственная информация не вылетала.

Вопрос: Но вы ведь, как специалисты, можете давать информацию в противовес и опровергать недостоверные данные.

Некоторое время назад на в одном издании появилась непроверенная информация о том, что у нас в больнице на работника напали с ножом и порезали. Все перепечатали, кому не лень – уже о том, что с бритвой напали.

Стали разбираться - не было никакой бритвы! Произошла стычка, напал больной, но такое бывает. У нас врачи за вредность получают надбавку и большой отпуск в 75 рабочих дней, не за просто так - иногда происходят конфликтные ситуации. Но СМИ раздули, словно у нас в больнице "Техасская резня бензопилой" произошла. Таким образом в массах культивируется желание смаковать подобную чернуху. Это не то что запрещается, а даже поощряется. 

Вопрос: Говоря о таком явлении, как рецидивы, существует ли тенденция всплеска душевных расстройств в определенный период?  К примеру, в Японии принято считать, что с цветением сакуры возрастает число самоубийств. А у нас фиксируются какие-либо сезонные явления?

Всегда раньше считалось, что период "весна-осень" это рост обострений психических заболеваний. Но такая трактовка была в те времена, когда не было препаратов, создающих длительную ремиссию. Технология была такая: человек лечится в больнице два-три месяца и его выписывают в диспансер на амбулаторное лечение, а без потребления препаратов оно, как правило бесполезно. Перестал принимать лекарства - обострение. И такие ремиссии длились по квартально - дома - в больницу. Таким образом обострения  чередовались весной и осенью.


Сегодня препараты очень эффективные, длительного воздействия, качество лечения намного выше. И таких рецедивов с увязкой к определенному сезону уже нет. Бывает, что ремиссия - период выздоровления длится годами.

Вопрос: Насколько употребление алкоголя способствует развитию психических расстройств?

Алкоголь как таковой не является причиной роста психических заболеваний.

Вопрос:  Максим Николаевич, могли бы озвучить задачи, стоящие перед приморской психиатрией, которые необходимо решить в ближайшей перспективе?

Существуют стратегические и тактические задачи. Первые решает государство, и оно уже начало это делать, например запланированное выделение  средств на достройку психиатрической больницы в Приморском крае. 


Другую проблему мы решаем уже самостоятельно. А именно - децентрализация прохождения медицинского заключения для выдачи различных справок на получения оружия или на вождение. Отправлять за этим весь людской массив в одно место, считаю не гуманно. Поэтому уже сейчас мы открываем свои медицинские кабинеты в других учреждениях здравоохранения. Тем самым мы сделаем свои услуги доступнее для населения.

Самая главная задача, стоящая сегодня перед нами - это смена вектора отношения к психическим расстройствам. Когда это произойдет больные не будут чувствовать себя ущемленными. Например, в советские времена были лечебно-трудовые мастерские, занимались реабилитацией пациентов. Сейчас этого нет и мы вынуждены больных к выходу в активную жизнь, готовить самостоятельно.

Андрей Горюнов