Корреспондент DEITA RU посетил Краевую клиническую психиатрическую больницу во Владивостоке и выяснил, каково это постоянно работать с душевнобольными людьми и самому не сойти с ума.

психбольница

Утро в Краевой психиатрической больнице начинается не с кофе — в 8:00 дежурный доктор кладет на стол заместителю главврача по лечебной части Татьяне Федоровой отчет о поступивших за последние сутки пациентах. На каждого новоприбывшего заводится медицинская карта и личное дело. В этот раз поступило около пяти человек с острой формой психических расстройств. Несколько из них уже не первый раз заезжают «погостить». Одна из таких женщин, состоящая на учете в психоневрологическом диспансере, была найдена  у своих знакомых, где просидела в углу комнаты два дня. Там она проводила какие-то оккультные обряды, рассказывая про религию и порчу. Хозяевам квартиры ее общество, видимо, за двое суток наскучило, и они вызвали скорую, которая привезла ее сюда.

психбольница

Вообще, вся психиатрическая больница состоит из двух мужских отделений, двух женских и одного - принудительного лечения. Раньше пациенты, осужденные за уголовные преступления, жили в одной палате с обычными больными, но недавно их поселили в отдельном здании. «Обстановка внутри коллектива была напряженной. Те, кто неоднократно сидел в тюрьме, пытался навязать свои порядки остальным пациентам, и палата жила, считайте, по уголовным понятиям. Поэтому было принято решение поселить их отдельно», — рассказал главврач больницы Максим Артамонов.

психбольница

Когда думаешь о подобных заведениях, в голове всплывают мрачные кадры из голливудских триллеров. Кажется, что в таких местах жуткие коридоры, обшарпанные стены, зловещий персонал и в припадках бьющиеся о стены пациенты. На деле же техническому оснащению психиатрической лечебницы может позавидовать добрая половина всех поликлиник и больниц Владивостока. Кабинет стоматолога, лаборатория для обработки анализов, здесь больные могут рассчитывать на МРТ, комнаты для осмотров – везде стоит новая техника и сделан капитальный ремонт. На кухне витает приятный запах свежий овощей. «Традиционно на завтрак мы кормим пациентов кашей, бутербродами и подаем какие-нибудь сладости к чаю», — добавил повар больницы.

психбольница

Поднявшись на второй этаж, пройдя через зарешеченные двери и охрану, попадаешь в одно из отделений, где живут душевнобольные. Атмосфера здесь не сказать что гнетущая, но беззаботной ее тоже назвать сложно. Пациенты прогуливаются по коридорам, как правило, по одному, мало кто общается между собой, но больше всего поражает походка и взгляд этих людей. Все движения притуплены, речь заторможенная, а когда смотришь кому-то их них в глаза, то кажется, что в них только пустота. Никакой агрессии или буйных реакций не наблюдается – это понятно, ведь каждый из пациентов под препаратами, которые подавляют любую активную деятельность. Правда, несколько эпилептических припадков у лежащих на кушетках душевнобольных не заметить все-таки не получилось.

психбольница

Палаты выглядят аскетично — двухъярусные кровати, как в армейских казармах, несколько тумбочек, телевизор на стене и кондиционер. Пациенты с уважением относятся к главному врачу, но на нового человека в лице журналиста, который пришел вместе с начальником больницы, смотрят с опаской и недоверием.

психбольница

Наверняка вы приятно удивляетесь любой встрече с человеком, с которым когда-то были хорошо знакомы, но по воле судьбы общаться с ним перестали. А что если, спустя много лет, вы видите его в стенах подобного учреждения, но не в рядах медицинского персонала, а среди больных? Так получилось, что корреспондент встретил своего товарища по университету, некогда веселого и энергичного парня, а ныне – человека с шизофренией, томным взглядом и поломанной судьбой.

психбольница

Главный врач краевой психиатрической больницы Максим Артамонов поделился мнением, что к нему в больницу невозможно поступить без явных признаков психических отклонений: «У нас есть несколько фильтров: первый – это осмотр врача скорой помощи, во время которого он определяет, опасен ли пациент для себя и окружающих или нет. Если никаких угроз не выявлено, то, естественно, никто забирать человека не станет. Второй фильтр – это осмотр врачом приемного отделения нашей больницы. У нас есть такое понятие, как отказ от госпитализации. Если, например, поссорилась девочка с мальчиком, сказала, что вскроет себе вены, то принять ее мы сможем только в том случае, если докажем, что ее поведение является психическим расстройством, а не демонстрацией или депрессией. К сожалению, душевнобольных сегодня гораздо больше, чем мест в нашем учреждении, поэтому мы не можем забирать людей без ярко выраженных отклонений».

психбольница

Из курьезных случаев Максим Николаевич часто вспоминает, что с завидной регулярностью многие пациенты, которые живут в обычных палатах без охраны и решеток, сбегают из больницы через окно. «Псевдопобеги — это вообще характерная черта наших больных. Такие люди любят быть на виду, хотят быть эпатажными и, чтобы привлечь к себе внимание, по простыням спускаются со второго и третьего этажа. Один из таких пациентов зимой спустился в пижаме и тапочках, побегал полчаса по улице и попросился обратно. Специфичный контингент у нас, сами понимаете».

Максим Низкодубов