Корреспондент DEITA.RU отправилась автостопом до Восточных Саян из Владивостока и рассказывает о своих приключениях. 

А теперь – немного о самых сложных моментах автостопа. На третий день мы без особых приключений проехали Еврейскую автономную область, в которой мне не запомнилось абсолютно ничего. А со счета автомобилей я сбилась уже на подъезде к Амурской. Могу только сказать, что их было много: сельские грузовички и рабочие «буханки», огромные фуры и вместительные тойотовские универсалы. Один раз нам даже удалось «застопить» автобус. Увидев, как серебристый рейсовый гигант сворачивает на обочину, мы начали ускоренно махать руками, мол «проезжай, нам не по пути». Но внутри кто-то очень настойчиво продолжал жать на гудок, и мы подались вперед, чтобы еще раз сообщить водителю, что собираемся оставаться на трассе. К нашему удивлению, автобус оказался пустым, а водитель – обычным перегонщиком, приветливо и с акцентом пригласившим нас войти.

Саяны

Всю дорогу в салоне играл сборник «блатного» шансона, некоторые песни я уже начинала узнавать и невольно подпевать. Вообще первое, к чему надо быть готовым, путешествуя автостопом, –  слушать такую музыку на протяжении всего пути. Не переживайте, это кажется ужасным только первые пару дней, после поездки вы точно сможете скачать любой «зоновский» альбом и найти в нем как минимум две песни, текст которых будет вам до боли знаком.

Саяны

Согласно моей субъективной статистике, 60% композиций приходятся именно на описанный выше жанр. Почему? Всё очень просто: это – основной репертуар дальнобойщиков, а если уж вам посчастливилось стать их попутчиком, дорога наверняка предстоит долгая. Ещё 30% занимает попса из утренних маршруток: «Имя любимое твое – твое именно» и иже с ней. И десятая часть может варьироваться в своем содержании, но в нашем случае это были преимущественно частушки с нецензурной лексикой или Лепс. И, как вы поняли, последнему я была несказанно рада.

Саяны

Вторая опасность – некомфортная (возможно, очень) поездка. «Лучше плохо ехать, чем хорошо идти» –  таков девиз каждого австостопщика, он же – источник их страданий. Худшее за всю поездку случилось с нами в Амурской области – 400 км на «КамАЗе». Нет, я ничего не имею против отечественного автопрома, меня даже не напугали жесткие сидения с нулевой амортизацией, но двигатель под ногами жарил так, словно тебя опустили в самое жерло пылающего костра. Окна были открыты настежь, а я всеми силами пыталась подтянуть колени к подбородку, чтобы позволить холодному ветерку облегчить мои мучения. Позже я узнала, что большие машины могут быть очень удобными, но в тот момент я была уверена, что ни к одному дальнобойщику и ни за какие коврижки не сяду.

Здесь же, в Амурской области, нам сказочно повезло. Уже в кромешной темноте мы стояли под единственным фонарем, дрожа от холода в пуховиках и перчатках, без всякой надежды. Как вдруг у моего носа замаячил желтый свет поворотника, а затем я разглядела потрепанный «Куб». Он стал одним из знаковых персонажей нашей истории – всю ночь мы ехали 700 км в обнимку с четырьмя огромными мешками картошки и не меньшего размера рюкзаками.

Саяны

Так я подвожу вас к третьей отличительной особенности автостопа по России. Между Хабаровском и Читой – 2000 км ничего. Никаких крупных поселений, в ночное время суток – никакого света фонарей и никаких машин. Только горящие леса, посторонние звуки в лесу и выкалывающая глаза темнота. Пару раз мы застали ночевку на трассе, но об этом – в другой раз. В этот нас спозаранку выкинули у поворота на пгт Ерофей Павлович, где, кстати, находится самое цивильное придорожное кафе на всём пути до Иркутска (а еще здесь принимают оплату картами) и пост ГАИ.

Саяны

Четвертое, что нужно знать – на подъезде к Забайкальскому краю начинаешь замечать, как взгляд не улавливает больше обилия хвойных пород, потому что в глазах теперь рябит от тонких бело-черных стволов. Густые заросли сменяются редким подлеском, а позже и вовсе исчезают, открывая взору бескрайние величественные степи. Лучшие рассветы и закаты на всём пути мы наблюдали именно в Забайкалье: здесь с мыслями происходят что-то волшебное. Ты умиротворенно любуешься заходящим солнцем, стреляющим лучами в кабину автомобиля, а в голове без умолку играют патриотичные песни группы «Любэ». Глядя на гектары пустующей земли, не можешь вполне осознать масштабы громадной родины, но в этот момент никто не сможет убедить тебя в том, что пройденные трудности не стоили этого. Потому что все внутри ликует от девственной красоты, представшей вдруг в мягком свете уходящего дня.

 Мария Терещенко