18+
5 декабря 2016, понедельник
Важно
Приложения
ПолитикаИнтервьюДальний Восток14 октября 2010, 12:12печать

Эксперт: "России и Японии нужно учиться смотреть друг на друга без подозрения"


Территориальный спор не должен мешать экономическому сотрудничеству
О проблемах, возможностях и перспективах двустороннего сотрудничества наших стран рассказал кандидат экономических наук, профессор, координатор программ центра исследований АТЭС и АТР ДВГУ Тагир Хузиятов.
 
Нужно выходить на более глубокий уровень
— В прошлом году количество торговых сделок между Россией и Японией резко сократилось из-за мирового финансового кризиса. В настоящее время японские компании ищут новые возможности, товары, услуги, чтобы погасить его влияние и диверсифицировать торговлю. С другой стороны, есть компании, которые живут не только текущей ситуацией, а заглядывают в далекую перспективу. В этом смысле показательно появление в Приморье представительств японских префектур, особенно расположенных на побережье Японского моря. Это центры поддержки бизнеса префектур Симанэ, Ниигата, Тоттори, Тояма. Это существенное содействие бизнесу со стороны государственных органов. Если курс на инфраструктурное и информационное обеспечение деловых связей продолжится, то можно будет говорить и о существенных сдвигах в наших отношениях.
 
— О каких конкретно сдвигах?
— Например, один из ключевых сегментов наших отношений — сырьевой сектор. Мы продаем в Японию уголь, нефть, сжиженный природный газ. Чаще всего наши связи сводятся к довольно примитивной форме купли-продажи. А в идеале хотелось бы видеть взаимодействие на более глубоком уровне, чтобы продавец и покупатель являлись настоящими партнерами на всех этапах производства. Мы заинтересованы в том, чтобы работать плотнее — включая научные исследования и разработки, внедрение современных технологий, поставки оборудования и т. п. Когда поставщик и покупатель связывают друг друга не только обязательствами по договору купли-продажи, но и сотрудничеством по всей производственной цепочке, их отношения становятся гораздо более стабильными и доверительными.
 
— Стоит ли надеяться на строительство в Приморье завода по сборке японских автомобилей?
— Несколько месяцев назад премьер-министр Владимир Путин предлагал альянсу «Рено-Ниссан» подумать над созданием сборочного предприятия на Дальнем Востоке. Пока серьезного отклика на предложение нет. Минус в том, что большая территория от Тихого океана до Урала слабо заселена. Для крупных компаний эта территория не самая привлекательная. Но жизнь меняется. Если мы будем прилагать усилия — например, улучшать транспортную доступность, качество транспортной инфраструктуры, то автомобили можно будет быстрее и с меньшими издержками довозить до потребителя. Соответственно, территориальная разбросанность потенциальных потребителей не будет восприниматься негативно. Первая ласточка — «Соллерс» — уже есть. Этот пример показывает, что сборочные предприятия в Приморье функционировать могут. Да, производства будут небольшие, но рынок есть. Думаю, в обозримом будущем здесь может возникнуть завод по сборке тяжелой техники. Это может понадобиться для разработки полезных ископаемых, поэтому и является перспективным направлением.

Искать новые сферы взаимодействия
— Как только стало известно, что саммит АТЭС в 2012 году будет проходить во Владивостоке, японские компании начали проявлять интерес к проектам, которые здесь реализуются, и к программе развития Востока России в целом. Другое дело, что, возможно, есть некоторое неудовлетворение масштабами участия, ведь страна, реализующая на своей территории крупные проекты, заинтересована в привлечении, прежде всего, собственных предприятий. С другой стороны, есть конкуренция среди иностранных компаний — в числе участников наших великих строек есть китайские, южнокорейские, французские и даже мексиканские компании. Вопрос не только в ограничениях доступа, но и в конкурентоспособности той или иной компании, японской в том числе.
Что может и должна предоставить российская сторона, так это правдивую, точную и актуальную информацию: какие проекты реализуются, в какие сроки, участвует ли в них государство и т. п. Сейчас, по мнению японцев, здесь еще есть «белые пятна». Но в то же время уже имеются позитивные примеры: поставка японскими компаниями спеццемента для строительства моста через бухту Золотой Рог, комплектующих для моста на остров Русский, газотурбин для электростанции... Есть надежда на расширение сотрудничества на объекты, напрямую с саммитом не связанные: расширение нефтепорта в бухте Козьмино, планы по строительству нефтеперерабатывающего предприятия, газохимического производства, энергетических объектов. У японского бизнеса, имеющего колоссальный опыт и отличные технологии в этих сферах (особенно в строительстве объектов энергетического профиля и производстве энергоэффективного оборудования), в нашем крае большие перспективы.
(Кстати, буквально несколько недель назад в Москве представитель японского минэнерго Масуяма Тосикадзу выразил в Москве готовность японской стороны построить ветряные электростанции на острове Русском. — Прим. авт.)
В 2008 году двусторонний оборот в торговле между нашими странами удалось увеличить до 30 млрд долларов. Но 2009 год показал, что основа российско-японской торговли не очень прочна, торговый оборот сократился почти в 2,5 раза. Да, кризис. Но ведь у нашей торговли слишком мало опорных точек! Например, автомобили. С точки зрения стабильности «монокультурная» торговля — это плохо. Японский экспорт резко упал, когда Россия подняла пошлины. Упал и экспорт российского леса в Японию после повышения экспортных пошлин. Многие предприятия с обеих сторон оказались к этому не готовы. Сейчас стоит искать новые сферы взаимодействия. А центры по поддержке бизнеса и представительства префектур — важный элемент инфраструктуры поддержки двустороннего сотрудничества.
 
— А для приморских бизнесменов эти центры представляют реальный интерес?
— Пока многие об этих представительствах знают поверхностно, да и не так много времени прошло с их открытия. К тому же есть стереотипы: мол, в Японии всё дорого, консервативно, а требования завышены. Вовсе нет. На российской территории, в частности, в Приморье, мог бы пользоваться спросом опыт японцев в малоэтажном строительстве. Япония сейчас, как это ни странно при ее малых территориях, делает ставку на развитие сельского хозяйства. Тенденция к экспорту экологически чистых продуктов в наш край есть. Да, сейчас это дороговато, но для определенного слоя покупателей — вполне перспективный сегмент. Можно перечислять много товаров, где японцы могли бы составить конкуренцию китайским или корейским товарам — не в цене, но в качестве. А, скажем, у нас есть предприятия, которые по заказу японской стороны выращивают так любимую жителями Страны восходящего солнца тыкву. Так что, если подумать, то сфер взаимодействия можно найти массу.

Избавляться от стереотипов
— В 80-х годах прошлого века Япония активно использовала Транссибирскую магистраль для перевозки грузов в Европу. Сейчас предпочтение отдается морским портам Санкт-Петербурга, Новороссийска…
— Вы правы, в свое время Япония была основным потребителем транспортных услуг на Транссибе. У нас тогда всё было в руках государства, требования были жесткими, механизм железной дороги работал как часы. И все были довольны: и поставщики, и покупатели, и перевозчики. В начале 90-х всё стало рассыпаться, начался «парад суверенитетов», вместо государственной судоходной компании появилось много частных, порты акционировались, на месте единого портового оператора появилась тьма-тьмущая больших, малых и средних компаний, которые неизвестно чем занимались. Для грузоотправителя получилась какая-то мозаика, каждый элемент которой хочет получить прибыль. Так, конечная цена перевозки груза из Японии в Европу возросла, надежность упала. А ведь тогда даже не было возможности следить за местонахождением вагонов в режиме реального времени! Система охраны также почти развалилась. Всё это отпугнуло перевозчиков от Транссиба. Транзит стал мизерно малым.
Впрочем, сегодня интерес к железной дороге у японской стороны есть. И многие компании, прежде всего, логистические, активно работают с нашими транспортниками: и с РЖД, и с портовиками, и с различными интермодальными перевозчиками на предмет стабилизации сквозного тарифа и более четкой координации деятельности всех участников процесса. Можно сделать тариф, который будет повыше, чем трансокеанский, но взамен предложить надежность и скорость. И всегда найдется какой-то сегмент груза, для которого это сочетание будет оптимальным. Другое дело, когда называют такие цифры транзитного потенциала Транссиба, как 250, 500 тысяч контейнеров в год — кто-то даже фантазирует про миллион контейнеров, нужно включать критическое мышление. Да, наверное, мы можем и миллион контейнеров перевезти. А за счет чего? Тогда просто нужно будет «растолкать» с Транссиба по разным полустанкам все традиционные грузы — уголь, лес, зерно, поскольку контейнерные поезда полагается проводить в ускоренном режиме. Если мы это имеем в виду, то надо быть очень осторожным. А если мы имеем в виду техническую модернизацию и оптимизацию управления не только на РЖД, но и в портах, на таможне, в других областях, что улучшит пропускную способность всего транссибирского маршрута, тогда мы сможем уплотнить движение так, что часть контейнеропотока сможем перетянуть на железную дорогу. Но не стоит фантазировать: конкуренции морским путям тут не будет. Хотя бы потому, что контейнеровоз берет на борт 12 тысяч контейнеров, а поезд, скажем, 150.
Кстати, из перечня проектов, который Россия в прошлом году передавала Японии, были выделены проекты транспортной инфраструктуры и порты в первую очередь. В частности, поскольку у наших соседей всегда есть потребность в каменном угле, который они пока что возят из неблизкой Австралии, есть заинтересованность в развитии угольных терминалов в порту Восточном, в Ванино.
 
— Корректно ли рассматривать экономические отношения между нашими странами через призму «северных территорий»?
— Японское правительство какое-то время придерживалось принципа неразделения политики и экономики. Потом оно от этого отошло. Официально эти два поля разделены. Но подспудно наличие определенной политической напряженности сказывается и на экономике. Сложно разрешить всё одним махом. Но нам надо учиться смотреть друг на друга без подозрения, без исторически сформировавшихся клише… Искать то, что нас сближает. Чем больше «похожестей» будем находить, тем больше будем сближаться. Думаю, что стратегически мы очень нужны друг другу.
 
"Дальневосточные ведомости"
ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.6864.15
EUR:67.6268.47
CNY:92.3693.22
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Политика»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика