книга сирень и война
Источник изображения: DEITA.RU

«Сирень и война» — книга воспоминаний японки Ёнэко Тоидзуми о событиях, свидетелем и участником которых ей суждено было стать: рассказ о Владивостоке, о Манчжурии, о судьбах людей и государств начала ХХ века. 20 лет назад книга была издана в Японии, и вот её полный перевод вышел на русском языке. Книга «Сирень и война» презентована в музее им. Арсеньева, во Владивостоке – в городе, который Ёнэко любила, сообщает DEITA.RU.

История перестаёт быть безликой наукой, когда мы узнаём о живых человеческих судьбах. О том, как жили люди, что переживали и чувствовали, как радовались и горевали. Книга «Сирень и война» захватывает событиями. Маленькая девочка Ёнэко приехала из Японии во Владивосток в 1921 году. Здесь она росла, училась, любила, через знакомых и близких людей пережила тяжелейший период репрессий. Затем Манчжурия, 1945 год, война…

Эта книга ценна свидетельством. Здесь нет сухих документов, здесь живые чувства Ёнэко, её реакция на события, рассказ из нутра жизненных ситуаций, в которые были сведены вмести люди и государства. «Сирень и война» заполняет пустоту наших знаний и пониманий: как жили в те непростые времена обыкновенные люди. Ведь свидетельств тому мало, очень мало. Документы ещё сохранялись, а вот люди предпочитали молчать.

На встрече в музее Арсеньева было сказано много доброго о книге и её авторе, Ёнэко Тоидзуми, которая одинаково бережно относилась как к своей родной земле – Японии, так и к земле владивостокской. Были на встрече и люди, знавшие её лично.

Генеральный консул Японии во Владивостоке господин Касаи Тацухико выразил сожаление, что лично Ёнэко Тоидзуми не знал. Он поделился тем, что, вступив в должность, интересовался историей Владивостока, прочёл много исторических книг, в том числе и «Сирень и война». Для русского издания господин Касаи Тацухико написал, что Япония и российский Дальний Восток очень близки географически и исторически. Географически нас разделяет только море. А в истории наших стран есть как хорошие события, так и сложные.

«Сам сюжет судьбы Ёнэко Тоидзуми соединяет Японию, Владивосток, Манчжурию и снова Владивосток. Этот круг чрезвычайно важен для нас, важен для Владивостока. У нас не было прежде такого издания на русском языке, который сплетает воедино период 20-х – 30-х годов, становление советской власти, затем период «большого террора», войны и, наконец, военных событий в Манчжурии 45-го года. История войны в Китае, в Манчжурии — это абсолютно белое пятно. Было что-то написано в советское время, но, по крайней мере, с эмоциональной стороны они не достоверны и не точны. «Сирень и война» — документалистика, пронизанная эмоциональным ощущением истории», — высказался старший научный сотрудник музея Арсеньева, литературный критик Александр Лобычев.

О исторической важности изданной книги сказал и Виктор Горчаков. Он выразил уверенность в том, что она будет интересно читаться, и при этом вызовет споры, особенно у людей старшего поколения живших здесь. «В любом случае, это очень хороший вклад в развитие российско-японских отношений и понимания людей разных национальностей, разных культур, разных традиций», — это мнение учёного, политика Виктора Горчакова.

«Идея полного издания «Сирень и война» прозвучала несколько лет назад на презентации книги Зои Моргун «Японская мозаика Владивостока», — рассказала продюсер проекта Марина Баринова, — музей Арсеньева нас поддержал, мы благодарны за это». Совместно с Приморским государственным музеем имени Арсеньева и профессором-японоведом Зоей Моргун Марина заполняет «белые пятна пустоты», издавая японскую линию книг об истории Владивостока.

Книга воспоминаний «Сирень и война» читается интересно. Она раскрывает человеческую сторону непростых, во многом тяжелых страниц истории – и это не безликие страницы, это человеческие судьбы. Те, кто знал Ёнэко Тоидзуми, говорят о ней как о скромной, но волевой женщине, не сломавшейся под тяготами жизненных невзгод. Она сохранила интерес к жизни и в преклонном возрасте оставалась деятельной и обаятельной. Ёнэко Тоидзуми ушла из мира в 2009 году, не дожив неделю до девяносто семи лет. «Сирень и война» — её дар всем нам, и русским, и японцам, чтобы знали и помнили.

Ирина Павленко