18+
6 декабря 2016, вторник
Важно
Приложения

"Дайте мне спасти сына"


Отец одного из участников группы, причастной к нападению на милиционеров в Приморье, обратился к Президенту

10 июня 2010, 10:20, Дейта.  

"Русская служба новостей" выпустила интервью с Владимиром САВЧЕНКО - отцом 18-летнего Романа Савченко, входящего в группу, разыскиваемую правоохранительными органами.

И.ИЗМАЙЛОВ: Владимир Николаевич, вы говорите о том, что необходимо начать переговоры. А попытки были?

В.САВЧЕНКО: Попытки были. Я когда узнал о ситуации, что якобы мой сын находится в группе людей, которые выразили протест таким образом против действий сотрудников милиции, но я не нашел сына. Я не смог с ним ни встретиться, ни увидеться, понимаете. Когда я увидел, что собрали много сотрудников милиции, у меня была просьба такая, что если блокируют их, чтобы дали мне возможность с ними поговорить, чтобы они сдались. Чтобы узнать, из-за чего все это произошло, почему пацаны пошли на такой шаг.

И.ИЗМАЙЛОВ: Сейчас они блокировали. И, тем не менее, вас не привлекли пока?

В.САВЧЕНКО: Мне сказали, что они не знают, где они находятся. Когда я увидел по телевизору, услышал, что дан приказ стрелять на поражение, я обратился в средства массовой информации, и московские, к президенту обратился, чтобы отменили этот приказ. Чтобы нас собрали, родителей, и дали возможность нам с ними пообщаться. Я понимаю так, мне уже шестой десяток идет, их хотят уничтожить, чтобы никто не узнал правду, из-за чего все произошло. Правда простая – беспредел российской милиции, в частности, в Кировском РОВД.

И.ИЗМАЙЛОВ: Владимир Николаевич, мы к этому вопросу вернемся. Вы в правоохранительные органы не обращались с предложением помочь в этой ситуации? Сейчас, когда говорят о спецоперации блокирования?

В.САВЧЕНКО: Вы взрослый человек, как вы думаете, я – отец своего сына, конечно, обращался. Я просил сотрудников УБОПа, что если вдруг блокируют, пригласите меня, не стреляйте. Дайте мне с ними поговорить.

И.ИЗМАЙЛОВ: А что они вам сказали?

В.САВЧЕНКО: Ну, да, да, да… и тишина. И буквально, чтобы вас не обмануть, я где-то три часа назад общался с сотрудником УБОПа, он говорит, что мы не знаем, где они находятся. Я говорю «Виталий, будь любезен, пожалуйста, если вдруг что-то, дайте мне возможность с ними поговорить», я уговорю их, чтобы они сдались, чтобы объяснили, из-за чего вся эта канитель идет, почему они пошли на такой шаг. Потому что они пошли на такой шаг, чтобы привлечь внимание общественности, чтобы прекратить беспредел этот, который у нас творится в районе.

И.ИЗМАЙЛОВ: Расскажите поподробнее, что это за беспредел.

В.САВЧЕНКО: По телефону я вам говорить не буду. Завтра прилетает корреспондент из Москвы. Я обратился к президенту, чтобы он отменил приказ стрелять на поражение. У меня уже сил нет больше терпеть это все. Чтобы мне дали возможность разговаривать с моим сыном и с этими мальчишками, которые взялись за оружие. Я корреспонденту этому все объясню. Я сведу его с людьми, которые пострадали от рук сотрудников милиции. И пускай разбирается Москва.

И.ИЗМАЙЛОВ: Владимир Николаевич, как вообще образовалась, не знаю, можно назвать это бандой, что объединило молодых людей, кто другие участники?

В.САВЧЕНКО: Я не знаю, как она организовалась, там все пацаны, которые пострадали от рук сотрудников милиции. Они все пострадавшие. И мой сын в том числе. Кто их организовал, я не знаю. И поэтому, я думаю, что приказ дан стрелять на поражение, чтобы мы и не узнали, кто их организовал. Но виновность любого преступника должен доказать суд. И судить, если виноват, пускай сидит, а не так – уничтожить и концы в воду.

И.ИЗМАЙЛОВ: Они пострадали от милиционеров какого-то одного, местного отделения?

В.САВЧЕНКО: Конечно, Кировского РОВД.

И.ИЗМАЙЛОВ: А вам известна фамилия Муромцева, который сейчас в прессе часто мелькает, и от имени которого письмо пришло в это Кировское РОВД?

В.САВЧЕНКО: Я про него не знаю. Сухорада – я с его отцом учился в школе. Ковтуна отца я тоже прекрасно знал, царствие ему небесное. Кириллов, мальчишка, который сейчас сидит в камере, его задержали, что с ним делают, я не знаю, прекрасно знал – непьющий, некурящий, ничего. Но он тоже был пострадавший от рук милиции, избивали. Мой сын тоже был избит сотрудниками милиции. И пока я приехал, уже было поздно. Мой сын уже ушел в эту группировку.

И.ИЗМАЙЛОВ: Как это получилось? Его за что-то задержали?

В.САВЧЕНКО: Его пригласили на беседу по поводу кражи у моего бывшего родственника, могу фамилию озвучить – Крафенук Николай Яковлевич. Тот написал заявление, что кто-то подошел к нему и сказал, что якобы на этой краже видел моего сына. Его взяли сотрудники милиции на беседу и там его избили. Напугали, что посадят в газовую камеру в противогазе, и он расскажет все.

И.ИЗМАЙЛОВ: А вы после этого сына не видели?

В.САВЧЕНКО: Я с ним разговаривал, говорю «Сынок, почему ты скрывался?». Он говорит «Я боялся». Я говорю «Рома, сейчас все следы побоев сошли, так бы поехали к судмедэксперту». Он говорит «Пап, бесполезно обращаться в прокуратуру, потому что когда меня били и зашел какой-то офицер милиции, он сказал «что вы делаете, и так жалобами прокуратуру закидали про истязания в милиции». А ему ответил Безубренко и Скиба (такие сотрудники в милиции есть), говорят «чего ты переживаешь, у нас с прокуратурой все схвачено, пускай жалуются, сколько хотят, никуда дальше не уйдет». У нас народ затерроризирован сотрудниками милиции.

И.ИЗМАЙЛОВ: И после этого он ушел из дома?

В.САВЧЕНКО: Он остался дома. Я уехал опять на саммит работать во Владивосток. И мне звонят сотрудники милиции: ваш сын попал в нехорошую компанию, якобы он замешан в этом деле. Это долгая история, из-за водки. Никто не знал, что я эту водку продал. Водка моя как будто бы. Водка была обнаружена с ними. Я говорю сотрудникам милиции «эту водку я продал, она была моя, но сейчас она не моя, ей пользуется другой человек, причем тут мой сын?». А когда я услышал, что приказ стрелять на поражение, я обратился в СМИ, к президенту, чтобы отменили этот приказ, чтобы дали нам возможность пообщаться с людьми, которые там находятся. Мы все-таки родители.

И.ИЗМАЙЛОВ: Владимир Николаевич, еще один вопрос. В прессе пишут о возможности некоего передела сфер влияния и называют организаторов этой группы. Организатор якобы вот этот Муромцев собрал молодежь, и на самом деле цель – не бороться с милицией, а какой-то лесной бизнес называется, еще есть версии?

В.САВЧЕНКО: Это все гон. Никто не переделит сферы влияния лесного бизнеса. Вы приезжайте сюда, я вам все объясню, кто управляет лесным бизнесом и кто его крышует. Кто занимается наркобизнесом и кто его крышует. Пофамильно. И там замешаны сотрудники милиции. Что за бред? И дети знают, видят все это дело. Видят, как старики, то есть мы, родители, уродуются, чтобы заработать копеечку, чтобы наш ребенок жил не хуже других. Он говорит «Папа, ты чего, дурак, что ли, поехал на этот саммит, на этом китайском самосвале жизнь свою гробить. Когда вон они чего вытворяют». Бедному крестьянину негде взять щепку, чтобы печку протопить, а они машинами сопровождают лес деловой на экспорт.

И.ИЗМАЙЛОВ: Сотрудники милиции в том числе?

В.САВЧЕНКО: Конечно. Мне пообещали, что московский корреспондент приедет, я ему все расскажу.

И.ИЗМАЙЛОВ: Владимир Николаевич, еще такая версия есть – национализм. Что ребят организовал какой-то националист.

В.САВЧЕНКО: Это я не отрицаю. Я не могу сказать, потому что мне бы с ними пообщаться, чтобы они сказали, из-за чего это все. Но на данный момент, я искал своего сына, ездил и по тайге, и по поселкам, тут в Кировском районе все объехал, что можно было. Разговаривал с людьми – с мальчишками, со взрослыми. И национализм тут присутствует. В каком смысле, я вам объясню. То, что наше руководство продает все армянам, чеченцам, но русскому Ивану ничего тут не светит. Русские просят «дайте нам клуб, мы сделаем заведение». Не отдают. Армянин подошел, деньги заплатил – ему отдали. Как это понимать? Весь район об этом знает и все молчат. Потому что все боятся. Сотрудники милиции нашего Кировского района запугали все население. Меня не напугать, мне терять нечего. Я обращался на московскую радиостанцию, меня спросили: ваши действия, если ваш сын погибнет. Я сказал, что я не знаю. Он остался у меня один-единственный. У меня один сын погиб в застенках этой милиции. Сейчас второго уничтожат. Что я должен делать, вы мне скажите. Вы как отец, что делали? Дайте мне возможность спасти сына. Дайте с ним побеседовать. Если он не сдастся, тогда никаких претензий к власти не будет. Но если его тупо уничтожат, я тогда не знаю. Или у меня крыша съедет или я сам возьмусь за ствол. А стволов у нас в тайге хватает, слава богу.

И.ИЗМАЙЛОВ: Спасибо вам, Владимир Николаевич. Держитесь.

В.САВЧЕНКО: У меня надежда одна – на президента и на разум нашего генералитета, который находится во Владивостоке, в управлении, что они отметят этот дебильный приказ и дадут возможность нам, родителями, пообщаться с детьми. Пускай их блокируют и не выпускают, но дадут возможность. Если нет – тогда у нас никаких претензий не будет. Но надо узнать, из-за чего это все началось. И вину должен установить суд, а не выстрел автоматный.

И.ИЗМАЙЛОВ: Спасибо вам, Владимир Николаевич. Удачи вам. Надеемся, что все нормально разрешится.

"Русская служба новостей"

ИА "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:64.1563.92
EUR:68.4767.77
CNY:93.2292.84
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Общество»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика