18+
4 декабря 2016, воскресенье
Важно
Приложения

Губернатор: В Приморье будут строиться офшорные суда и платформы под арктические проекты


О кличке Миклушевского и отношении к нему "приморчан" рассказали федеральные журналисты

13 ноября 2012, 10:31, Дейта. «Освоился, освоился», — смеется Владимир Миклушевский, когда мы ему задали вопрос, как ему живется в роли губернатора края. «Значит, уже с полной ответственностью можете отвечать за все дела в крае?» — не отстаем мы. «Я с первого дня отвечаю за все с полной ответственностью!» — Миклушевский резко переходит на серьезный тон. Видно, как он изо всех сил хочет показать, что он другой, не такой, как прежний губернатор Сергей Дарькин. Стол Миклушевского завален кипой бумаг, у Дарькина он был абсолютно чистым, а посередине красовалась большая статуэтка — бронзовая римская колесница. И рядом — фотография его жены. У Миклушевского фотографии супруги не видно.

Очевидцы рассказывают, что Дарькин предпочитал директивное, почти силовое управление, принимал решения сам, а Миклушевский всегда слушает других, решения принимает с оглядкой, медленно. Он везде подчеркивает свою интерактивность: то с блогерами, то с журналистами, сам постит в социальных сетях. Жители Приморья присматриваются и пока не понимают, чего именно можно ждать от приезжего. За его любовь к гаджетам уже прилепили ему кличку Вова Три Айфона. Да и не все его речи нравятся приморчанам: «Говорит очень много, особенно про мультипликатор. У нас так не принято». «Про кличку знаю», — улыбнулся Миклушевский и стал рассказывать о перспективах развития региона. Слово «мультипликатор» действительно одно из любимых — мы убедились.

— За Приморьем давно закрепилась репутация криминального региона. Это связано с предприимчивостью населения?

— Нет. Вы правильно сказали, что скрывать: был в Приморье криминал во власти, были и разные коррупционные схемы. Разное было. Для меня принципиально поменять бренд региона. Мы плотно занимаемся ребрендингом. Приморье больше не должно ассоциироваться с образом «краб, икра и криминал». Приморский край — это регион новых технологий и возможностей — «окно России в Азию». Согласно социологическим исследованиям, удовлетворенность жителей результатами саммита АТЭС составляет 80%. Это отличный результат.

— Но безработица в регионе держится на том же уровне, цены на продукты высоки, жилье дорогущее. Вот вам жизнь после саммита.

— У меня абсолютно другое мнение. Я живу в Приморье два года и очень тонко чувствую настроение. Что касается цен, то они, к сожалению, везде растут. Хотелось бы, чтобы они падали, но нет же. Надо развивать конкуренцию. Работаем над этим. Это вопрос системный, не быстрый, за полгода не решишь.

— Рассказывают, что вы себя сами предложили на должность ректора Дальневосточного федерального университета. Что это вас на Дальний Восток понесло?

— А я и не скрываю, что приехал в Приморье по личной инициативе. Когда я в МИСиСе работал, то занимался строительством обогатительной фабрики в Читинской области. Часто туда ездил. И так меня затянуло, что, когда проект кончился, грусть появилась. И когда Андрей Александрович [Фурсенко, тогда министр образования, у которого Миклушевский работал заместителем] направил меня с Александром Дмитриевичем [Жуковым, тогда вице-премьер] в командировку во Владивосток, я влюбился в университет. Я сразу понял: проект интересный — и я его могу сделать. К тому времени ректора уже два года искали. Я быстро принял решение, с семьей посоветовался и попросился на пост ректора ДВФУ.

— А как же в губернаторы попали?

— Было соответствующее предложение президента.

— В Приморье за последние три года благодаря саммиту АТЭС вложена беспрецедентная сумма — почти 700 млрд руб. Как вы будете распоряжаться полученным? Надо же сделать так, чтобы добро не пропало.

— Давайте лучше начнем — что Приморью дал саммит?

— Давайте так.

— В подготовку к саммиту инвестировано 680 млрд руб. из федеральных, региональных и частных источников. Но посмотрите, сколько появилось инфраструктурных объектов: аэропорт, взлетно-посадочная полоса, 150 км дорог. Все новое. Два вантовых моста стали доминантой города, без них уже нельзя представить Владивосток. Кампус Дальневосточного федерального университета на Русском — нечто удивительное. Это точно лучший кампус в России и, думаю, один из лучших в мире. Скоро закончится строительство крупных объектов: театра оперы и балета и концертно-спортивного комплекса. Много вложено в коммунальную инфраструктуру — построено три очистных сооружения. Сделано полное резервирование воды для города. Раньше периодически летом во Владивостоке были перебои с питьевой водой, теперь проблем нет.

— Да. Вы отличное хозяйство приняли. Что дальше?

— Я к этому веду. Наберитесь терпения.

— Хорошо.

— Все объекты либо снимают инфраструктурные ограничения, либо делают жизнь в городе более комфортной. И то и другое чрезвычайно важно для привлечения инвесторов. Мы прекрасно понимаем, что мы должны научиться зарабатывать деньги сами, генерировать новые денежные потоки за счет привлечения инвесторов. Очевидно, что таких огромных вливаний, как к саммиту АТЭС, больше не будет. Мы должны найти им замещение. Единственный выход — инвестиции. Ведь именно инвестиции генерируют налоги. Благодаря саммиту город стал комфортнее. Теперь инвестор, приезжая во Владивосток, попадает в удобный аэропорт, не стоит часами в ожидании багажа, по нормальной дороге приезжает в достойную гостиницу.

— Наверное, для инвестора административные барьеры поважнее гостиницы.

— Все важно. Про административные барьеры скажу отдельно. Но, если у инвестора будет важный проект, а он будет жить в гостинице с обшарпанными стенами, поверьте, ему это не будет доставлять никакого удовольствия. Не зря самые современные города и страны, которые умело привлекают инвесторов (тот же Сингапур или Дубай), архитектурному облику города придают огромное значение. От того, что ты видишь вокруг, во многом зависит и твое настроение, и в конечном итоге желание здесь жить и работать.

— Зачем далеко искать положительные примеры? В России есть Калуга, которая без фанатизма занимается архитектурой, но инвестиции привлекают неплохо.

— Я сейчас говорю о модели, к которой стремимся мы. В конечном счете среда, в которой живет человек, очень важна. Трудно мотивировать человека хорошо работать, если ему будет неудобно. Как ни крути, главным ресурсом любой экономики являются люди. А для Дальнего Востока это вопрос непраздный. Население у нас не очень большое — меньше 2 млн человек, и пока фиксируем его отток. К сожалению, это так. Наша задача — добиться положительной динамики, прекратить отток. Мы, кстати, взяли пример с Калуги и делаем собственное агентство по привлечению инвестиций.

— Это будет госкомпания?

— Автономная некоммерческая организация — АНО.

— Какие инвестпроекты вы выделяете? На что рассчитываете?

— Важнейший проект, который я лично курирую, — туристический кластер в бухте Муравьиной. Это одна из пяти игорных зон, утвержденных федеральным правительством. Если говорить о туристическом бизнесе, то весь мир развивается по пути создания интегрированных курортов. Мы хотим двигаться в этом же направлении.

— Сколько туристов хотите в зону привлечь?

— 10 млн туристов в год. Это при том, что в этом году пассажирооборот аэропорта составит 1,5-1,7 млн человек.

— И что, все 10 млн должны в казино приехать?

— Не все, но многие. И это будет не завтра, а через 5-10 лет.

— Но пропускная способность вашего нового аэропорта — 5 млн человек.

— Пропускная способность двух взлетных полос — 20 млн пассажиров в год. А здание аэровокзала, которое сейчас рассчитано на 5 млн человек, легко расширить до 10 млн. Ограничений никаких нет.

— И все-таки не верится, что столько народу поедет в игорную зону.

— Почему не верится? Есть же примеры подобных зон: Макао, Лас-Вегас, сингапурская Сентоза. Это довольно развитые интегрированные курорты. Сама игорная зона занимает далеко не главное место, но она как якорь. В современном туристическом бизнесе доход от игорной зоны составляет от 30 до 40%. Все остальное — другие виды развлечений, например аттракционы, шопинг.

— И вы думаете, что у вас тоже так получится?

— Именно. Мы собираемся привлекать первоклассных игроков рынка. И важно, чтобы они пришли с лояльным туристом. Приморье — уникальное место, а Владивосток — уникальный город. Нет ни одного другого крупного города в России, в часе лета от которого проживало бы 400 млн человек и производилось бы 10% мирового ВВП. Я имею в виду Китай, Корею и Японию. Так что мы ориентированы на въездной туризм, и прежде всего из Северного Китая и Южной Кореи.

— Строительство в игорной зоне уже ведется довольно давно. А когда закончится?

— Казино и первая гостиница уже строятся. Мы завершили запрос на заявки от инвесторов, сейчас их рассматриваем, потом будем продолжать переговоры и выдавать лицензии на игорную деятельность.

— Так первые туристы когда приедут?

— Скажем точно после рассмотрения заявок. У зоны будет несколько этапов введения. Первый этап рассчитан на 2014-2015 гг.

— Игорная зона — основной проект края?

— Не основной, но важный. Игорная зона, вернее, интегрированный курорт — огромный мультипликатор: за ним идет развитие и транспорта, и сервиса, и сельского хозяйства. К тому же развитие игорного туризма приведет к развитию экологического туризма. Туристы захотят посмотреть край, начнет развиваться местная авиация. Если даже из 10 млн туристов один поедет другими туристическими маршрутами, это станет очень мощным мультипликатором.

— С туризмом понятно. На какие еще инвестпроекты вы рассчитываете?

— Среди других мощных проектов я бы выделил «Соллерс». Очень перспективный, скоро выйдет на уровень 120 000 машин в год. Раньше там была только крупноузловая сборка SsangYong, но уже начали собирать Mazda, скоро начнут Toyota. Через некоторое время завод перейдет к полной сборке, а это означает большой процент локализации автопроизводства в Приморском крае. Это еще один мультипликатор, так как производство автокомпонентов, будь то сиденья, бамперы, торпеды или электроника, требует применения высоких технологий, которые, в свою очередь, способствуют развитию малого и среднего бизнеса. Тут же будет задействован и ДВФУ: с одной стороны, как научный центр для развития новых современных технологий, с другой — как источник квалифицированных кадров для автомобильной промышленности.

Приморье — самый автомобилизированный регион, на одного человека автомобилей в 2 раза больше, чем в Москве. А увеличение количества машин неизбежно влечет за собой появление новых заправочных станций, рост потребления бензина, повышение спроса на новые автосервисы, что в совокупности обеспечивает создание новых рабочих мест.

Благодаря АТЭС в Приморье пришли две трубы — газовая и нефтяная. Рядом с нефтеналивным портом в Козьмино будет построен нефтехимический завод. Сначала там будут производить полиэтилен и его производные, а потом бензин. Часть полиэтилена можно использовать для производства автомобильной продукции. У «Соллерса» есть интересный проект: создать крупный кластер автокомпонентов, который рассчитан не только на внутренний рынок, но и на экспорт в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Есть же такие примеры в мире, когда автокомпоненты локализуются около какой-то сырьевой базы и транспортируются к месту сборки автомобилей. Благо у нас есть незамерзающие порты и контейнерные терминалы.

— Вы поддерживаете создание кластера?

— Поддерживаю. Сейчас идет проработка проектов.

— Рады, что газ пришел в Приморье?

— Не то слово. Это очень важно. У нас очень большие надежды на строительство «Газпромом» завода по производству сжиженного газа. Построить его должны за пять лет. И это тоже, кстати, мультипликатор. Ведь рядом с этим заводом будет строиться газохимический завод, который будет производить минеральные удобрения.

— Кто будет строить?

— Частные инвесторы. Пока идет выбор площадки, мне бы не хотелось называть конкретную компанию. Мы еще очень рассчитываем на вертолетостроение. Завод «Прогресс» в Арсеньеве сейчас переходит на производство гражданских вертолетов и думает над выпуском лицензионного самолета местного значения по канадской лицензии. В Приморье формируется судостроительный кластер. В Большом Камне строится крупная верфь в партнерстве с южнокорейской компанией Daewoo. Там скоро будут строиться офшорные суда и платформы под арктические проекты «Роснефти».

Я перечислил только крупные проекты. На севере будем развивать лесную промышленность, в центре края — сельское хозяйство. Приморье — благодатный регион для развития сельского хозяйства.

— Климат в Приморье уникальный, а с сельским хозяйством у вас не очень здорово.

— Это правда. Раньше этому сектору экономики уделялось не очень много внимания. А это серьезный плацдарм для большого рывка. Сельское хозяйство курирует вице-губернатор Сергей Сидоренко — человек с очень большим опытом в этой отрасли, кандидат наук. Мы будем развивать животноводческие комплексы, заниматься растениеводством. Очень важно для нас развивать молочный сектор. В Приморье маленькая доля собственных молочных продуктов, поэтому они очень дороги.

— А рыбную отрасль будете поддерживать?

— Мы намерены поддерживать береговую рыбопереработку. Для нас это чувствительная отрасль, вокруг нее много страстей.

— А вы скажите прямо: в отрасли много криминала.

— Скажу, как сказал: много страстей. У нас есть стратегия глубокой переработки рыбы и на траулерах в море, и на фабриках на берегу. Мы этим вопросом занимаемся системно, недавно на саммите АТЭС Россия подписала соглашение с Японией. Оно позволит серьезно ограничить браконьерские операции по рыбе.

— Все-таки: как с криминалом в этой отрасли боретесь?

— Прежде всего, системными мерами.

— Соглашением?

— Да. С Японией уже подписано. Сейчас готовится соглашение с Китаем, оно позволит сравнивать данные таможенных органов двух стран в реальном времени. Таким образом, мы будем четко понимать зону промысла и точку продажи. Это важно, потому что предотвращает незаконные операции. Соглашения и работа в межгосударственном формате — системная вещь, а вылов и поимка браконьеров скорее ручное управление. Я сторонник системных мер. Нужно искоренять причины, а не бороться с последствиями. Приведу пример: воруют канализационные люки.

— В Приморье воруют канализационные люки?

— Люки везде воруют. Разве вы не слышали?

— Нет. Про провода слышали, а про люки — нет.

— Так я вам рассказываю: люки воруют, и еще как, чтобы сдавать в металлолом. Вот вы бы что сделали, чтобы не воровали люки?

— Не думали. Отменили бы люки (смеемся).

— Вы предложили несистемное решение. Некоторые эксперты предлагают заменить железные люки на пластиковые. А я считаю, что самое правильное системное решение — по точкам сбора металлолома поставить такой контроль, чтобы принимать люки было бы невозможно. Люки перестанут воровать, потому что их некуда будет сдавать. Ну это мы немного отвлеклись. Я рассказывал про потенциал Приморья, который огромен. Например, в нашем крае количество людей, способных заниматься бизнесом, в 2,5 раза выше, чем в среднем по России. Этот показатель сравним с США, а из российских регионов таким же предпринимательским потенциалом обладает только один — Калининградская область.

— То, что в Приморье предприимчивые жители, заметно сразу. Например, только у вас мы увидели изображение откусанной груши на магазинах, которые продают продукцию Apple. Продавцы и не скрывают, что продают нелицензионную продукцию.

— (Смеется.) Предприимчивые люди — позитивный фактор. Им особо и помогать не надо. Надо только снять административные барьеры. Я хочу создать административный офшор.

— Что такое административный офшор?

— Проще сказать — убрать административные барьеры.

— Вы с этой идеей не уникальны. Сейчас вся страна усердно борется с административными барьерами. Президент поставил задачу подняться на 100 ступеней вверх в рейтинге Всемирного банка Doing Business.

— Это правда. Все борются, но с разным эффектом. Мы намерены это сделать быстро. Ведь на реализацию многих крупных проектов, о которых я вам рассказал, требуется время — 3-5 лет. В малом и среднем бизнесе проекты реализуются и быстрее и опять-таки позволяют получить мультипликативный эффект.

— И какова ваша «дорожная карта» по улучшению делового климата? Сколько и чего конкретно вы должны сократить?

— Мы движемся в двух направлениях. Первое — снижение административных барьеров. Второе — решение проблем с землей, сейчас это основной сдерживающий фактор. У Приморья есть хороший резерв — земли Минобороны. В крае закреплено за Минобороны, но не используется для нужд безопасности 100 000 га земли. В одном Владивостоке — 6000 га. Это много, очень много.

— Когда будут переданы краю и городу земли Минобороны? Есть ли такая договоренность?

— Я не предлагаю, чтобы Минобороны передавало свои земли в краевую собственность. Пусть остается в федеральной. Я предлагаю передать их в фонд РЖС, который готовит участки для строительства. У нас фонд успешно работает в нескольких точках и планирует увеличить свое присутствие.

— Жилье во Владивостоке очень дорогое.

— Да. Средняя стоимость — порядка 70 000 руб. за 1 кв. м.

— Почему?

— Во-первых, мало строим. В 2011 г. построено всего 500 000 кв. м, тогда как в советские времена в год и до миллиона доходило. И во-вторых, точечная застройка. Элитное жилье могут купить немногие.

— Вы хотите запустить строительство массового жилья?

— Однозначно. Это наша стратегия. Сразу решаются и социальные вопросы, и экономика развивается.

— На проблему с землями Минобороны наслаивается и давний земельный конфликт края и города. Почти всей землей во Владивостоке владеет Минобороны и вы — краевые власти. Дарькин не хотел отдавать контроль над землей городским властям. А вы как поступите?

— Никакого конфликта нет. Федеральное законодательство позволяет в административных центрах субъекта распоряжаться как муниципалитету, так и региону.

— И поэтому все бизнесмены, даже малые, открывающие бизнес в городе, должны решать вопросы с вами, а не с городскими властями.

— Это не так. Все зависит от сферы их деятельности. Что-то дает город, что-то — край. Если придет крупный инвестор и захочет открыть офис во Владивостоке, нужно, чтобы он решал вопросы с краем, а не с городом.

— Не знаем. Если у вас административный офшор — не все ли равно. Главное — быстро и без бюрократических проволочек.

— На самом деле некоторые ресурсы мы готовы городу отдать. Сейчас ведем конструктивный разговор.

— Когда отдадите?

— Сейчас идет обсуждение этого вопроса.

— Планы у вас грандиозные. Вы сами в них верите?

— Я верю. А почему вы так скептичны?

— Функция журналистов — осуществлять общественную экспертизу власти, потому и скептичны. Вы разве не читали нашу газету?

— Я не только читаю, у меня все в моих трех iPhone.

— Про ваши три айфона наслышаны. Вы знаете, что у вас уже и кличка есть: Вова Три Айфона.

— Знаю (смеется).

— Не обижаетесь?

— Как видите, я от этого не страдаю.

— Приморье — дотационный регион с растущим дефицитом бюджета. Как вы собираетесь балансировать бюджет и одновременно финансировать так называемую вторую очередь проектов к саммиту АТЭС? Ведь осталось много объектов, которые надо доделывать. По некоторым сильно выросла смета — по театру оперы и балета.

— Действительно, есть объекты, которые необходимо достраивать, часть из них нужно адаптировать для комфортной жизни. Смета на театр оперы и балета выросла — это правда. Контрольно-счетная палата проводила по этому факту проверку. Грубых нарушений найдено не было.

— Насколько увеличилась смета по театру?

— Сначала строительство театра оценивалось в размере 2,5 млрд руб., теперь — 4 млрд руб. Но деньги на финансирование театра уже заложены. Специалисты говорят, что наш театр будет самым современным в России. Владивосток достоин того, чтобы иметь самый лучший театр.

— Как вы будете достраивать объекты?

— Скорее не достраивать, а обустраивать. В этих целях создан и уже работает совет по общественной приемке объектов саммита АТЭС. Действительно, когда объекты строили, некоторые детали не учли. Причины разные: иногда из-за ограниченного финансирования, в некоторых случаях недостатки проявлялись после начала эксплуатации. Жители Приморья сами выявили некоторые проблемы. Например, объездная дорога хорошая — за 15 минут можно объехать город. Но пока на ней есть только один съезд, а надо как минимум еще три. Проектирование съездов начато, в следующем году уже будем строить.

— Из средств краевого бюджета?

— Да.

— И сколько уже обнаружили недоделок?

— 150, но я еще раз подчеркну, что это не недоделки. Просто надо адаптировать объекты под реальную жизнь. Я спокойно сказал гражданам: федеральная власть вложила достаточное количество денег, хватит жить с протянутой рукой, надо самим вкладывать. Понятно, что мы не сделаем все за один год. Потребуется от двух до четырех лет. Именно поэтому мы сейчас проходим общественное рейтингование этих 150 предложений, чтобы выявить первоочередные. А потом еще эксперты посмотрят на предложения граждан, как все сделать быстрее, качественнее и лучше. Приведу пример: жители хотят сделать мост через бухту Золотой Рог пешеходным. Сейчас он предназначен для автомобилистов, есть только технические проходы. Эксперты дали заключение, что мост можно сделать пешеходным, но для этого надо систему безопасности сделать, сетки повесить. Решили, что сделаем этот мост пешеходным.

— Мост же очень длинный — зачем его делать пешеходным?

— Люди ходят. После открытия мы его на два дня сделали пешеходным. Большего праздника я не видел. Это было всеобщее ликование. Открытие моста стало переломным моментом в жизни города.

— Все жалуются на железную дорогу. Дескать, БАМ и Транссиб стоят в пробках. Произойдет чудо — и вы станете производить много всего. Как повезете — морем?

— Возможности железной дороги ограничены, это правда. Хотя очень скоро они должны увеличиться. В конце октября сырая нефть пойдет по трубе и вместо 12 млн т по железной дороге будет перевозиться только 3 млн т. По оценкам специалистов, за счет улучшения логистики и скорости пропускная способность железной дороги может вырасти на 20%.

— Намерены ли вы брать кредиты для реализации проектов края?

— Отказываться не будем. Я уже с ВЭБом разговаривал на эту тему. Нам нужны длинные кредиты — на 10 лет, не меньше. Кстати, нам предлагают на проекты кредиты и китайские банки, и европейские. Очередь стоит. Но мы не торопимся их брать, потому что предлагают, как правило, связанные кредиты. А это не очень здорово. Ведь вместе с тем же китайским кредитором приходят китайские компании. Например, строительные. А мне это неинтересно. Я хочу, чтобы работали наши компании. Строительство вообще мощный мультипликатор, это известно еще со времен Франклина Рузвельта и Великой депрессии.

— Вы говорили о недостроях, но не назвали Уссурийскую ТЭЦ.

— Она не входила в список объектов саммита. Она есть в программе развития большой энергетики.

— ТЭЦ нужна?

— Очень нужна. Приморье — энергодефицитный регион. У нас есть недостаток генерирующих мощностей, и потребность в перетоках приводит к перегрузкам в сетях. Развитие генерации важно, к тому же электричество можно продавать за границу. В тот же Китай, например. Амурская область это уже успешно делает.

— Но пока Уссурийская ТЭЦ в подвешенном состоянии.

— Вовсе нет. Идут проработки.

— Вы понимаете, когда она заработает?

— Я пока не готов назвать сроки.

— Расскажите про особую экономическую зону, которую собираются создавать на Русском.

— Этот проект пока не подтвержден.

— Будет?

— Сложно сказать.

— Вам не хочется?

— Дело не в этом. Просто сначала она планировалась как зона туристско-рекреационного типа, а сейчас разговор идет о технико-внедренческом типе. Ведь рядом университет. Надо серьезно об этом подумать. Не нужно пока отказываться от первой идеи, но и точно не нужно создавать конкуренцию с интегрированным курортом под Артемом.

— Сергей Дарькин рассказывал о планах строить еще мосты на другие острова, не только на Русский. Вы как относитесь к этой идее?

— На сегодняшний день строительство других мостов не рассматривается, потому что на тех островах слишком мало живет людей. Другое дело — Русский, площадь которого 100 кв. км, прямо как у Парижа. Огромная территория и очень перспективна для развития Владивостока.

— Как у вас обстоят дела с политикой? Рассказывают, что в центре Приморьем недовольны. Денег потратили на регион много, а поддержка «Единой России» низкая. Последнее голосование в городскую думу тоже прошло не очень — была низкая явка.

— Результат правящей партии превзошел декабрьский в 2 раза и даже результат выборов в городскую думу 2007 г. Вообще, это лучший результат Владивостока за все время выборов. А явка низкая потому, что погода хорошая была, люди в воскресенье отдыхать поехали, да и вообще — на муниципальные выборы обычно граждане не очень активно ходят, и это факт.

— А вам не кажется, что люди просто власти не верят?

— Не кажется.

— Почему?

— Если бы люди не верили власти, они бы не шли на диалог. А я в первые недели работы еще в должности губернатора получил через свой сайт более 500 обращений и предложений и до сих пор получаю. Население очень активно участвует в обсуждениях, люди пишут комментарии в моем блоге. Еще один пример — рабочая группа по приемке объектов саммита АТЭС. Люди не стали бы участвовать в этом проекте, если бы не было доверия к власти.

— Семья с вами переехала?

— Со мной приехала жена, она домохозяйка, а сын — нет, он уже взрослый, ему 24 года. Жене здесь очень нравится.

— У вашего предшественника супруга исполняла роль первой леди, вела активную публичную деятельность, а вашей совсем не видно. Почему?

— Супруга занимается творчеством: много рисует. Она делает выставки, но сама, без моего участия. И у нас в семье есть жесткое правило — не вмешиваться в деятельность друг друга. Она не дает мне советов по работе, я — ей.

— В Приморье уже выставлялась?

— Да. Не только в Приморье, но и в Китае и в Южной Корее.

— А почему у нее такой низкий доход, который указан в вашей декларации?

— Это лучше у нее спросить. Наверное, мало продает (смеется).

"Ведомости"
 
ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.6864.15
EUR:67.6268.47
CNY:92.3693.22
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Общество»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика