18+
8 декабря 2016, четверг
Важно
Приложения

Иван Панфилов: Москва подпалила мне крылья


Владивостокский музыкант рассказал о демократии, бесшабашности и йогурте

14 января 2011, 09:10, Дейта. Один в поле не воин — это именно про Москву сказано. Там ты один ничего не можешь сделать. Если кто рассказывает какие-то сказки — все равно была чья-то помощь или поддержка. Без нее этот мегаполис не одолеешь! — говорит Иван Панфiловъ. Мы сидим на его владивостокской кухне. Панфiловъ — снова на родном Эгершельде. Здесь, в одном из гаражей, в 1997 году и появилась легендарная группа «ИВАН ПАНФИLOVE». Вроде бы недавно — и в то же время целую эпоху назад… С тех времен песни группы успели прогреметь не только в клубах. «Бессмысленны Слова», «Молодость», «Море-Воды», которые распевали под разбитые гитары в каждом владивостокском подъезде, стали по-настоящему народными. По строчкам, фиксировавшим подчеркнуто местные реалии, узнается свой — тот, чья молодость пришлась на Владивосток рубежа веков. Группа «ИВАН ПАНФИLOVE», под музыку которой (наряду с другими славными коллективами этого периода) жил Владивосток, уже успела стать здесь культовой, когда в 2003-м лидер группы — автор музыки и текстов, вокалист и гитарист Ваня Панфiловъ — уехал в Москву. Уехал и, казалось, исчез, как это часто бывает. Однако семь с половиной лет спустя он снова появился во Владивостоке — с женой и сыном. Что будет дальше — Иван не загадывает: «Пока — здесь». На ОТВ-Прим он ведет передачу «Приморье with LOVE» (ПанфиLOVE’s Story) — о культовых событиях, местах, персонажах и мифах Владивостока и Приморья. Одним из которых он уже успел стать сам.

— Как вышло, что ты снова оказался во Владивостоке?

— Это моя жена предложила пожить здесь. Она — москвичка, мы познакомились там. И я, как человек, который чаще говорит «да», чем «нет» (улыбается), согласился. Хотя первые два года нашего знакомства я предлагал ей поехать сюда, это были 2003-й, 2004-й годы, когда мне там было невыносимо и очень тяжело, но она отказывалась. А тут вдруг предложила сама. Хотя я уже освоился и принял правила игры в огромном городе. Та жизнь — она несколько другая (если не сказать, что в корне другая), там общаются в основном по телефону, по мейлу, по социальным сетям, большие расстояния, и люди соответственно отдаляются. Это не хорошо и не плохо, это есть! Вот ты снялся, спокойно приехал, а там это было бы целое мероприятие: человек ехал бы, пользуясь автомобильным атласом, плутал бы и возвращался. В итоге, сбившись с пути, не доехал бы (улыбается). И мы бы общались по телефону. Конечно же я утрирую, но… Доля правды в этом есть.

— Чем занимался в Москве?

— Выживал — если сказать одним словом. Когда я уезжал, мне было 30 лет, я даже запомнил — это было 31 января 2003 года, фактически я как вышел из 2002 года в пьяном угаре, так туда и уехал… Выживание — не только в плане средств. Я уехал отсюда какой-никакой, но звездой, локального масштаба, а там я всего этого лишился в один миг — признания, узнаваемости, общения, выступлений — на приемлемых для меня условиях. Пытался что-то там покорять, но, как показала практика, один в поле не воин — это именно про Москву сказано. Там ты один ничего не можешь сделать. Если кто рассказывает какие-то сказки — все равно была чья-то помощь или поддержка. Без нее этот мегаполис не одолеешь! Музыкантов там очень много, всех мастей и расцветок. (Улыбается.) Так что, дети, учите законы Архимеда и Ньютона, а не нотную грамоту. Вот так вот идешь по улице, а людей так много, просто до неприличия, что кажется, все строем ходят. И каждый десятый, ну пятнадцатый, ну двадцатый точно — идет с гитарой. А всего прохожих там — под двадцатку миллионов (по неофициальным данным, конечно). Это примерно 25 Владиков, прикинь, да?!

— Твой взгляд на то, что сегодня происходит в отечественной рок-музыке: чем она отличается от 80-х, от 90-х, в какую сторону?

— Вот смотри: был рок перестроечный — наверное, самый клевый рок-н-ролл в нашей стране за все время. В 70-х — ну что там было? «Машина времени», «Воскресенье» — ну не мое это время, не моя музыка. В перестройку был сильный напор вот этой всей «красной волны» — «Кино», «Алиса», ДДТ, «Аквариум», «Зоопарк», «Игры», «Телевизор»… Потом, когда рок-музыканты начали зарабатывать большие деньги, видимо, волна этого рока и закончилась. Гибель Цоя, развал СССР — все в одно время произошло. Рок-музыканты стали понимать, что отдельным коллективом им существовать выгоднее, чем рок-клубом. На этом такой рок и закончился.

Потом единственное яркое имя, которое появилось, — это «Чиж&Co», это год 94-й, 95-й. И потом уже «Мумий Тролль», за которым хлынули все остальные. Тот же «Сплин», который там кочумал у себя в Питере и, в принципе, пел неплохие песни. Другие группы, которые тоже играли много лет, но их не слышали и никогда бы, видимо, не услышали, — вот для них «Мумий Тролль» стал локомотивом. Нам, владивостокским, тоже казалось, что вслед за «Троллем» другие группы так же покорят Москву, что будет какая-то поддержка, что эта дверь не закроется — никогда. Однако этого не случилось! Чья в том вина или заслуга? Победителей не судят! А наше золотое время осталось здесь в конце 90-х. Это «Тандем», «Пчелы» («Мексиканские пчелки-убийцы»), «ИВАН ПАНФИLOVE», «Олеся», «Овод» приехал из Нижнего Тагила, «Любовь» была — группа из Артема, «Ласты», Karamazoff Bike, «Танцующий Крыжовник» — нас групп десять было. Потом я уехал в Москву, еще раньше туда уже уехали Чубыкин с Ивановым из «Тандема», Павел Межеричер — основатель движения «Пацифик», DJ с радио New Wave Алиса. В конце концов радиостанция с молодежным форматом музыки New Wave вообще была вытеснена с FM-частот, а после канула в небытие. «Пчелы» тут как-то что-то… и никак, Олеся Ляшенко — в Японии работает, насколько я знаю. Помню этот момент в 2002-м — она подошла ко мне в клубе BSB и говорит: как ты думаешь, мне с рок-музыкой связать свою судьбу или за бугор сквозануть? Я говорю: да зачем тебе это нужно? Ты же с «Мумий Троллем» поездила, увидела, что это такое: эти гримерки, номера, дороги, поезда, самолеты — кажется, что клево, а на самом деле это тяжелый труд и ты должен всегда соответствовать атмосфере праздника, ведь именно этого от тебя в принципе ждут…

— Нынешнее время для рок-музыканта — какое оно?

— Как сказал басист группы «Зерна» Дюк — я с ним играл одно время в Москве (лидер «Зерен» Толик Погодаев, кстати, тоже наш земляк, он уехал туда лет 15 назад), — раньше было проще выбиться, чем сейчас. Раньше ты спел: «Твой папа — фашист» — и все, народ к тебе потянулся, а сейчас без денег, говорит, хоть что пой, хоть запойся. При всей демократии, при всей красивой оболочке… Опять же демократия — она до какого-то уровня, ты разворачиваешь конфету, а съесть ее не можешь, это не твоя конфета, отдай ее.

Вообще, я никогда не любил советскую или русскую музыку. Видимо, из-за того, что у меня папа был морским и возил контрабандой записи, я слушал с детского возраста, вот как мой Ванька сейчас, англоязычную музыку. Исключением было вот то перестроечное время, когда я становился как музыкант. Мне было 15–17 лет, и вместо того, чтобы учить алгебру и физику, я изучал аккорды и на уроках подбирал рифмы. Я 10-й класс окончил в 89-м году, это было мерзостное время, если вспомнить откровенно. Потому что господствовала вся эта гопническая романтика. «Спортсмены», «бандиты», все эти спортивные костюмы, тогда все это начиналось, и у меня с тех пор сложился комплекс: когда я иду с гитарой по улице, на меня смотрят как на идиота, понимаешь? Что идиот, типа надо бабло рубить, а он тут типа творчество какое-то наворачивает, искусство, кому это на хер нужно… Тогда люди мыслили так: «Это же невозможно продать». И до сих пор во Владивостоке это не умеют продавать, равно как и в других городах. Единственное место, где это умеют делать, — Москва. Но и то… Если бы они умели это делать, то давно бы музыку группы «ИВАН ПАНФИLOVE» продали бы, и очень даже не задешево. Но они все делают по лекалам. Вот появился «Мумий Тролль» — и всех остальных стали делать по лекалам «Тролля». «Звери» — проект, сделанный по шаблону. Потом все эти «5’nizza», «Братья Грим»… После «Мумий Тролля» ничего яркого, кроме Земфиры и «Ленинграда», не было. Сейчас опять тишина.

Я попал в первый раз на «Максидром» в 2003 году, там были хедлайнерами HIM, и разница в звучании настолько резкая — как уровень жизни в Финляндии или где они тогда жили — может быть, уже в Америке! Играли сильные группы, но вышел HIM — и они зазвучали так круто, даже обидно стало. Вот примерно как мы в футбол не умеем играть. Хотя с другой стороны… Когда я спустя пять лет пошел в «Лужу» на Metallica, то HIM работали у них на разогреве и было совсем другое кино. Люди вообще игнорировали финский коллектив и расхаживали по арене «Лужников» — кто в поисках своих мест, а кто в поисках пива… Все познается в сравнении!

— А правда, что ты и по паспорту уже Иван Панфилов?

— Нет. Иван Панфiловъ — это stage name.

— Новым людям представляешься как Иван?

— Иван, да. С тех пор как приехал сюда, многие, знакомясь, хотят назвать меня Сергеем почему-то. То ли они пытаются этим показать, что они меня знали всегда, еще до того как… Когда меня называют Сергеем друзья, которых я сто лет знаю, это нормально. Или мне нравится, к примеру, когда меня называют девушки Сережей. Но когда посторонние люди… Иван — значит рок-н-ролл, дело, работа, деньги, в конце концов, а Сергей… Какие-то панибратские отношения, как правило, и ничего более…

— Иван, некоторые твои старые хиты уже стали частью нашей жизни, без них невозможно представить Владивосток определенного исторического периода. У тебя самого меняется восприятие этих песен, которые существуют уже как бы сами по себе?

— Это живет уже вне меня, в какой-то степени уже не мое. Я открываю Youtube, там какие-то ребята поют «Бессмысленны Слова», и я понимаю: парень, ты свое дело сделал, песня ушла в народ, и если бы это происходило сколько-то лет назад, то могло стать так: «музыка и слова народные». «Море-Воды» и «Бессмысленны Слова» — был момент, когда мне стало неприятно их петь. Одно время я, приезжая сюда из Москвы, принципиально не пел «Море-Воды». А все говорят, ой, типа Панфiловъ капризничает… А Панфiловъ потому и независимый артист, что он вправе выбирать, петь это ему или не петь. У меня нет никаких контрактов и обязанностей. С одной стороны, это плохо, а с другой — это и плюс. Тем не менее мне «Молодость» интересно петь, или в «Тойоте» («Любимая моя») мне нравится играть соло — мы сейчас без соло-гитариста, работаем пока вчетвером. Мне нравится эти риффы выигрывать. А «Бессмысленны Слова» и «Море-Воды» — уже неинтересно. Но я понимаю, что для кого-то это, как ты говоришь, часть жизни, и я уважаю мнение этих людей. Исполняя эти песни, я стараюсь попасть на ту же волну, которая была 10–13 лет назад, когда я их сочинил… «Молодость» я сочинил в 2000 году, помню неприятный момент: я пошел в BSB на «Туманный Стон» и нарвался на каких-то гопников. Они на какого-то парня нападали, я его не видел ни до ни после, но почему-то полез заступаться — пьяный и вообще ушмаленный в г…но, и они меня впятером стали лупить. Избили до того, что меня с ушибом мозга средней степени тяжести увезли в Тысячекоечную, я даже узнал такое слово — «субарахидальный», это что-то страшное… Я выжил, слава богу. Потом на площади был сборный концерт, играл все тот же «Туманный Стон», и выступала сборная КВН. Я, по состоянию здоровья, присутствовал как зритель — с сильными головными болями. А вернувшись домой, в тот вечер я написал «Молодость» и еще пару песен: «Как Парень» и «Сосед-Контрабандист». Паша Межеричер в то время делал первый сборник «Пацифик», на пластинке, и мы туда поместили «Бессмысленны Слова». Летом 2001 года она стала во Владивостоке хитом вместе с Butterfly группы Crazy Town. А мы в то лето рванули первый раз покорять Москву…

 

— Мы сейчас на Эгершельде — место для тебя знаковое. Цел ли легендарный гараж, в котором основана группа «ИВАН ПАНФИLOVE»?

— Да, он там вон, на Морозова. Капитальные гаражи, двойные-тройные подвалы, но когда мы гремели — слышала вся улица наши репетиции. Мы все трое были с этого района, нам было удобно. Гараж принадлежал папе одного из гитаристов, у него «крузак» туда не проходил, поэтому мы там базировались. Пацаны там варили химку, а я бегал бухал в это время… Благо подъезд был недалеко.

— Сразу вспоминается классическая строчка: «А на лестничной площадке курят химку пацаны».

— Типа того, но та строчка была реально выцеплена, потому что у меня жил в те времена, в «семерке» — здесь опять же, в соседнем доме, — одноклассник и друг. К нему как ни идешь, там постоянно они стоят, все обчумыженные, и оно в песне звучит весело, а на самом деле такое мрачное зрелище, когда эти рожи постоянно там — невменяемые, невмыкаемые напрочь. Ты себя некомфортно чувствуешь, стоишь звонишь в дверь, думаешь, как бы сзади не кинулось чудо какое-нить… Хотя ты и сам в таком же состоянии, но, тем не менее, ты не из тех, кто годами стоит около подъезда в обморочном виде… Потом, конечно, их развозят — кого куда… Кого в командировку на Партизанский проспект, а кого — и на 14-й…

— Воспетой тобой «Целики» у тебя не было, а что было?

— У меня была «Камри» году в 97-м, как раз перед созданием группы. Года 88-го,по-моему, дизельная была, турбовая, уж я из нее выжал все в смысле эксплуатации. Ну и бабла ввалил соответственно… И почему-то не захотелось продолжения, я стал тогда побухивать очень сильно, и я думал: зачем лишние проблемы? Может, это как-то связано, но я люблю новые вещи — вот гитары новые люблю, хотя говорят, что старые лучше звучат. А машина — она изначально б/у, новая стоит совсем других денег. Или я просто не автомобилист в натуре.

— Ты ведешь передачу «Приморье with LOVE» на ОТВ-Прим, куда тебя, как я понимаю, пригласил директор ОТВ Михаил Полусмак. Как тебе это новое занятие?

— Да, это была идея Михаила Юрьевича, он решил, что человек с таким рок-н-ролльным прошлым был бы уместен в программе о путешествиях и истории родного края. Программа рассчитана на природную любознательность всех людей, независимо от возраста и уровня образования. А темой для ее создания может стать любой факт (место, человек, народ или группа людей), выделяющий Приморский край среди прочих регионов РФ, подчеркивающий его уникальность. Этот experience для меня довольно интересен и крайне важен, так как я вместе с телезрителями открываю для себя массу нового. Правда, в жизни я несколько другой, чем на экране, режиссер меня постоянно сдерживает и предложения мои в основном отвергает. Не знаю, как в дальнейшем, но пока нам всем интересно. Думаю, мы сделаем еще много интересных и познавательных передач о дальневосточной земле и ее обитателях!

— В 2007 году вышел альбом «Не первая…». Что пишется сейчас?

— Глобального ничего не происходит, все в каком-то вакууме… Знаешь, в какой-то степени Москва подпалила мои добрые начинания, подпалила крылья, что ли (смеется). Хотя я далеко не ангел! Я ехал туда в расцвете сил и готов был еще раскрыться. Я говорил людям, с которыми надеялся сотрудничать: даю слово, в течение пяти альбомов — это пять-семь лет — я буду лучшим. Я сделал бы для этого все, даже похудел бы килограммов на 20. Но не больше (смеется)! Люблю повеселиться — особенно пожрать! Это практически один из немногих пороков, коим я предаюсь время от времени. Я писал песни, они получались довольно неплохими на тот момент, сейчас они потихоньку выплывают с тех времен, их никто не слышал еще — московского периода. Те люди спрашивали: а потом что? Как житель портового города, в прошлом — бандитского, хотя, видимо, в нашей стране в прошлом они все бандитские, я за свой базар отвечал: сказал — пять альбомов, дальше ни на что не подписывался. Естественно, это бы меня затянуло, я сам бы не захотел куда-то отходить, но этого не случилось. Поэтому сейчас об этом можно только вспоминать. Либо горевать, либо, наоборот, радоваться. Я — летчик, который так и не сумел взлететь! Которому так и не дали взлететь, чтобы оценить, каков он в полете. С другой стороны, думаю, что таких летчиков — полстраны. Лечу на своем кукурузнике — и слава богу, но… все-таки лечу. И о том, что это происходит, я вижу по глазам встречных людей.

— И все-таки что дальше?

— Поначалу прикидывал, потом перестал, даже думать об этом не хочется. Иногда, знаешь, есть такая мысль, что я бы мог осилить те пять альбомов, о которых я говорил, но это уже так, разговор с самим собой. Когда в Москве с рок-н-роллом не заладилось, вообще думал эмигрировать, начал учить язык, думал — to New Zealand… Тем более что в Москве уже произошла эта атрофия: нет друзей, знакомых, это было очень болезненно. Благо жена меня поддерживала. Был бы один — вернулся бы давно сюда.

— Вот и вернулся.

— Ну да, но как-то… Нет той былой дури, безбашенности, знаешь, что была раньше. Не знаю почему. Может, потому что пить перестал. Я не пью уже восьмой год. Как-то записывались на одной студии в Москве, и барабанщик говорит: я пойду в магазин сбегаю, что кому купить? Мы отвечаем: мне кефир, мне йогурт… Звукорежиссер поворачивается, говорит: б…, первый раз вижу музыкантов, которые пьют кефиры и йогурты! Я ему: ты не видел нас несколькими годами раньше… И слава богу! (Смеется.)

"Новая Газета"

ЭПИ "Дейта"
КОММЕНТАРИИ
  • Шинден-кай11:04, 14 Января 2011
    Спасибо тебе Ваня за молодость. . . Без твоих песен и концертов картина была бы неполной. Хотя, может, место занял бы какой- то другой персонаж. Но вышло как вышло.
  • Владимир11:16, 14 Января 2011
    Ваня, удачи и исполнения разумных желаний ! ! !
  • Фанатка11:34, 14 Января 2011
    Уже почти старик, а ума как не было, так и нет! ! ! Печально и жаль тебя, Ваня(((
  • Хе Хе11:39, 14 Января 2011
    Его дело. Че пристали? : )
  • mrwolf11:39, 14 Января 2011
    По до сих пор помню, как на одном из Пацификов, Плетус пытался разбить Фендер об сцену, ему начал помогать Герман, довершил дело охранник, который не нашел ничего лучше, как швырнуть гитарашку в толпу. Которая и прилетела мне, тогда совсем молодому и красивому в табло, раскроив его чуть менее, чем полностью. Как Ваня, встреченный при отмывке меня в сортире, сокрушался за сей инцидент и на 1000рублевках со стелой понаписал всякого бреда в виде автографа) А потом все вместе мы побежали слушать zooom, потому что это был бешеный угар)
    А сейчас угара нет. . . Но, слава Богу, Ваня, что теперь есть семья, в которой спасенье от бесов. . .
Читать все комментарии
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Анонимно
 
Авторизовано
ВойтиРегистрация
 
Другие
Внимание!
В комментариях не допускается размещение сообщений, способствующих разжиганию религиозной, расовой и национальной розни, призывающих к экстремистской деятельности. Редакция РИА «Дейта» предупреждает: в случае появления на сайте информационного агентства Ваших комментариев подобной направленности, Ваш IP-адрес может быть передан в правоохранительные органы. Также просим Вас воздержаться от использования нецензурной лексики, оскорблений, сообщений, содержащих заведомо ложную информацию и клевету, - в противном случае Ваш комментарий будет удален.
Будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.8763.91
EUR:68.6968.50
CNY:92.8992.83
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Общество»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика