18+
6 декабря 2016, вторник
Важно
Приложения
ОбществоПриморский край14 августа 2013, 20:30печать

Жителям Владивостока рассказали, как создавался памятник Высоцкому


"Я пытался влезть в его шкуру, чтобы подружиться"

14 августа 2013, 20:30, Дейта. Имя этого человека уже стало известно многим владивосткцам. Его творение, которое  совсем недавно увидела приморская столица, уже претендует на звание одного из удачных скульптурных проектов нового Приморья. А сам он признается, что настоящие его достижения еще впереди. Петр Чегодаев — создатель музыкального  памятника Владимиру Высоцкому пообщался с корреспондентом «Остров.ру».

 С самого детства он отличался от своих ровесников — слишком рано начал задумываться над серьезными вещами, слишком быстро повзрослел и понял, чего хочет от жизни. В 15 лет он закончил экстерном школу,  сразу же поступил в ДВФУ (ДВГТУ). В 20 лет он уже преподавал студентам, а в 29 о нем узнал весь Владивосток.


 

— Петр, расскажите, каким вы были студентом?

 — Как многие. Разве что самой высшей ценностью для меня были знания. Ведь благодаря им, ты можешь повлиять на людей. Главное, знать больше чем все остальные и обладать какой-то своей нишей. Этой самой нишей для меня стали лепка и рисование. Но, я понимал — чтобы делать что-то великое, одного таланта недостаточно. Нужно быть  максимально продвинутым и стремиться получать как можно больше информации.

 Я с раннего детства мечтал ходить в школу и окончил  ее экстерном  в 15 лет. Помню, 20 июня 2000 года у меня был выпускной вечер, а утром я уже ехал из Находки на автобусе поступать во Владивосток. У меня были хорошие знания в математике, экономике, в английском, но предпочтение я отдал скульптуре. Тогда скульптуру преподавали только  в Архитектурном институте ДВГТУ, но проблема была в том, что, к моменту моего поступления, практически все места были распределены. Поэтому меня не взяли, даже несмотря на то, что за экзамене я набрал 28 баллов из 30 возможных.


 

 Чтобы не терять год, я поступил на  специальность художественный обработки материалов. Сокращено «ХОМ»,  нас еще называли хомяками. Специальность тогда только открылась. Во время учебы я познакомился с Эдуардом Барсеговым — известным владивостокским скульптором. Начал ходить к нему в мастерскую. Со временем он уговорил меня перевестись на архитектуру, за что я ему очень благодарен. Сразу после перевода, я ощутил большую нагрузку, которой так не хватало раньше. Увлекся компьютерной графикой. Передо мной предстал виртуальный мир, в котором при помощи самостоятельно заданных параметров,  я  мог создавать все что хотел. В скором времени я заинтересовался этим больше, чем учебой. На пятом курсе у меня была попытка сделать с  помощью компьютерной графики человека. На это меня вдохновил фильм «Амели», мне понравилась актриса, сыгравшая в нем главную роль — Одри Тоту. И я сделал ее портрет. Как раз в это время к нам приехал студент-француз на практику. Однажды он сел за фортепиано и начал играть музыку из «Амели», а я рассказал ему о портрете, который сделал, и попросил передать его самой актрисе. Он оставил его в пресс-центре актрисы. Она тогда снималась в Америке и портрет выслали туда. Я точно не знаю, видела она лично его или нет, но пару писем благодарности я получил. Потом я выставил эту работу в Интернете, благодаря чему получил предложение поработать в Питере и решил после окончания учебы уехать в город на Неве.

 На пятом курсе в ДВГТУ мне предложили преподавать. Мои студенты были всего на год или два младше меня, среди них оказалась моя будущая жена. Я заметил ее еще тогда, когда она только поступила.


 

— Как сложилась ваша жизнь в Санкт-Петербурге?

 — В Питер мы уехали сразу после свадьбы и прожили там девять месяцев. Работал только я, жена доучивалась. Зарплата оказалась невысокой. Было очень тяжело. Вообще, Санкт-Петербург — это в центре, а на окраине — это по-прежнему Ленинград, где  условия жизни не самые лучшие.

— Чем вы занимаетесь помимо  скульптуры?

 — До работы над памятником Высоцкому, я занимался  компьютерной графикой для кино. Участвовал в создании фильма «Хроника» — сделал момент разрушения города. Также работал над лентой «Август 8».Вообще, я все время занимаюсь одним и тем же — пытаюсь через разные призмы  изучить мир. Это можно сравнить с тем, как  я  выбивал землю из рук Высоцкого, во время работы над скульптурой. Там были  отверстия,  и я  через них пытался расколупать землю, чтобы она выпала. Так же  и я — через какую-ту свою деятельность, все время  пытаюсь нащупать новые знания.

— Как появился образ Высоцкого?

 — Первые эскизы изображали Высоцкого далеко не таким, каким он сейчас предстал перед горожанами. На основе стереотипов  я пытался его делать классическим. Но, как выяснилось  позже, у  мэра была задача, сделать максимально простого Высоцкого: просто гитарист, который просто сидит и просто играет. На такой образ вдохновила  его пластинка, которую я с детства помнил. На ней Владимир Семенович  был в простой рубашке, джинсах и с гитарой. Если внимательно посмотреть на памятник, то можно заметить, что Высоцкий не совсем обычно сидит. Он не сидит ровно, а как бы балансирует, сидит в напряжении. Если человек сам сядет в такую позу, то скоро он ощутит дискомфорт — в таком положении очень неудобно сидеть.


 

— Почему же именно такую позу выбрали?

 — В одной своей песне он говорит, что он всю жизнь идет по краю, и в любой момент может сорваться. Высоцкий наверно чувствовал, что умрет рано. Я хотел это показать. Показать напряжение и риск, с которым он жил. Простота, которую диктовали условия, не давала мне возможности  использовать атрибуты. Поэтому я все выразил в одной позе.

 — Вы сами  являетесь поклонником Владимира Семеновича?

 — Скажем так, мне нравятся очень многие вещи, которые он делал. Когда я начал работать над образом памятника, я просмотрел много его живых выступлений. Стал понимать его идеи, начал изучать его внутренние мотивы. Хотелось понять, что его тревожило, в чем был его конфликт с этим миром. Пытался влезть в его шкуру, чтобы  «подружиться» с Владимиром Семеновичем.

 — Как вы узнали о том. что можно принять участие в создании такой уникальной для города  скульптуры?

  — Узнал о конкурсе благодаря Эдуарду  Барсегову. Мы очень долго думали, как подойти к главе города и поговорить о том, чтобы сделать какие-то работы для Владивостока. Когда встреча состоялось, узнали, что есть такой конкурс. Сразу начали работать над образом Высоцкого. Сделали  вместе несколько эскизов и отправили мэру. Нам сказали, что нужно доработать, требовали больше авторского подхода. В этот же день у меня возникла идея, почему бы не сделать свой личный вариант. Я подумал, что так у нас удвоится шанс на победу. За ночь набросал  эскиз и сразу отправил на согласование. До встречи с мэром оставалось всего пару дней. После того, как мой эскиз увидел Барсегов, он предложил разделиться, объяснив это тем, что «не может быть двух авторов». Хотя работать с ним в соавторстве я всегда хотел.

— Вы не думаете, что это слишком большая цена за победу?

 —. Нужно учиться принимать решения. Если не хочешь, чтобы тебя критиковали, нужно быть никем. Не надо стесняться жить. В любом случае, я знал, что когда-нибудь нужно высказать свое мнение. А оно у нас с Барсеговым всегда было разное. Мы оба понимали, что я никогда не буду продолжателем его школы. У меня былиодни мысли, у него другие. Мы постоянно с ним спорили. Он сам понимал, что я другой и никогда не навязывал мне свои идеи.

— У вас бывает свободное время?

 —- Я помню, как мой одногруппник мне однажды сказал: «Когда очень много дел, думаешь, как бы все успеть сделать, а когда приступаешь непосредственно действиям, понимаешь, что можно еще больше делать». Это, действительно, так. У меня  нет времени на бесполезные вещи, все мои дела четко распланированы. Даже в свободное время я получаю знания. Для  меня  отдых — это работа. Для кого-то работа — труд, от которого устаешь, а для меня это отдых. Я не могу сидеть без дела. Часто думаю о том, что времени становится все меньше и меньше, а я еще ничего полезного не сделал для людей.

 — У вас всегда такой философский взгляд на простые вещи?

 — Мои родители говорили мне, что я родился стариком. Помню случай, когда они танцевали на празднике, я подхожу к ним и говорю: «Вы что делаете? Как вы себя ведете? Вы же взрослые люди, а  время тратите на ерунду». Я очень рано начал задумываться над серьезными вещами.

— Чем вы сейчас заняты?

 — Все еще Высоцким. Сейчас я делаю буквы, которые будут на скульптуре. Оказалось, их делать сложнее, чем сам памятник. Очень много рутинной работы, мечтаю избавиться от нее поскорее. У меня уже возникли новые идеи, хочу уже приступать к их воплощению.

— Ощущаете повышенное внимание к себе?

 — Думаю да. Но, в принципе, я привык делать вещи, которые вызывают интерес у родителей, знакомых, друзей. Просто сейчас это внимание появилось со стороны других людей, другого поколения. Большое значение я этому не придаю. Для меня это пройденный этап. Я живу  будущим.

ИА "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:64.1563.92
EUR:68.4767.77
CNY:93.2292.84
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Общество»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика