18+
6 декабря 2016, вторник
Важно
Приложения
ОбществоСтатьиДальний Восток21 февраля 2011, 15:24печать

Погоня за солнцем


Почему те, кто едет в город-герой Москву для владивостокцев - предатели?

21 февраля 2011, 15:24, Дейта. Турбины видавшего виды, но еще вполне живого А330 ровно гудели в контр-октаве. На высоте 10 600 метров со скоростью 900 км/ч  220-тонная махина мчалась на восток, пронзая тьму. Позади в очередной раз была Москва – город-герой и столица нашей родины. Впереди был Владивосток – город, что на море, столица Мира Детства. Между ними были бескрайние просторы и 8,5 часов бесед и размышлений. Между ними были миллионы судеб и Россия – одна на всех.  

Арам, 27 лет, гражданин Армении (высокий, крупный, хорошо сложенный, бритый наголо череп правильной формы, голубые глаза, нос с горбинкой, типичный европеоид кавкасионского типа):

 - К брату лечу. У него во Владивостоке магазин, склад, кафе. Ему родственники помогли, они еще с 60-х годов в Приморье, дядя после Ереванского меда по распределению поехал.  А брат два раза горел, конкуренты говорит, может азербайджанцы. Брат говорит, раньше как-то рядом работали и в Москве, и в Краснодаре, и во Владивостоке, а сейчас… то про Сумгаит, то про Арцах вспомнят… Османы, бозитха...  Брат смуглый еще, в деда пошел… Говорит раньше спокойно было, а сейчас все чаще русские люди, молодежь особенно, «чурка, чурка» говорят и плюются… На киоске ему  краской написали «Чурак в горы. Руские ачнитись!»  Я вот русский хоть и в школе только изучал, и то пишу грамотнее. А брат Иисусу молится, в церковь ходит, Пушкина любит, по русским сезонам собирает статьи и фото. Тогда что же советский маршал Баграмян, композитор Хачатурян, режиссер Кеосаян, ну и Гарик Мартиросян, квнщик – тоже чурки что ли?  Не понимаю…  Прежде чем лететь, по карте посмотрел – далеко, большая страна…  А была же еще больше и дружили все, каждый своим делом занимался.  Дядя так рассказывал по Skype, приезжай, говорит Арам, тут даже не Сочи (я туда часто работать ездил), тут море другое, красиво тут, и горы есть, не наш вулкан Арагац, конечно, другие, но тоже красивые и солнца много-много. Люди, говорит, только злые стали, на себя обижаются, а кругом всех виноватыми считают…  Не знаю, чем мои земляки так провинились, вон, говорят, даже депутаты в Приморье есть армяне и бизнесменов много...  Правда, родственник наш автобус вел во Владивостоке, машину чужую разбил сильно, человека ранил… позор ему. Но  неужели из-за этого все? Ты звони, брат, если что, шашлык тебе сделаем, какого не ел никогда. Давай, удачи тебе.

Керим, 36 лет, гражданин Узбекистана (приземистый, щупловатый, смуглый, приветливое лицо с неожиданно тонкими чертами, ровный спокойный голос без тени акцента):

 - …в Ташкенте  в национальном университете учился, преподавал там же… Во Францию даже посылали новые технологии изучать. Сейчас и в Узбекистане работы много, но заработать непросто. С женой вот разошелся, решил уехать подальше…  Из всех этих (кивает на группу сограждан человек в 30) по-русски только я  и говорю, вон компания  и отправила за ними главным – присмотреть, оформить, поселить, помогать первое время, а потом за новой партией. Боятся они ехать, а делать нечего – умений и знаний никаких, учиться не было возможности, да и желания, наверное. Кто-то вообще из очень далеких селений, и города не видел никогда. Знаешь, отчего грустно делается? Почти никто из них не только про Тимура и Гур-Эмир не слыхал, хотя и из Самарканда пара человек есть.  Ни Гуляма, ни Хорезми не читали. Да и сомневаюсь я сильно, что и русский они выучат, по-узбекски-то  с трудом пишут. Ну да, можно вдесятером маленькую квартирку снимать, шабашить и домой отсылать, кто  действительно работает хорошо, кто семье помочь хочет. Не знаю… тяжело им будет, новая страна, новые люди. Насвайщики наверняка есть, сидевшие даже попадаются и в российской, и в узбекской тюрьмах…  Кто-то даже водку пить начинает, наркотики там, грабят, дерутся,  да простит их Аллах... С русскими дружить вряд ли смогут – не хотят просто, в своем соку варятся, друг друга и то обманывают. Думают, что  поработают и обратно… а потом еще куда по России.  Обидно за земляков очень. Хотя трудно винить. С Каримовым толку не будет, дали нам «свободы», а что с ней делать не научили – вот и выросли за 20 лет распущенными, забыли , чем русским обязаны…  Дед мой говорил, без русских и  узбеков не осталось бы, и все, что выращивал на фронт отправлял, три русские семьи эвакуированные приютил…  И свою культуру тоже забывать стали, Аллаха вспоминаем не к месту часто. Не все, конечно. Знаю, что и у киргизов, и у таджиков те же проблемы сейчас, все из-за того, что власть после распада союза занималась чем угодно, кроме собственного населения. И почему-то мне кажется, что и у вас похожая ситуация. Молодежь пропала совсем. На ваших смотрю – оторопь берет, не поймешь, то ли фашисты, то ли рокеры или просто наркоманы какие-то. А  про Владивосток я читал много… про русско-японскую войну. Хочу увидеть, где белое  солнце пустыни на самом деле всходит (смеется)… Спасибо Вам за разговор и за то, что про «джамшута» ни разу не пошутили (грустно улыбается одними глазами).

Сергей, 30 лет, уроженец Владивостока, 2 года живет и работает в Москве в сфере консалтинга (невысокий, крепкий, сероглазый брюнет с природным магнетизмом и чувством юмора):

  - А что мне делать во Владике? Я на государевой службе там столько нервов и здоровья оставил, мама не горюй. Миллионов не нажил при этом – ну купил машину  в кредит средненькую. Своей квартиры не купить никогда было, наверное. Думал, получу MBA в США, и дело живее пойдет. После учебы в Москву двинул… Хотя друзья, как один, «оставайся в штатах, хоть посудомоем-нелегалом, валить надо из рашки». Ан нет, патриоты мы. Куда ж я без березонек-то…  А вся Москва заполнена чуть более, чем полностью людьми с MBA, прекрасным английским, хорошими рекомендациями и профильным опытом. Просто быть замечательным парнем мало. Пашу в роли поющего гоблина с ноутом – впариваю наши расчудесные программные продукты и еще более расчудесные услуги по их настройке, обслуживанию и объяснению «почему не получилось».  Снимать жилье, конечно, недешево, своей квартиры не купить так сразу. Но по Владивостоку не скучаю, в профессиональном плане ничего там бы я не получил. В бытовом, впрочем, тоже.  Родные места, родительский дом… только в этом смысле ностальгия.  Я принял решение, глупо возвращаться назад. Хотя крышу рвало конкретно, типа, кто я, что я здесь делаю, что дальше и т.д. Сейчас собрался, есть несколько идей по организации бизнеса, есть светлые головы, связи и горячее желание. А море, солнце…  Да, в Москве вместо неба  - серая дрянь, солнце уже в 4 часа дня вялое, ближайшее море – студеная Балтика. Но отсюда я могу в Италию, Египет, Турцию, Хорватию гонять хоть раз в три месяца, или в Тай, на Фиджи раз в полгода. Запах не тот, ракушки не те, женщины не те. Но пусть они останутся там, в той жизни, в детстве. Наливай уже…

Анатолий, 32 года, уроженец Находки, советник федерального министерства, 7 лет живет и работает в Москве (высокий, подтянутый, ухоженный блондин с дорогой стрижкой):

 - (протяжно, совсем по-маасковски) Нуууу, тут досуг, люди, общение, столько возможностей, тут живая история, весь движняк, все деньги, прости за цинизм. В конечном итоге, тут я могу заработать, тут мне интересно. Основная работа не самая плохая, хотя доход больше получаю от своего хобби – от искусства. Тут просто можно жить общением с людьми! Квартира съемная, но это нормально, наоборот, многие говорят, что глупо покупать квартиру в Москве, можно потратить миллионы и с большим умом. Конечно, в Приморье бываю, дом все-таки.  Но все эти разговоры о море, закате, рыбалке, чем-то волшебном  и особенном не понимаю. Не должны эти глупости сдерживать тебя. Хочешь расти -  весь мир перед тобой, дерзай! Мне тоже сначала тяжело было – никого не знаю, денег нет особо. Но поставил цель – сделал. Сейчас и родителей перевезу…  А ты чем-то хуже что ли? Надумаешь перебираться – звони.

Станислава, 30 лет, почти всю жизнь прожила во Владивостоке, советник федерального министерства, 7 лет живет и работает в Москве (стройная, породистая девушка с длинными волосами, искрами в глазах и улыбкой от которой немедленно теряешь волю  и приобретаешь готовность бежать в ювелирный):

 - Да я ж привыкла кочевать, отец служил ведь. Только раньше гарнизоны, а сейчас бизнес-переговоры. Не номерные городки, а дорогие отели. Япония, США, Корея, Сингапур… уже сама запуталась. А вы, кстати, чего там жалуетесь? Саммит АТЭС же будет во Владивостоке! Это же уникальный шанс, новые возможности, инвестиции! Да сколько всего только в нашем министерстве делается для этого! Русский остров и весь Владивосток будет не узнать! Я совсем скоро лечу в Гонолулу, изучать опыт подготовки к саммиту 2011 года!  Домой езжу, конечно, родители все-таки. Хотя они ко мне ездят чаще. Мне кажется, нельзя сейчас из Приморья уезжать – столько возможностей ведь!  А ты говоришь, бегут… не понимаю. Только вернулись, кстати, с Карибского бассейна – вот там солнце, вот там отдых! Все принесут,  с улыбкой подадут, и не надо за сомнительными ракушками в мутные воды нырять и паленой водкой их запивать. Бр-р-р-р.  Только люди тут гнилые совсем, в Москве. На вид доброжелательные, первые друзья прям, а как узнаешь ЧТО они говорят, какие доносы пишут, голова кругом идет. Приходится постоянно быть в тонусе, не отставать. Иногда сделаешь, а потом  себе поражаешься, в студенчестве о таком и помыслить нельзя было. Казалось же, что все госслужащие – пример для подражания, кристально честные, благородные, энциклопедически эрудированные. А тут, сброд какой-то со всей России. Добираться до центра еще далеко, полтора часа, устаю…  А когда кто с Владика приезжает, грущу. Если погостить, то грущу потому, что вспоминаю о доме. Если насовсем – грущу за тех, кто там остался.

Вы никогда не замечали, почему для нас – дальневосточников – все, те, кто уехал в Москву – предатели и негодяи. Даже те, кто уехал за границу не настолько осуждаем. Казалось бы, Москва – столица, центр России, город славный, красивый и замечательный. Город, не давшийся полякам в 1612, не давшийся французам в 1812 и не давшийся немцам в 1941 годах. Город, откуда 8,5 веков уходят славные русские полки для защиты Отечества. Почему те, кто воссоединяется с великой русской историей, – предатели? Почему мы с пеной у рта грозимся свозить «на Горностай» всех вернувшихся?  А ведь многие из нас не уезжают отсюда только из-за «вопроса чести», но втайне, в душе, уже далеко.

Мне кажется, что именно потому, воспитаны так, что «русские на войне своих не бросают».  Владивосток славен своей историей (не воинской славой, уж простите). Славен моряками военными и гражданскими, строителями Транссиба, людьми разных профессий, возрастов, прибывших со всего СССР.  Это суровая земля, и бесконечно прекрасная. И именно сложность жизни здесь давала нам величие, чувство того, что мы – дальневосточники – особенные. И когда выяснилось, что мы не особенные, а просто «кучка  провокаторов», что Приморье – всего лишь гигантский проект про распилу денег налогоплательщиков со всей России… стало не по себе.  Когда на всю Россию говорят, что  мы  – жулики и проститутки, что смертник, взорвавший людей в Домодедово, служил именно во Владивостоке… Когда выясняется, что для доброй половины россиян Владивосток - родина партизан-спекулянтов, которые ездят на японском хламе или дорогущих джипах, едят красную икру, продав китайцам все государевы секреты. Приятных чувств не прибавляется.  И в сознании каждого приморца средоточие мирового зла – Москва, где над нами смеются, считают недочеловеками, где на нас наживаются. Утрированно и примитивно, конечно, излагаю. И все, кто уехал, соответственно, тоже смеются над нами и наживаются, наживаются (даже в съемной однушке в Отрадном, питаясь злаками). А нам, оставшимся, держать эту землю все труднее и труднее. Как труднее и противостоять бесам. Труднее жить вместе мирно. Труднее не видеть в каждом приехавшем южанине, будь он хоть профессором русской истории, преступника и колонизатора.

"А ну как, Сережка, Толян, Стася не уехали бы, сдюжили бы мы тут обязательно, столько бы дел наворотили и  к саммиту бы подготовились как надо, не было бы воровства, не было бы такой ненависти и уныния, а только позитив и солнце-солнце-солнце"... Но вышло как вышло.

Говорят,Бог не дает испытаний, которых человек не может вынести.  Уверен, это и о Владивостоке. Давайте вспомним, что именно русский корабль в июле 1860 года бросил якорь  в бухте Золотой Рог, и об этом твердо знал каждый китаец, японец, кореец в дореволюционном Владивостоке. И хозяин земли – русский -  никого не оскорблял, не унижал,  а великодушно позволял жить и работать. Пока не перестал осознавать себя частью великого народа...  С этой памятью, быть может, и мысли об отъезде будут приходить в голову реже. И снова станем уважать, прежде всего, друг друга.

А навстречу самолету неукротимо неслось восходящее солнце…

Оригинал в ЖЖ Ф. Стрельцова

ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:64.1563.92
EUR:68.4767.77
CNY:93.2292.84
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Общество»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика