18+
9 декабря 2016, пятница
Важно
Приложения

Рыболовы-любители хотят рыбачить по нашим законам


Один из авторов альтернативного законопроекта "О спортивном и любительском рыболовстве" рассказал все, что он думает о платной рыбалке
 
Передача традиционных мест любительской рыбалки в частные руки под видом рыбопромысловых участков (РПУ) всколыхнула страну. Возмущенные приватизацией рек, тысячи рыбаков-любителей заявили свой протест. Однако многие их требования вызывают вопросы.
Мой собеседник - Игорь НИКИТИН, один из неформальных лидеров рыбацкой общественности Камчатки. После мореходки работал в рыбной отрасли и рыбоохране. Имеет юридическое образование. Рыбак-любитель.
 
- Игорь, новые порядки организации любительского и спортивного рыболовства появились в 2008 году. Почему вы решили высказать свои претензии только спустя более 2 лет?
 
- Когда начались эти порядки, мы не молчали. Первым, кто открыл продажу федеральной собственности под видом оказания услуг, был "Севвострыбвод". Будучи ФГУ, он фактически вел предпринимательскую деятельность, которая сводилась к продаже разрешений на лов. Их стоимость он взвинтил до 200 рублей, не внося с этого ни копейки в бюджет. До 2007 года я работал в краевом управлении Россельхознадзора, который имел полномочия рыбоохраны. Тогда мы обязали рыбвод платить хотя бы налоговый сбор за пользование водными биоресурсами. Но не успели отстранить его от самовольного распоряжения федеральной собственностью, так как в 2007-м был создан Госкомитет по рыболовству (ныне - Федеральное агентство, ФАР). Он получил рыбоохранные функции, а рыбвод стал его частью со всеми вытекающими из этого последствиями.
В 2008-м нынешний порядок был окончательно закреплен. В правилах рыболовства слово "лицензия" подменили "путевкой". Таким образом, выдача разрешений на лов рыбы органом государственной власти окончательно превратилась в "оказание услуг" - в частный бизнес.
При этом федеральным законодательством такого рода предприниматели функциями государства по распоряжению федеральной собственностью не наделялись.
В том же году мы направили первое коллективное обращение в адрес губернатора, председателя Заксобрания и прокурора края. Тогда под ним стояло около 160 подписей. Можно было собрать больше, но мы спешили обратить внимание властей на проблему, которую в тот момент можно было решить меньшими усилиями чем сейчас. Однако никаких ответных действий не последовало.
Камчатский край стал одним из первых субъектов, на котором обкатали новую "схему". Этот процесс шел постепенно. Ему придавался вид прежнего привычного порядка. Многие рыбаки не сразу заметили подмену понятий. Сегодня, когда и в других регионах России традиционные места рыбалки переходят в частные руки, все окончательно поняли суть происходящего. Как итог, митинги, которые прокатились по городам страны, и наше обращение.
 
- Право на вылов одного экземпляра чавычи весом в 10-12 кг обходится в 200 рублей, в то время как кг этой рыбы в мае-июне стоит до 1.000 рублей. Разве это заоблачная цена за путевку?
 
- На основании ставок, установленных Налоговым кодексом, можно рассчитать ориентировочную ставку сбора за один экземпляр рыбы. При среднем весе одного экземпляра стоимость именной лицензии для граждан, например, на право вылова одного экземпляра чавычи не должна превышать 35 рублей. Почему это право стоит 200 рублей и выше? Плата за путевку обладает всеми признаками оплаты сборов за использование водных биоресурсов. Налоговым кодексом запрещено кому-либо устанавливать иную, чем это определено самим кодексом, стоимость платы за добычу водных биоресурсов. Например, сейчас в Приморском крае местами продают путевки на вылов симы значительно ближе к налоговой ставке: в среднем, по 40 рублей за "хвост".
 
- Если бы все владельцы РПУ продавали путевки по таким ценам, вы бы сняли свои претензии?
 
- Мы не торгуемся о цене. В нашем обращении речь идет о другом. Понятия "путевка" в законе о рыболовстве и в правилах нет. Его смыл можно понять из норм закона в нынешнем виде и правил. Цитирую из правил: "Гражданам необходимо заключить договор об оказании услуг с пользователем, имеющим договор о предоставлении РПУ для организации указанного вида рыболовства (далее - путевка на добычу (вылов) водных биоресурсов)". Если путевка - это договор об оказании услуг, то почему Росрыболовство принуждает граждан обращаться за услугами к неким пользователям? Почему за нежелание получить услугу любитель подвергается административному наказанию? Это нарушает один из главных принципов гражданского законодательства - свобода договора. Вы можете представить, чтобы кого-то силком тащили в парикмахерскую, чтобы правила дорожного движения обязывали водителя получать услуги только на конкретной шиномонтажке?
Кроме того, рыба, свободно плавающая в водоемах общего пользования, является федеральной собственностью, а не товаром или услугой. Если путевка рассматривается как разрешение на добычу водных биоресурсов, по какому праву Росрыболовство передало коммерсантам полномочия органа государственной власти по распоряжению федеральной собственностью?
 
- А вам не все равно кому платить за разрешение: государству или владельцу РПУ?
 
- Я, как гражданин своей страны, хочу платить в соответствии с законом за использование федеральной собственности государству, а не коммерсантам. Я хочу, чтобы мои деньги шли не на оплату частных поездок владельцев РПУ в Таиланд, а на решение социально значимых задач.
Предпринимательство - это получение прибыли от пользования своим имуществом, от результатов своей работы. Если предприниматель восстановил заброшенный пруд, развел в нем рыбу, я готов платить ему за право посидеть там с удочкой. Это справедливо. Владелец РПУ берет деньги за то, что ему не принадлежит, во что он не вкладывал своего труда. Мне вообще не понятно, как можно быть владельцем РПУ. Один из основных признаков права владения каким-либо объектом - возможность изменять его свойства. Если вы владелец земельного участка, вы можете построить на нем дом или разбить сад. По закону о рыболовстве РПУ состоит только из акватории водного объекта. Каким образом вы можете изменить свойства текущей мимо вас воды?
 
- Но владельцы РПУ взялись развивать туристическую инфраструктуру и сервис на реках. Это требует инвестиций. Откуда им взяться, если не подвести под них ресурсную базу?
 
- А откуда у вас данные о том, что рыбакам не хватало сервиса? Вы слышали, чтобы они требовали обеспечить им какие-то услуги или инфраструктуру? Если кто-то хочет оказывать услуги, пожалуйста. Но какая связь между владением РПУ и предоставлением рыболовных снастей, лодок или ночлега? У меня есть свои и снасти, и лодка, и палатка. Почему я должен заключать с кем-то договор об услугах за право подойти к реке? Это не развитие бизнеса, а рэкет. Ресурсная база для развития такого рода бизнеса находится в кредитных учреждениях - пусть идет и берет деньги в банке.
Кстати, рыболовный туризм развивался на Камчатке и до введения РПУ. Для него надо создавать инфраструктуру не на отдельных РПУ, а вообще в регионе: строить дороги, гостиницы, снижать стоимость полетного часа вертолета и т. д.
Теперь я вас спрошу. Чем отличается любительское рыболовство от промышленного?
 
- Объемами?
 
- Нет. Только целями. Любитель ловит для личного потребления без права продажи, промышленник - для продажи. Других отличий нет - ни по орудиям (любительское рыболовство ведется, в том числе, сетями), ни по объектам или местам лова. Значит, оба пользователя должны находиться в равных условиях, иметь равные права, поскольку Конституция запрещает дискриминацию лиц по каким-либо признакам.
А сейчас сравним их положение. Промышленник получает лицензию на право лова от государства. Он платит за это ставку сбора - порядка 3,5 рубля за "хвост" чавычи (по итогам промысла, если поймает - доплатит до 35 рублей). Причем ему дают реальную возможность поймать рыбу - не в течение дня, а до окончания периода хода лосося. Его никто не обязывает получать услуги у каких-то конкретных фирм. Он покупает орудия лова, чинит суда и т. д. у кого хочет.
У любителя - все наоборот. За правом лова под видом "услуги" он обязан идти в частную фирму, которая возьмет с него 200 рублей. А путевка ему выдается только на один световой день, без гарантии что он поймает что-либо в этот день. Следовательно, путевка - это даже не плата за вылов рыбы, а плата за возможность попытать счастье ее поймать.
 
- А вы хотите рыбалки без ограничений?
 
- Нет. Я за ограничения. Например, за обязательные нормы вылова любых видов рыб. Рыбалка без ограничений сейчас возможна только на РПУ с великодушного (за деньги) разрешения владельца. На "круглом столе", который прошел в правительстве края, один "любитель" заявил: мне нужна путевка, чтобы меня никто не трогал. Это и в самом деле так: вместе с путевкой тебе продают право безобразничать на реке - ловить не только на удочку, но и сетями в запретный для всех период нереста хариуса и микижи.
Нам говорят, что владельцы РПУ обеспечивают на них порядок. Это фикция. Например, одна из компаний в конкурсной документации указала, что в штате у нее менее 10 человек. Сегодня только один из ее участков имеет протяженность 170 км. Какими силами она будет обеспечивать там порядок, еще и при отсутствии законных полномочий?
На том же "круглом столе" прозвучала и такая мысль: раньше всем лицензий не хватало, зато сегодня все желающие могут получить путевку. Но за счет чего это достигнуто? Путевки, которые они называют "лицензиями" для поддержания в головах граждан мысли о якобы правильном, по старинке, порядке организации любительского рыболовства, продаются в магазинах. Тогда, наверное, было бы правильным раздать РПУ именно владельцам магазинов. Кроме того, любой рыболовный интернет магазин, тоже может получить право продаж.
Далее. Владелец РПУ получает на свой участок порядка 2 тонн чавычи. При среднем весе рыбы и количестве экземпляров на одну путевку - это всего 300 бланков. За какой срок можно реализовать такое количество? День-два. Но продажа путевок только на чавычу идет безостановочно в течение 2 месяцев. Например, наш товарищ увидел в одном из офисов кубометр этих бумажек. Мы направили запрос в Северо-Восточное теруправление ФАР о количестве путевок, выданных в 2010 году.
Управление ответило, что этой информацией не располагает, что сбор таких сведений к его компетенции не относится. А в чьей еще компетенции это должно быть, если не ФАР? Если лов без путевки считается незаконным (за этим с особой тщательностью следят инспекторы), значит, каждая путевка должна предполагать вылов одного экземпляра из допустимого для вылова объема. Но ведь это не так!
Подавляющее большинство путевок не обеспечено рыбой, что допустимо выловить гражданами без ущерба для популяции. Если перенести нынешний порядок в любительском рыболовстве в сферу любительской охоты, то мы бы увидели следующее: пользователь охотугодий, получивший на сезон возможность добыть 5 медведей, продал бы всем желающим сотни и тысячи разрешений на их отстрел без всякого контроля со стороны органов власти. И, разумеется, называл бы свою деятельность оказанием услуг, развитием любительской охоты и сохранением животного мира, а стоимость таких разрешений "с потолка" оправдал бы некими организационными затратами, вплоть до содержания аквариума в кабинете руководителя и пополнения представительского бара.
 
- ФАР предлагает вам вступать в общественные инспекторы, чтобы вы могли контролировать происходящее на РПУ…
 
- Я, как человек, отработавший в рыбоохране 16 лет, не вижу смысла в том, чтобы наращивать количество инспекторов на реках для предотвращения открытого и явного браконьерства. Непосредственно на водоемах процесс принял необратимый характер. Его причины заложены вовсе не в недостатках системы охраны, а в самой политике регулирования, в отсутствии доступности водных биоресурсов, как объекта предпринимательской деятельности для жителей прибрежных территорий.
Вы когда-нибудь слышали, чтобы российский наркоконтроль гонял афганских крестьян с маковых плантаций? Есть другие методы. В Камчатском крае фактически одна дорога, один аэропорт, один морской порт, два крупных рынка. Неужели надо иметь орду инспекторов, чтобы перекрыть эти каналы транспортировки и сбыта ворованной рыбы совместно с правоохранительными органами?
И еще. Задачи рыбоохраны, когда их "клиентами" и фигурантами в протоколах являются граждане с удочкой и пенсионеры у городского моста в зимние месяцы, не могут найти понимания среди рыболовной общественности.
 
- Как получилось, что рыбацкая общественность представила в Госдуму именно ваш проект закона о спортивном и любительском рыболовстве?
 
- Произошло это неожиданно. Идея такого закона возникла уже когда по стране прошли митинги. Редактор газеты "Рыбак рыбака" Алексей Цессарский, который в силу обстоятельств стал одним из лидеров этого движения, призвал общественность принять участие в разработке законопроекта. Я по его просьбе подготовил свой вариант для его последующего слияния с другими в конечном итоге. С юридической точки зрения он был весьма "сырым" из-за нехватки времени для работы над ним. Мне, как жителю Камчатки, было трудно учесть великое разнообразие условий любительского рыболовства всей страны. Но поскольку он оказался единственным, с ним в Госдуму и пошли. А потом мы узнали, что ФАР в обход парламента внесло в правительство свой проект, в котором мнение рыбацкой общественности вообще не учитывалось.
 
- В чем заключаются ваши предложения?
 
- Очень вкратце: отсутствие РПУ для "организации любительского рыболовства".
Предтеча РПУ - "лицензионный участок" - пережиток советского прошлого, когда любителей впервые пустили на реку ловить лосося на удочку. Они находились на водоеме под пристальным контролем рыбоохраны, так как на водоемах в те годы вообще никого быть было не должно. Любители были исключением из общего тотального запрета на вылов лосося в частном порядке.
Поэтому утверждения представителей власти, что лов лососей может осуществляться только на РПУ, не соответствует действительности, закону, правилам и здравому смыслу. Непонятно, что может дать такой порядок, если целые реки уже отданы в частные руки, где они могут сейчас позволить ловить любую рыбу, любыми орудиями лова и без всякого контроля со своей стороны. РПУ - это надуманная условность, это не такая же необходимость для поимки рыбы, как крючок на снасти.
По существующему порядку практически все туристы-гости полуострова невольно становятся браконьерами. Они путешествуют по Камчатке в таких местах, где РПУ просто не существует. Неужели сложно установить такой порядок, когда каждый из них может заранее приобрести лицензию на законный вылов пары лососей на маршруте? Ведь это все равно имеет место быть. К каждому человеку инспектора не приставишь. Зато многие из них не хотели бы находиться в рядах браконьеров при наличии альтернативы. Уверен, большинство приобрело бы такую лицензию.
Считаю, что в лицензиях должны быть указаны границы (реки, бассейны, районы), где разрешено осуществлять лов. И этого вполне достаточно.
Я уже говорил про равенство прав рыбаков-любителей и промышленников. Если рыболовецкое судно получает в ФАР разрешение ловить рыбу не на каких-то участках, а во всей промысловой зоне или подзоне, такое же право должно быть и у любителя. Объемы вылова анадромных видов определяются на Камчатке даже не на бассейн одной реки, а на огромный морской район, куда эти реки впадают. Нет разницы, на каком участке реки он будет освоен (кроме нерестилищ). На основном русле или в боковой протоке - популяция рыбы одна. Нет никакого здравого смысла в том порядке, что сейчас существует на реке Большой - три параллельных русла (три разных РПУ) с разными хозяевами и необходимостью покупать путевку у каждого из них отдельно. Смысл видится только в одном - максимальный сбор денег с граждан за выход на водоем со спиннингом в пользу ничего не делающих предпринимателей.
Самый оптимальный вариант, если деньги за лицензии будут оставаться в региональном внебюджетном фонде, чтобы целевым назначением идти на решение задач, которые сегодня якобы решают владельцы участков. Например, обустройство подъездов к водоемам, популяризация настоящего (законного) любительского лова, развитие реального сектора востребованных услуг, экологическое воспитание подростков, деятельность общественной рыбоохраны.
 
- Внебюджетным фондом тоже можно манипулировать.
 
- Этим фондом должна управлять согласительная комиссия, состоящая 50 на 50 из представителей органов госвласти и общественности. Минимизировать риск злоупотреблений возможно лишь действенным общественным контролем. Это аксиома.
 
- Вы предлагаете выдавать лицензии длительного действия. А что помешает недобросовестному рыбаку в течение всего срока их действия приезжать на реку и, прикрываясь этой бумажкой, каждый раз вылавливать по две чавычи?
 
- А почему из-за одного такого недобросовестного должны отжиматься все? Условие такой лицензии, напечатанное на самом бланке, должно состоять в том, что лицензия при поимке рыбы должна быть закрыта (сделана отметка о вылове) самим рыбаком до продолжения лова и (или) убытия с места лова. За нарушение прописана соответствующая ответственность в КоАП.
Любители в массе своей нормальные и законопослушные люди. Среди них недобросовестных даже меньше, чем среди промышленников и других пользователей, которым разрешение на добычу выдается на весь сезон.
Лицензию на медведя ведь дают и не боятся, что на одну лицензию перебьют сколь угодно много. Хотя риск тот же самый.
Такие "перестраховки" - это неуважение к своим гражданам. Нельзя отталкиваться от того, что все они воры по умолчанию.
 
- Допустим, РПУ упразднят, как вы требуете. Но разве это справедливо по отношению к тем пользователям, которые добросовестно отнеслись к делу и уже вложили в свои участки деньги: построили стоянки, гостиницы и т. п.?
 
- Во-первых, конкретно в РПУ, то есть в поток текущей воды, никто и ничего не вкладывал и вкладывать не будет. Полагаю, это физически невозможно.
Во-вторых, постановлением правительства о проведении конкурсов было предусмотрено, что инфраструктура создается на каждом РПУ. У нас же ее не создали за все время ни на одном из них. Сарай на берегу реки для проживания продавца путевок в этот перечень не входит по определению.
Причем любая структура создается не на воде, а на земле, принадлежащей муниципальным образованиям. Это власти, например, Усть-Большерецкого района должны были решать: где и какие земельные участки выставлять на конкурс для размещения на них объектов инфраструктуры, а не Росрыболовство делить воду. Очевидно, что именно так произошло в отношениях районных властей и ООО "Андар". Последний взимает отдельную плату с любителей за стоянку машины в устье реки Начилово. Наверное, они получили в аренду под стоянку земельный участок, обеспечили его твердым покрытием, как того требует Водный кодекс, и эксплуатируют его по назначению отдельно от РПУ и водных биоресурсов. Согласен, такая деятельность является реальным оказанием услуг.
В-третьих, я же не призываю отнимать у нынешних хозяев РПУ имущество. Разве без РПУ их стоянки, гостиницы и т. п. не смогут работать, потеряют свои функции? Без РПУ хозяин гостиницы не сможет селить в нее людей? Это никак между собой не связано.
Несправедливо другое: когда мне в цену разрешения на вылов рыбы включают стоимость гостиницы, услугами которой я пользоваться не хочу.
 
- Если по вашему предложению один государственный орган в лице ФАР займется выдачей путевок-лицензий, это чревато очередями.
 
- Такая система существовала до 2005 года, ни у кого особых претензий это не вызывало. Лицензии выдавали еще и районные инспекции.
Давка и ажиотаж возможны, когда путевка на разные части одного водоема выдается разными лицами и только на одни сутки. Не думаю, что раздача РПУ была задумана ради устранения очередей. Пример устройства РПУ на реке Большой показывает обратное - мне приходится обращаться сразу к трем владельцам участков одного водоема для "законного" нахождения на реке в течение всего одного дня. И платить каждому. Назвать это заботой о гражданах не повернется язык.
 
- Каких действий вы ждете от правительства края, куда направили свое обращение?
 
- Существует краевая комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб, которой руководит министр рыбного хозяйства региона. Представители региональной власти и теруправления ФАР все время ссылаются на правила рыболовства.
В соответствии с новыми поправками в закон о рыболовстве комиссия, начиная с этого года, не имеет каких-либо оснований для передачи владельцам РПУ определенных объемов водных биоресурсов. Соответствующая норма закона была отменена. Закон гласит, что путевка - это только договор возмездного оказания услуг, заключенного в соответствии с гражданским правом. Правила рыболовства не соответствуют закону и не должны применяться без учета своевременности их исправления. Комиссия не имеет права ссылаться на правила рыболовства. Во-первых, действие правил распространяется только на лиц, осуществляющих рыболовство. Комиссия к их числу не относится. Во-вторых, правилами определено, что владельцы РПУ имеют право согласовывать в путевке разрешенное к вылову количество рыбы в пределах квот. Как известно, квота - это часть общего допустимого улова (ОДУ). Также хорошо известно, что ОДУ для тихоокеанских лососей не устанавливается. Следовательно, даже в правилах рыболовства речь идет не об анадромных видах. Простите, это не мы сочинили такие правила!
Согласно федеральному закону о рыболовстве комиссия уполномочена устанавливать объемы, сроки, места и иные условия вылова. Уверен, этих полномочий достаточно, чтобы четко определить количество путевок, исходя из определенного заранее объема, пронумеровать их и передать владельцам РПУ для распространения по установленным, а не произвольным ценам. То есть на этом этапе мы не требуем упразднять РПУ или отнимать у их владельцев право распространять путевки. Мы просто предлагали взять эту деятельность под контроль. Мы отлично понимаем, что в регулировании рыболовства создана масса проблем и противоречий. Мы рассчитывали, что в создавшейся ситуации представители власти, как государственные служащие, вспомнят один из важнейших принципов своей деятельности - приоритет прав и свобод граждан, рассмотрят создавшееся положение, исходя из принципов законности в самом широком смысле. Ведь правила - это всего лишь небрежно и неграмотно исполненный приказ главы ФАР.
 
- В Москве у вас также были встречи в центральном аппарате ФАР. Удалось ли вам их убедить?
 
- Меня приняли заместитель руководителя ФАР и начальник правового управления. Полагаю, они все отлично понимают. Но когда начинается официальный разговор, между нами возникает стена. Как мне видится, причина проста. ФАР лоббирует интересы своих учреждений (рыбводов) и небольшой группы коммерсантов, ставших владельцами РПУ на Нижней Волге и Кольском полуострове (этой мировой жемчужиной, где сохранилась дикая популяция атлантической семги, фактически владеет иностранный гражданин). Причем правила рыболовства были "заточены" именно под Кольский полуостров, где рыбалка на многих реках стала элитной, куда пускают рыбачить только клиентов владельцев РПУ.
Отсюда в правилах рыболовства появилась не находящая применения на Камчатке формулировка, что в путевке (договоре об оказании услуг) согласовывается количество для вылова. У нас же путевка выдается не только клиентам владельцев РПУ, а продается всем желающим, в том числе рыночным торговцам браконьерских уловов и даже экипажам рыболовных судов. В крае сложилась практика, когда наличие путевки позволяет якобы законно пустить уловы в оборот.
На "круглом столе" в Госдуме прозвучали такие цифры: госбюджет получил от спортивного и любительского рыболовства на Кольском полуострове за сезон 125 тысяч рублей, в то время как один клиент оставляет владельцу РПУ до 600 тысяч рублей.
Там же я спросил представителей Росрыболовства: какой государственный и общественный интерес в том, чтобы существовали РПУ и их частные владельцы? Ответа мы не получили. А как бы вы ответили на этот вопрос?
 
- Видимо, государство, не справляясь с функцией рыбоохраны, решило переложить ее на коммерсантов. Их сделали хозяевами РПУ, чтобы заинтересовать в обеспечении сохранности ресурса.
 
- Во-первых, в своем ответе, полностью повторяющем заявления государственных служащих различных уровней, вы вольно или невольно отделили интерес государства от интереса общества. Это уже о чем-то говорит. Во-вторых, у нас проблемы не только в рыбоохране, но и в других сферах: армии, правоохранительных органах. Значит, все раздадим в частные руки? В Кущевском районе один парень тоже подменил собой государство. Плохо закончилось.
А в общем, обескураживает, что чиновники федерального уровня публично заявляют о неспособности государства исполнять свои функции и остаются на своих постах.
 
Кирилл МАРЕНИН, интервью опубликовано в газете "Камчатский край"
 
P.S. По словам главы ФАР А. Крайнего, новые порядки увеличат налоговые поступления от спортивного и любительского рыболовства в 2,5-3 раза. А кто-нибудь считал, какая польза стране была от этой отрасли раньше? Может, ее было уже достаточно?
В России существует ошибочное мнение о рыбалке как о занятии пьющих мужиков. На самом деле это важная составляющая народного хозяйства. В других странах серьезно изучают ее роль в экономике. Так, в Канаде подсчитано, что затраты на вылов одного лосося промышленным способом составляют около 3 долларов, в то время как рыболову-любителю тот же лосось обходится в 90 долларов. Это не только налоги и сборы, а общая сумма, которая вливается в экономику. Можно не сомневаться, что россиянам вылов стоит еще дороже.
Например, чтобы рыбаку-любителю доехать из Петропавловска в "рыбный" Усть-Большерецкий район и вернуться назад, нужно порядка 50-60 литров горючего. Сейчас на Камчатке 98-й бензин стоит 36,5 рубля, 92-й и дизтопливо - по 32 рубля. По данным Федерации автовладельцев России, налоги (на добычу полезных ископаемых, НДС и акцизы) составляют в цене автомобильного бензина 40 процентов, в цене дизельного топлива - до 48 процентов. Вот и считайте, сколько рыбак отдал в бюджет за одну поездку.
Кроме того, требуется топливо, чтобы заправить лодку. По дороге рыбак заезжает в поселковый магазин, где запасается продуктами. Не говоря о том, что ему нужно купить снасти, лодку, экипировку, походную одежду и многое другое. Это только часть расходов, которые вливаются и развивают экономику, создают рабочие места. В той же Канаде затраты на рекреационное рыболовство позволяют сохранить 40 тысяч рабочих мест.
В России эта цифра будет не меньше, учитывая, что у нас - до 25 млн рыбаков-любителей. Имело ли смысл еще глубже залезать к ним в карман?
ЭПИ "Дейта"
КОММЕНТАРИИ
  • рыбак17:59, 16 Июня 2011
    Все верно, очередно распил в больном государстве. И так в каждом аспекте деятельности.
  • Vlad21:48, 16 Июня 2011
    Молодец Игорь! ! !
  • 11122:47, 16 Июня 2011
    Хотят обогащаться ничего не делая, ни одного чиновника работать в производстве не заставить. Пусть сами разводят рыбу и тогда продают.
  • скарт23:11, 16 Июня 2011
    всё грамотно, всё по теме, молодец!
  • Сергей23:28, 16 Июня 2011
    Когда у власти друзья и родственники, так обычно всё и происходит. Случай с Ливией показал, что бабок можно лишиться даже удрав за бугор. Ходите на выборы и думайте за кого голосовать. Если партия долго у власти, то она обрастает ворами и бюрократами. Если так пойдет дальше, то скоро к речке нельзя будет подойти полюбоваться закатом, а не то что с удочкой на карася.
Читать все комментарии
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Анонимно
 
Авторизовано
ВойтиРегистрация
 
Другие
Внимание!
В комментариях не допускается размещение сообщений, способствующих разжиганию религиозной, расовой и национальной розни, призывающих к экстремистской деятельности. Редакция РИА «Дейта» предупреждает: в случае появления на сайте информационного агентства Ваших комментариев подобной направленности, Ваш IP-адрес может быть передан в правоохранительные органы. Также просим Вас воздержаться от использования нецензурной лексики, оскорблений, сообщений, содержащих заведомо ложную информацию и клевету, - в противном случае Ваш комментарий будет удален.
Будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.9163.39
EUR:68.5068.25
CNY:92.8392.14
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Спорт»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика