гшнек

Политические настроения среднестатистического приморца сегодня еще более переменчивы, чем местный климат. Почему так? Кто забыл закрыть форточку и запустил шквальный ветер в некогда штильное политическое пространство Приморья? Мудрые люди говорят, что решения проблем в настоящем нужно извлекать из прошлого.

Второй тур губернаторских выборов 17 июня 2001 года завершился победой 37-летнего предпринимателя Сергея Дарькина, провозгласившего, что “нам здесь жить”. В той предвыборной гонки его “темная лошадка” неожиданно для многих обошла и кандидата Кремля, и еще более популярную в народе графу “против всех”. Новоизбранному губернатору суждено было продлить свои полномочия дважды - в 2005 и 2010. Завершилось 10-летнее правление Дарькина его добровольной отставкой в 2012. За это время, по признанию ряда наблюдателей, он принял “судьбоносные для Приморья решения”. Сам Дарькин своим главным достижением называл “стабилизацию экономической и социальной обстановки”, подкрепляя это статистическими показателями - рост Внутреннего регионального продукта (ВРП), промышленного производства и доходов населения. Также в числе достижений - проведение всевозможных культурных и спортивных мероприятий - и даже “Луч играл нормально”. При Дарькине же было объявлено о масштабных стройках. Так, Приморью был обещан переход на газ. Но, главный проект - начало строительство мостов - Золотого и Русского - кампуса ДВФУ и прочая подготовка к Саммиту АТЭС-2012. Началось все за здравие, а закончилась за упокой - хищениями, уголовными делами и недостроенными гостиницами “Хаятт”, вобравших в себя 18 млрд бюджетных рублей и ставших практически рукотворным памятником коррупции в отдельно взятом регионе.

-х8-0з79щ8ш

Характеризующее тогда Приморье явление - высокий уровень криминализации региона. На что в свое время пенял даже Владимир Путин - «Больше, чем в каком-либо другом регионе России», - оценил президент. В то же время, выборы в Государственную Думу в декабре 2011 года продемонстрировали один из самых низких по стране результатов правящей партии “Единой России” - 33,34%. А в краевом центре - Владивостоке, она и вовсе потерпела поражение, уступив КПРФ. Таким образом, низкий уровень поддержки власти среди населения в купе с высоким уровнем криминала и коррупции предопределил грядущие перемены во властной вертикали Приморья.

В 2012 году регион возглавил ректор новоявленного ДВФУ Владимир Миклушевский, который губернаторствовал краем почти две пятилетки. 45-летний доктор наук, истинный интеллигент, не завязанный и не запятнанный связями с местными элитами - памятуя слова президента о разгулявшемся приморском криминале, с приходом Миклушевского, главным образом были связаны надежды на декриминализацию региона и борьбу с коррупцией. Внимание, спойлер: за время его правления криминал менее уютно себя чувствовать не перестал, а тема коррупции стала одной из самых упоминаемых в материалах приморских СМИ. Высокие ожидания не оправдались и начали рассеиваться практически с первыми перерезанными ленточками на открытии объектов “больших строек”. Наследство саммита АТЭС не раз еще аукнулось Владимиру Миклушевскому -  уголовные дела о хищениях возбуждались по горячим следам, но ровным счетом ничем не закончились, ни во время Миклушевского, ни после него. До сих пор широкой общественности не представлены имена расхитителей бюджетных средств. А пятизвездочные гостиницы “Хаятты” так и стоят недостроенными, непроданными и по большому счету ненужными - ни инвесторам, ни туристам, ни приморцам. Не обошлось без скандалов и при строительстве приморского океанариума. Все по классике: уголовные дела и хищения. Помимо прочего, за время последней пятилетки Миклушевского сформировался устойчивый тренд, который можно обозначить следующим образом: плох тот вице-губернатор, на которого не было возбуждено уголовного дела. Вице-губернаторы Сергей Сидоренко, Олег Ежов, Евгений Вишняков, Василий Усольцев, советники губернатора Илья Митькин (Спокойнов) и Алексей Авершин, генеральный директор «Примводоканала» Алексей Осиюк, глава «Примтеплоэнерго» Алена Григорьева - лишь часть арестованных из числа окружения губернатора.

-9х08-з98щш7г

Миклушевский позиционировал себя демократом, но именно при нем были отменены прямые выборы мэра Владивостока. Это его решение перекликалось с разразившимся противостоянием между краевым “белым” и городским “серым” домами. Борьба завершилась заключением под стражу мэра Владивостока Игоря Пушкарева, что по мнению ряда экспертов, положило начало управленческому кризису в администрации краевого центра не заканчивающемуся и поныне.

Но сильнее стагнации во властных коридорах в бытность губернатора Миклушевского был лишь укрепившийся развал в социально-экономическом положении региона. Приморцы ждали от столичного управленца серьезных экономических и социальных изменений, повышения уровня жизни, создания и улучшения инфраструктуры и так далее, но... не случилось. А замешанное его администрацией тесто до сих пор срывает крышку. Сотни обманутых дольщиков, тысячи не получивших положенного им по закону жилья детей-сирот, сидящие без дров жители приморской глубинки, проблемное образование и здравоохранение, отсутствие нормальных дорог и мостов, низкий уровень зарплат (на уровне 34 тысяч в среднем по региону), доведенные до износа теплосети, пришедший в аварийность жилой фонд и коррупция, как вишенка на пироге, испеченного Владимиром Владимировичем.  Вместе с тем, все более депрессивное состояние, на дно которого неотступно следовало Приморье, резко контрастировало с настроениями на капитанском мостике. Поток пиара славных дел, достижений и разного рода прожектов от губернатора Миклушевского увеличивался соразмерно слухам о его грядущей отставки. В начале октября 2017 настроение в башнях Кремля совпало с настроениями подавляющего числа приморцев - Миклушевский покинул Приморье, а вместо него врио губернатора Приморья был назначен Андрей Тарасенко - человек, надежд на которого было возложено еще больше, чем на предшественника.

“Чего не коснись - везде проблемы”, - признавался журналистам Тарасенко, говоря о доставшемуся ему наследство. Предполагалось, что именно он станет тем крепким хозяйственником, который наконец-то расчистит приморские “авгиевы конюшни”. Все, как известно, познается в сравнении - на фоне испытанного облегчения от ухода Владимира Миклушевского, Андрей Владимирович виделся не иначе как спасителем, чьё появление пробудило определенные надежды в сердцах тысяч приморцев.  И ничего, как говорится не предвещало. “Он же свой - приморский” -  Кассандры из сферы платных политических прогнозов увещевали, что голосуй не голосуй, а все равно получишь… капитана, которые, как известно, бывшими не бывают. По началу, даже наивно было сомневаться в неустойчивости позиций бравого «морского волка» – помазанника того, кто у нас первым после бога считается. В этой связи, Тарасенко всячески излучал политическую прочность. Он не скупился на разной степени величины и исполнимости обещания, с разной степенью успешности отбивая бросаемые ему вызовы: задыхающаяся от пыли и политического кризиса Находка. – будто бы спас. Вот вам новый глава и почти приструненные стивидоры. Голодающие и бездомные дети-сироты – вот вам компенсации на временную аренду жилья и обещание начать раздачу жилищных сертификатов. Отчаявшиеся обманутые дольщики – вот вам еще одно обещание - карать по всей строгости недобросовестных застройщиков.

09з8ш7г6н5

Обещал Тарасенко ни много ни мало, поднять с колен и восстановить все, что еще можно здесь у нас поднять и восстановить – от сельского хозяйства до туризма. Даже с «черной дырой» местной экономики - недостроенными “Хаяттами” собирался разобраться. Да, что там - не хватит и объема «Большой Советской Энциклопедии», чтобы вместить все те безоблачные и прекрасные дали, которые посулил нашему берегу, сошедший на него командир. И ведь все по-доброму, с искренней верой в то, что так оно и будет. Казалось, всем был неплох кремлевский назначенец… до той поры, пока переставал слушать своих спичрайтеров. Пожалуй, длиннее перечня обещаний от “морского волка”, может быть только список, рождаемых им (к радости журналистов и ужасу пресс-службы) искрометно-нелепых острот и оговорок. Выдаваемые перлы - от «негров-легионеров» до «протеинового риса из тропиков» - не единожды становились предметом всеобщей потехи. Но, что хорошо для стендап-комика, не очень хорошо для «настоящего хозяйственника», образ которого усердно навешивали на капитанский китель:

«Знаете, к богатым и богатство идет. А если мы себя будем считать бедными, то и будем бедными все время. Надо показывать, что мы счастливы и богаты», - учил приморцев позитивному мышлению Тарасенко. А чего, например, стоит его совет подождать и потерпеть работающему сейчас поколению, так как оно «не обременено жизненными трудностями». Кто-чем обременен или нет - вопрос, конечно, дискуссионный, но что-то подсказывает, что с такими “лайфхаками” вытянуть край из дотационного дна – обреченное на провал дело. Вот и у него не получилось: добавить в копилку заслуг губернатора Тарасенко что-то конкретное и осязаемое можно с большой натяжкой - исключительно агитационной листовки ради. Цитируя тогдашнюю коллегу Тарасенко, уроженку Приморья и бывшего губернатора Владимирской области Светлану Орлову: “Вроде бы старалась… Значит, где-то не доглядела”. Оба, кстати, на одной протестной волне и ушли.

 «…Дарькин, Миклушевский, Тарасенко… Кто там еще был – не помню? Наздратенко… Ну, менялись губернаторы, чиновники, а по сути-то в регионе, в нашей с тобой жизни что поменялось? Да, не … (ничего)...», - заключает мой приятель Семен за одной из вечерне-неторопливых бесед о судьбах Родины.

аывф

Семен 1992 года рождения – при губернаторе Наздратенко (1993-2001) он был еще слишком мал, чтобы всерьез обращать внимание на происходившие при его правлении вещи – топливный кризис или войну с мэром Владивостока Черепковым. Но уже при Дарькине (2001-2012 гг.) Семен закончил школу, поступил в институт, устроился на свою первую нормальную работу. При Миклушевском (2012-2017) - получил высшее образование, познакомился со своей будущей женой, стал отцом. Взял первые в своей жизни кредиты и впервые ощутил, что означает жить от зарплаты до зарплаты. С прежнего места работы уволился – «зарплата - 35 тысяч рублей совсем перестала расти», зато устроился на две новые –48 тысяч рублей в совокупности. К тому моменту он стал уже постоянным клиентом нескольких банков - машина, ипотека, ремонт, бытовая техника и деньги на операцию маме - все с помощью заемных средств. Уже при Тарасенко (2017—2018) - Семен впервые пошел на выборы потому что «у Приморья не осталось будущего».

За последние 18 лет в Приморье меняется пятый руководитель - неизменным остается только одно - продолжающийся отток жителей. Так, по оценкам специалистов, за 15 лет численность приморцев уменьшилась на 391 тысяч человек или примерно 17 %. При этом 57 % этой убыли (222 тысячи человек) было вызвано миграционным оттоком населения, а 43 % (169 тысяч человек) - превышением смертности над рождаемостью. Прогнозы Приморскстата относительно дальнейшей численности населения (до 2030 года) также не добавляют оптимизма: к 2028 году убывать в Приморье будет до 7,5 человек ежегодно. Если ничего не изменится. Так, все-таки «Нам здесь жить»? Не пора бы уже прикрыть форточку –  а то дует. И да воцарится штиль.

Андрей Горюнов

Горюнов

журналист, политический обозреватель DEITA.RU