241537_kaplya.jpg

С некоторых пор в автобусах Владивостока всё чаще можно увидеть молодых людей со стеклянным ящиком для сбора средств на лечение детей.  Они заходят на остановках и, после того, как автобус трогается, называют себя волонтёрами и произносят заученные фразы, что кому-то где-то срочно требуется сбор средств на лечение или реабилитацию. Обычно просят помощи для детей.  Корреспондент ИА «Дейта» отправился в центр города, чтобы встретить, если повезет, волонтера со стеклянным ящиком и заветной папкой, и пообщаться.

 «Пару месяцев назад, я наблюдал, как волонтер собирал деньги на лечение больного ребенка. Буквально через остановку ему позвонили, и он прекратил сбор сказал, "что сбор окончен. Нужную сумму на лечение собрали". После  чего этот волонтер вышел из автобуса, хотя пассажиры и предлагали ему еще денег. В целом, я поддерживаю любую форму благотворительности. Любая инициатива граждан направленная на помощь нуждающимся в ней людям, должна только приветствоваться. Но вместе с тем, нередко "благотворительностью" прикрывается обычное мошенничество.  В том числе и сбор средств на улицах и в общественном транспорте» - уверен очевидец Андрей.

Согласна с ним и девушка, неоднократно наблюдавшая за работой таких волонтеров.

«Либо они хотят содрать денег, либо это правда. Я до сих пор не знаю. Встречала их в 60, также стояли на парке Победы, на Серой лошади видела» - считает Марина.

Люди, собирающие средства в автобусах Владивостока, называют себя волонтерами фонда «Капля доброты».

Как удалось выяснить, благотворительный фонд «Капля доброты» действительно существует, он зарегистрирован в 3 сентября 2014 года в Хабаровске. Основным видом деятельности компании является предоставление социальных услуг без обеспечения проживания престарелым и инвалидам. Руководит организацией Виктор Тирский, о котором неоднократно писали СМИ Хабаровска, когда у фонда и общественности происходили разногласия.

Так, в октябре 2016 года у фонда Виктора Тирского и кондукторов автобусов, не желавших пускать волонтеров в автобусы бесплатно, разгорелся нешуточный скандал, вылившийся на страницы местных СМИ.

«Если каждому волонтеру давать на проезд, то много благотворительных средств мы не соберем. Ведь волонтер пересаживается из одного автобуса в другой, чтобы не напрягать людей одного маршрута регулярными объявлениями» - ответил Тирский. 

Пожертвования в автобусах - это зло, считает главный редактор портала «Владмама» Ольга Романова.

 «Ни один приморский фонд не собирает деньги в общественном транспорте. Потому что невозможно проверить, сколько собрано денег и какая их часть доходит до нуждающегося ребенка.  На одном маршруте, допустим, за день собирают 50 тысяч рублей (а я думаю, что собирают больше – люди очень отзывчивы), какая-то часть идет на оплату этим «волонтерам» (которые, в этом случае, уже совсем не волонтеры), какая-то сумма из пожертвований действительно поступает на счета больного ребенка. Но – какая? Мы пытались все это выяснить, но это нереально. Полиция говорит – у людей есть документы, все законно. Но люди, которые жертвуют деньги больному ребенку – куда на самом деле они отдают свои деньги?» - задает риторический вопрос Ольга Романова.

На остановке Комарова в 15 автобус заходит девушка в синей куртке с логотипом фонда и со стеклянным ящиком в руках. На вид ей лет 17. Автобус трогается, она начинает рассказ о Диме Тарасове, который нуждается в помощи, у него – краниостеноз.

«Это благое дело – помогать людям, но, согласитесь, поверить абсолютно незнакомому человек крайне сложно» - отмечает женщина, сидящая рядом.

Девушка-волонтер прошлась по рядам, получила деньги от желающих помочь и покинула автобус на Дальпрессе. Корреспондент ИА «Дейта» вышел вместе с ней.

(Запись разговора имеется в редакции агентства)

Девушка, можно более подробно узнать о том, кому вы помогаете?

- Мы помогаем детям, которые.. сначала у нас был Дальневосточный фонд, сейчас у нас Всероссийский. Помогаем сейчас детям с разных городов, со всей России, получается.

Как называется организация?

- Благотворительный фонд «Капля доброты».

Кому вы уже помогли?

- У нас была и Милана, и Назаренко Алиса, у Миланы не помню фамилию. У Миланы была гепатобластома правой доли печени (рак печени). Воот.. потом у Алисы.. не помню, что у неё было.

Это государственная организация? Кто этим всем занимается?

- Сейчас это не государственная.. ну это государственная в общем-то, зарегистрирована она. Сначала у нас был фонд главный в Хабаровске, сейчас он во Владивостоке. По разным городам.

Почему именно такой способ выбрали - автобусы?

- По поводу этого я не знаю, но сейчас говорят о том, что мы будем в торговых центрах стоять.

А вы как волонтер?

- Я как волонтер.

А я могу к вам прийти и заниматься этим? О вас так мало слышно.

- У нас в интернете много говорят об этом. Группа есть.

- То есть, к вам обращаются родители?

- Да.

А по каким автобусам вы ходите?

- По всем автобусам. У нас разные маршруты. Некоторые ездят с центра до Гайдамака и обратно. Кто-то ездит с ЖД вокзала до второй речки.

Вам дают определенных людей?

- Нам не дают определенных людей. Нам пишут родственники детей, которые болеют. И мы уже сами.

Были случаи, когда дети выздоравливали?

- По поводу этого я не знаю, но вот Милана сейчас в Корее с мамой. Её три года. Ей переотправлялись деньги. Ей было отправлено 200 тысяч.

Это всё во Владивостоке собрали?

- Да. За один день нас выходит человек шесть, иногда меньше.  Алине было собрано сто тысяч, ей надо было на обследование в Москве, девочка из Владивостока. Милана вроде тоже из Владивостока или из какой-то деревни.

Отметим, на контакт девушка шла охотно, папку с документами не прятала, но конкретно ответить про оплату так и не смогла.

Волонтеры работают бесплатно?

- Оплаты нет. Оплата даётся вообще.. в любом фонде уходит 20 % фонду на распространение и так далее. С тех ящиков, что мы собираем, естественно 20 % отправляются фонду. Это как бы законно.

А 80 % куда?

- Отправляются на лечение ребенку. Собирается больше, чем просят для ребенка, потому что может понадобиться реабилитация или ещё что-либо.

Как определить к вам ребенка?

- Нужно прийти в офис, написать заявление. Если вы не из Владивостока, то по почте как-нибудь. Вот как отправлять письма из районов, я не знаю.

А здесь что, история болезни?

- Вроде как да.. Это просто рентген головного мозга. Копия паспорта мамы девочки.

Нужно предоставить все данные, чтобы вы помогли?

- Да, конечно, нужно все данные с больницы, все направления, всё остальное.

А это что?

- Если автобусники вас не пускают, предоставляете им 18 статью, которая гласит о том, что нельзя препятствовать поддержке благотворительной деятельности.

Как люди воспринимают?

- Некоторые автобусники останавливаются, даже несмотря на то,  есть люди на остановке или нет. Говорят: «Заходи».  Некоторые не пускают, у нас одному волонтеру однажды даже ногу прищемили. Есть люди, которые оскорбляют, называют мошенниками. Вызывали полицию неоднократно. Люди убеждались, что это настоящий фонд, просто давали 50 рублей и уходили.

Ответив на все вопросы корреспондента ИА «Дейта», девушка зашла в подошедший автобус.

Кажется, с документами всё в порядке - люди, которым требуется помощь, действительно существуют. СМИ Хабаровска активно освещали благотворительную деятельность Виктора Тирского, но во Владивостоке о нём известно мало, почти ничего. В группе фонда в социальной сети есть информация о конкретной помощи в 180 тысяч рублей лишь для одной девочки, страдающей ДЦП, тоже, кстати, из Хабаровска. Информация о других достижениях фонда за два с лишним года отсутствует или находится в ведении руководителя, но до него дозвониться, к сожалению, не удалось.

Приморские благотворительные фонды не собирают деньги в автобусах Владивостока – по информации «Владмамы» так в Приморье  работают хабаровские фонды «Лучик» и «Капля доброты». О прозрачности сборов и отчетности такой благотворительности речи не идет. И такие методы, по мнению Ольги Романовой, обесценивают само понятие «благотворительность».

Ирина Бочанцева

Фото: ИА «Дейта»