Андрей Андрейченко
Источник изображения: DEITA.RU

Недавний претендент на кресло губернатора Приморья и депутат Государственной Думы (в нижнюю палату российского парламента он перешел в июне 2017 года) Андрей Андрейченко в интервью DEITA.RU ответил на вопросы о «бессмысленности» депутатского труда,  размере своей зарплаты, а также развенчал некоторые мифы о Госдуме.

Вы регулярно направляете депутатские обращения по самым резонансным проблемам Приморья –  отмена ЭРА-ГЛОНАСС, обманутые дольщики, воняющий Спасск-Дальний (деятельность свинокомплексов), «ядерный могильник», те же фальсификации на выборах – не кажется ли вам это бессмысленным трудом, ничего ведь не меняется?

Я бы так не сказал. Чтобы что-то решить, надо стать властью – сейчас я в оппозиции. Я же обращаюсь как депутат, а это законодательная власть. Мы пишем законы, но обращаемся к кому-то, чтобы решить проблему. Часть проблем решается, либо ситуация идет к их решению. Не буду перечислять все дороги и остановки, которые строились по моим запросам. Та же точечная застройка во Владивостоке. Правда, бывает, что точечные застройщики возвращаются. Но есть решенные проблемы – и для кого-то (из жителей) это важно. И мы не знаем, если бы не было запросов, то, может быть, и ситуация была бы хуже. Например, угольная пыль в Находке. Все равно движения происходят: дома расселяются, штрафы выписываются, оборудование закупается. Тот же ГЛОНАСС – введен временный порядок, и его, (как проблемы) уже и нет. Проблемы рано или поздно решаются. И считаю, что их важно вовремя актуализировать, не сидеть, сложа руки. Поэтому не думаю, что мои запросы бессмысленные – я в них смысл вижу и вижу результат, и отдачу. В любом случае, на короткую дистанцию я не бегу. Мной, в числе других депутатов, внесены законы, которые, уверен, улучшат жизнь в Приморье – дальневосточные надбавки, льготный ввоз автомобилей для жителей Дальнего Востока, закрытая перевалка угля. Понятно, что может быть в этой Думе седьмого созыва…

Законов, ухудшающих жизнь приморцев, будет намного больше?

Эти законы, которые я вношу, возможно, приняты не будут. Какого-то позитива по этому поводу у меня нет. Но опять же я понимаю, что жизнь надо улучшать здесь и сейчас. Но мы же не знаем, как сложится ситуация в следующей Думе. Будет ли там такое подавляющее большинство одной партии. Если его не будет, то тогда они, возможно, будут приняты. Либо власть в силу каких-то обстоятельств, в силу активности приморцев, (а чем они активнее, тем власть больше дает), в силу нашей общей работы, власть посмотрит на это, а закон уже готов, и он будет принят – не сейчас, так тогда.

Но пока большинство у «Единой России», Госдума не сможет реабилитироваться и «депутат» так и останется словом ругательным?

Сейчас, я думаю, что имидж Госдумы меняется…

А опросы говорят об обратном – рейтинги очень низкие.

Раньше они были еще ниже. У меня большой опыт. Знаю, как раньше работала Госдума. В сравнении с тем, что сейчас – просто небо и земля. И я уверен, что имидж Госдумы на протяжении работы седьмого созыва будет меняться. Например, раньше можно было голосовать по доверенности. Это было вполне легально. Помним, те видео, когда один депутат бегает и (за всех кнопки нажимает). Дикость, но это не было нарушением. Сейчас посещаемость депутатов тщательно проверяется. Каждое заседание начинается с выяснения, сколько депутатов присутствует, сколько отсутствует и по каким причинам.

А есть еще фотографии, где депутаты спят на заседании.

Ну, как спят? Депутат сидит, соответственно, начинает моргать и его в этот момент снимают. Чтобы прям, депутат спит – не бывает такого. Просто так снимают. Либо это фотографии прошлых созывов. Заседания проходят до 20.00-22.00 – спящих людей я там не вижу.

Ну, да. От спящих людей не было бы столько вреда.

Можно с иронией относиться, но ситуация, повторюсь, меняется. Думами шести созывов было внесено более 2 тысяч законов, которые даже не были рассмотрены. На сегодняшний день мы с коллегами большую часть этих законов разобрали, этот законодательный завал.  К тому же, сейчас существует много фильтров и какую-то ерунду в Государственную Думу, какие-то странные законы, внести невозможно. Порядок рассмотрения (законов) изменился. Например, тот же резонансный закон про оскорбление власти в СМИ.  Порядок меняется, но нет политической конкуренции, и из-за этого эти законы рассматриваются. Но рассматриваются дольше. При Вячеславе Викторовиче Володине (председатель Госдумы) мы стали работать иначе. Но так получилось, что политической конкуренции в ней нет. Поэтому понятно, что как депутаты от «Единой России» проголосуют, так вопрос и будет решен.

Вы упомянули знаменитые законы сенатора Клишаса об ужесточении наказаний за оскорбительные высказывания в адрес представителей органов власти и также ужесточающих работу СМИ. Как будете по ним голосовать?

Мы (фракция ЛДПР) за них голосовать не будем.

Чем эти законы опасны, на ваш взгляд?

Пока непонятно. Потому что право применение бывает разное. Мы за них, повторюсь, голосовать не будем, но нам рассказывали, что ничего страшного в них нет. В силу того, что правом карать наделяются только генпрокурор и его замы. И, так или иначе, это не будет массово. То есть, строгость данного закона нивелируется необязательностью и крайней редкостью его применения. Если речь идет про какие-то одиозные случаи – распространение ложной информации о, например, пожаре или акте терроризма, то есть, информации не соответствующей реальности, но сеющей панику, наносящей действительный вред - тогда это одна история. Но, если пойдет совершенная дикость с наказанием за лайки и репосты, когда рецензия на фильм приводит человека к реальному уголовному делу и заключению, то, конечно, так быть не должно. И комментарии здесь могут быть только матерные.

А как вы считаете, нормально ли то, что среднестатистический депутат Госдумы живет сегодня намного лучше среднего россиянина?

Нет, не нормально. Понятно, что не так, как предложила «Справедливая Россия» -  ограничить зарплату в конкретную цифру – 35 тысяч рублей, но завязывать зарплату депутатов на среднем уровне доходов или на минимальной зарплате,  я считаю было бы правильно.  Но вот у нас в партии даже не принято эту зарплату как-то тратить на себя.  Мы ее сдаем, а потом материальную помощь оказывает сама партия.  Мы оставляем  часть зарплаты в партии.

Большую часть?

Нет, не большую.

Заработная плата депутата Андрейченко - это секрет?

Нет, почему. Она составляет порядка 300 тысяч рублей. Она у всех депутатов Госдумы одинаковая.  Хотя разные суммы называют в Интернете – 500 - 800 тысяч - они в корне некорректны. На самом деле, многое из того, что пишут про депутатов - это неправда.

Например?

Например,  что у нас какие-то огромные отпуска. И мы можем жить в санаториях бесплатно.  Да нет – байка! Не можем мы этого:  хочешь поехать  в санаторий - делаешь это за свои деньги. И ничего потом из этого не возвращается.  Про отпуска: я последний раз был в отпуске во время своей избирательной кампании.  Я тогда находился в неоплачиваемом отпуске. Так и у большинства депутатов.  Не так, как представляется пользователям Интернета –  мол, депутаты разлетелись куда-то по отпускам  - такого нет. Коллеги проводят свои отпуска в регионах, где продолжают работать.

Андрей Горюнов