В настоящее время на территории Приморского края проживает более 10 тысяч ВИЧ-инфицированных — более 0,5% от общего числа жителей. О масштабах данного заболевания и о том, с какими проблемами, общественными стереотипами и невежественными страхами приходится сталкиваться его носителям, а также почему ВИЧ — не приговор - в интервью DEITA.RU с врачом-психотерапевтом Краевого СПИД-центра Еленой Войтовской.

Для понимания, что такое СПИД, а что такое ВИЧ?

Это не одно и тоже. Само заболевание называется ВИЧ-инфекция по названию вируса, который его вызывает. Вирус, попадая в организм инфицированного, разрушает иммунную систему. И вот, когда наступает конечная стадия заболевания — это уже СПИД.

Какое количество ВИЧ-инфицированных на сегодняшний день зарегистрировано на территории Приморья?

От начала эпидемии — в 1989 году на территории края выявлено свыше 16 тысяч ВИЧ-инфицированных. Проживает же в настоящее время более 10 тысяч. Но это цифра именно выявленных заболеваний.

Для Приморского края - это маленькая проблема, беда или катастрофа?

Это не катастрофа, но это генерализованный вид инфекции. То есть, мы, врачи обычно не ориентируемся на абсолютные цифры. Мы смотрим так называемый интенсивный показатель — сколько населения поражено той или иной проблемой на данной территории. Наш показатель - это 520 заболеваний на 100 тысяч населения. Таким образом около полпроцента населения Приморского края у нас ВИЧ-инфицированы. Каждый 200-ый житель. А если мы возьмем отдельные города Приморского края, то там ситуация намного хуже — это Находка, Артем, Уссурийск, где по официальной статистике число инфицированных приближается к 1%. То есть, практически каждый сотый житель. Владивосток же за шесть месяцев этого года с 5 места по краю передвинулся на 4. Во Владивостоке показатель в среднем превышает приморский - 559 заболеваний на 100 тысяч населения. В сравнении с Россией, например, в Приморском крае число заболеваний ниже. Но есть территории в России с очень плачевной ситуацией — Иркутск, Екатеринбург, Тольятти, где практически до 2% населения ВИЧ-инфицированы — каждый 50. Такова грустная статистика. При этом, считается, что на каждого выявленного приходится минимум три невыявленных.

Можно ли заразиться ВИЧ бытовым путем?

Нет, никогда, ни при каких условиях. Люди должны четко понимать: ВИЧ-инфицированный человек для общества не опасен. Многократно доказано, что ВИЧ-инфекция передается только тремя путями — половым, кровь в кровь, чаще всего это именно употребление наркотических средств, и от матери к ребенку — так называемый вертикальный путь во время беременности, родов и при кормлении грудью. В быту заразиться этой инфекцией невозможно: ни при чихании, ни при объятиях, ни при поцелуе, ни от плавания в одном бассейне, ни от питья воды из одного стакана.

Что сегодня является основным распространителем заболевания?

В Приморском крае - это в основном наркотики. Однако, по России уже начал активно превалировать и половой путь.

Заражение чаще происходит по причине неинформированности либо беспечности?

И то и другое. Знаете эпидемия в России идет более 30 лет, может быть информации недостаточно много, но она все равно есть. Не слышит, не видит и не знает ее только тот, кто этого не хочет. Скорее всего, основная причина - это все же беспечность: «Меня это никогда не коснется». В мозгу у среднестатистического гражданина четко засело, что ВИЧ инфекцией болеют только наркоманы, проститутки и гомосексуалисты. Я к этой категории не отношусь, чего мне бояться? Но половой путь никто не отменял — спим же мы все.

На сегодня заболевание ВИЧ это приговор?

Нет, если двадцать лет назад ВИЧ-инфекция считалась смертельным заболеванием, то сегодня хроническим. Потому что сегодня есть высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ), доступная всем российским гражданам, абсолютно бесплатно. Государство полностью обеспечивает обследование и лечение. И если человек принимает эту терапию, он сохраняет свою жизнь и трудоспособность, но и также становится менее опасен для своих партнеров. Потому что, когда он принимает лечение, вирусная нагрузка опускается до нуля и риск передачи другому лицу значительно снижается. Если у человека нулевая вирусная нагрузка, которая бывает только при соответствующем лечении, то он не может передать инфекцию при половом контакте. Тем не менее, кровь его все равно остается в определенной степени опасна и как донор он выступать уже не может.

Существуют ли альтернативные методы лечения ВИЧ?

Нет, что также давно и многократно доказано. Пациенты бывает приходят и говорят: «а вот женьшень, а вот трепанг». Нет — вы, хоть с ног до головы намажьтесь - это вам не поможет. Единственный метод лечения этой инфекции на сегодня - антиретровирусная терапия. И никакие другие методы не доказали свою эффективность и какую-либо полезность. Поэтому здесь не надо фантазировать, вы можете и к святой Матроне поехать и употреблять какие-то добавки: ваше право, но лечение только одно.

Часто ли пациенты отказываются от терапии?

Довольно часто. Либо прерывают либо не выполняют требования. Понимаете, это ведь скрытая инфекция: если человек не обследовался - он долгое время может и не знать, что инфицирован. Он очень долго может чувствовать себя хорошо. Поскольку страдает только иммунная система. И только потом присоединяется все остальное. А лечение требует высокой самодисциплины — всю жизнь принимать таблетки: каждый день, в одно и тоже время. А мы, наверное, достаточно беспечны и думаем: раз ничего не болит, то зачем мне их пить. Отказ от лечения — это очень серьезная проблема. Ведь сразу растет вирусная нагрузка, это ведет к СПИДу, а также вырабатывается вирус, который не поддается лечению. Человек сам себе копает могилу.

А какой возраст у ВИЧ?

Основная группа, которая выявляется — это люди в возрасте 30-40-50 лет.

Расскажите, про такое явление, как ВИЧ-диссидентство?

Эта проблема была, есть и, наверное, еще будет. Я не совсем понимаю целей этих людей. Это просто отрицание проблемы - никакого ВИЧ не существует. Люди, к сожалению, этому верят. Чем это опасно. На сегодняшний день наиболее опасно для малолетних детей. Будущие потенциальные мамы, подпадающие под проблему, перестают принимать лекарства и увеличивают риск заражения у своего ребенка, тем самым, приводя этих детей к смерти. К сожалению, в Приморском крае мы сталкиваемся с таким диссидентством. Когда это решение принимает взрослый человек — его проблемы, когда касается детей — это уже страшно.

Сколько детей в регионе больны ВИЧ?

В целом в России сегодня свыше десяти тысяч вич-инфицированных детей и подростков. В Приморском крае проживает порядка 90 детей. В основном, это дети, заразившиеся от своих мам, которые или не знали, что у них ВИЧ, или не получали соответствующую терапию. Какие проблемы у этих детей: для начала, он с рождения должен получать терапию. Каково это ребенку, а особенно подростку, которому очень сложно соблюсти дисциплину, режим по приему лекарств. Если же этого не делать, то очень быстро наступает стадия СПИДа. Но на мой взгляд, одна из самых тяжелых проблем таких детей - это дискриминация и изолированность их от общества. А они на сегодняшний момент, при том уровне медицины, который имеется, могут не просто жить, а полноценно жить — учиться, создавать семьи, рожать детей.

Часто ли подростки испытывают притеснения из-за своего заболевания?

У нас был случай, когда в один из детских лагерей привезли детей из детского дома и директор потребовал, чтобы детей забирали. Потом эти дети пришли ко мне и спросили: «Почему, всех наших детей вывозят в лагерь, а нас не берут»? Вообще подобное поведение - незаконно. Был случай, когда мальчик приехал в лагерь, ему надо принимать лекарства, естественно медика поставили в известность. Мальчика из лагеря не выгнали, но так изолировали от всех, что на третий день он сам потребовал, чтобы его забрали. В последующие разы, когда он ездил в лагеря, он просто не брал с собой таблетки, чтобы никто не знал, что он с такой проблемой. Другая девочка в детском доме рассказала, что больна, и когда ребята узнали — обзывали ее. Они все скрывают свой диагноз и страшно боятся, что не дай бог кто-то узнает. Безграмотность, к сожалению, случается даже со стороны медиков. И в больницах, когда мама поступает с таким ребенком - ее так «окружат» заботой, что она свое нахождение вспоминает, как страшный момент. Нарушается врачебная тайна в отношении взрослых. Иногда даже не напрямую, а опосредованно. Например, когда в одном из роддомов ВИЧ-инфицированным беременным женщинам говорят: «Вы не из той тарелки берете, на вашей подписано, что она ваша». Вообще это подлежит законодательному наказанию, вплоть до уголовной ответственности. В России уже есть такие прецеденты.

Чем занимается проект «Все просто»?

Есть такой интерактивный фильм «Все сложно», про жизнь девушки с ВИЧ-инфекцией. На протяжении уже нескольких лет проходят специальные слеты, в которых участвуют дети с ВИЧ, их родители и опекуны. «Все просто» - потому что с ВИЧ жить просто, если ты все знаешь и делаешь правильно. Мы решили, что такой слет должен быть ежегодным — нужно чтобы все дети там побывали. Они не только должны получать знания о ВИЧ: о том, как лечиться, но и должны получить поддержку, понимать, что с этим можно жить, а не закрывать лицо. У нас в конце одного слета один мальчик сказал: «Теперь я снял свою маску». Это дорогого стоит. Эти дети чудесные, понимаете, но они все раненые жизнью и своей болезнью. И вот в сентябре мы решили провести такой слет в Приморском крае — в нем примут участие 50 детей из Приморья, Иркутска, Нижнего Новгорода и Уфы. Когда я рассказываю об этом слете ребятам, вы бы видели, как загораются их глаза, как они хотят этого общения.

Андрей Горюнов