«А Дальний Восток – не Россия, что ли?» Правительство придумало новое препятствие для подержанного автоимпорта. Это очередной удар по правому рулю, и история с ГЛОНАСС может повториться, считают эксперты DEITA.RU.

Росаккредитация снова ужесточает правила ввоза подержанных иномарок – на этот раз порядок получения свидетельства о безопасности конструкции транспортного средства. С 1 июля они потребуют проверки каждого ввезенного автомобиля в специальной лаборатории. Учитывая отсутствие на Дальнем Востоке достаточного количества аккредитованных лабораторий, это очередная попытка наступить на горло правому рулю, считают представители автобизнеса.

«Мы читаем, что такими мерами государство вновь пытается ограничить импорт автомобилей в Россию. Это целенаправленная и последовательная политика, в первую очередь направленная против Дальнего Востока. На его столицу, Владивосток, приходится 90% всего подержанного автоимпорта в России. Еще 5% - это Сахалин и Камчатка. В европейской части России подержанный импорт давно задушили. Через Новороссийск, Калининград и Питер идут какие-то единичные поставки. С 1 июля изменится порядок прохождения осмотра транспортного средства. Если сейчас он номинальный, фактически продавцы бумажек ничего не проверяют, то скоро все ввозимые в страну машины должны будут проходить полный цикл испытаний в лаборатории с использованием специальных приборов. Однако это нереально», - считает руководитель компании «Таможенный портал» Роман Султанов.  

Почему, представитель автобизнеса рассказал на простом примере.

«Давайте посчитаем: ежемесячно таможня Владивостока пропускает около 4500 автомобилей, это порядка 150 машин в день. Если работать 24 часа в сутки, на осмотр каждой придется потратить в среднем 9,6 минут. Тогда как регламент и здравый смысл предполагают, что это как минимум минут 40, а с учетом оформления документов час. У нас на Дальнем Востоке всего одна аккредитованная лаборатория. Даже работая в режиме 24/7/30, она сможет обслуживать 24 автомобиля в сутки, в лучшем случае 50. Куда денутся еще 100 машин в день-3000 в месяц?! Будут копиться на таможенных складах, как тогда в истории с ГЛОНАСС - они парализовали работу портов. Возникнет «бутылочное горлышко», такое же, как со злополучными кнопками, когда нужно было гораздо больше, чем было в наличии. И машину завезти можно будет, а ПТС получить нельзя. «Застрявшие» автовладельцы будут готовы отдать в 10 раз больше, чтобы оформить машину, и этот СБКТС будет стоить 70-100 тыс. рублей «по блату». В результате машина подорожает на 20-30% из-за какой-то бумажки», - отметил он.

По словам собеседника, открыть лабораторию в регионе пытались многие местные компании, но получали отказ. Сейчас, после новости Росаккредитации, дальневосточники снова пытаются получить лицензии, но даже если все пройдет гладко, к 1 июля все равно не успеют, без помощи и определенного внимания со стороны государства, считает Роман Султанов. Срок рассмотрения документов в ведомстве составляет до 90 дней, кроме того, нужно подготовить весь пакет документов, зарегистрировать компанию, купить оборудование, нанять и обучить сотрудников. Одним из условий получения лицензии, например, является наличие сертифицированного эксперта, но таких специалистов на Дальнем Востоке нет. А значит заявки местных компаний могут отсечь по формальному признаку.

«Создается впечатление намеренной монополизации рынка. Опять будут косить «бабло», создавая ажиотаж и зарабатывая на дефиците. История с ЭРА-ГЛОНАСС повторяется. Мы - автобизнес, за нами физические лица, которые везут себе машины. Это простые люди, которые живут на Дальнем Востоке, работают, платят налоги и не имеют никаких преференций. Которые на последние деньги, занимая и беря кредиты, отказывая себе в чем-то, покупают не новую, а поддержанную машину. Так вот, их хотят обидеть.  – делится спикер. - Когда одни чиновники упорно работают над развитием дальневосточного региона, другим откровенно плевать на людей, которые здесь живут. Им говорят: «Вот у нас там, в России, есть лаборатории, а у вас – нет, и это ваши проблемы». Тогда автобизнес Приморья, Сахалина и Камчатки ставит простой вопрос: А у нас здесь что, не Россия что ли? И если нас не услышат, накаленные люди снова пойдут на митинги и будут перекрывать дороги».

Светлана Алеутская