скриншот с видео
Источник изображения: скриншот с видео

Насколько комфортно находиться во Владивостоке людям с ограниченными возможностями по зрению и как сделать окружающую среду действительно доступной, DEITA.RU рассказали руководитель проекта «Белая Трость» Инна Вербицкая и инструктор по пространственной ориентации Наталья Мухина.

«Белая трость» занимается обучением пространственной ориентации с помощью трости людей с ограничениями по зрению, в том числе тотально слепых. Заняться этим направлением ее автора и руководителю Инну Вербицкую, как она признается, личная нужда. Инна — сама инвалид по зрению.

«Когда я потеряла зрение — стало понятно, что нужно как-то пытаться самостоятельно передвигаться. Во Владивостоке, да и в Приморском крае, центров, занимающихся обучением пространственной ориентации нет (в стране действует всего три таких центра: в Волоколамске, Курске и самый ближайший от нас в Бийске). Поэтому пришла идея создать такие курсы здесь, чтобы хоть немного облегчить передвижение таким же, как я, людям».

«В нашей школе мы занимаемся индивидуально. Человек сам выбирает маршрут, который ему необходимо пройти. И мы вместе с ним его изучаем», — рассказывает инструктор Наталья Мухина.

Увы, но реализовывать данный проект приходится самостоятельно, признаются гости радио Медиаметрикс.Владивосток.

«И это для нас самая большая проблема, потому что мы катастрофически нуждаемся в финансовой поддержке. Основные расходы — транспорт. Добраться до места, где обучаем, приходится на автобусе, а иногда и на такси. Проект содержится на пенсию, а это довольно небольшие деньги. Ограниченный бюджет проекта ограничивает нас в возможности дать больший объем информации, обучить как можно больше людей», — говорит Инна Вербицкая.

Вообще, людям, не испытывающим проблем со зрением, очень сложно в полной мере ощутить, с какими трудностями приходится сталкиваться незрячему человеку. Для того чтобы начинать понимать, руководитель «Белой трости» предлагает здоровым людям иногда выполнять какие-нибудь повседневные действия с завязанными глазами.

«Как правило, после этого чуть-чуть больше начинаешь понимать, насколько это сложно. Насколько мы ограничены во всем. Не только в социальной, но и в бытовой жизни», - делится Инна, говоря о том, что ей постоянно приходится сталкиваться с элементарным человеческим незнанием о том, кто такие люди, держащие в руке трость — на улицах и в автобусах.

«Мне иногда в автобусе, когда место не уступают, говорят: «Ну, у вас же с ногами все нормально. Приходится объяснять, что у нас, незрячих, нарушена координация движения и слабо работает вестибулярный аппарат», — рассказывает Наталья Мухина. — «Наш проект также направлен на то, чтобы людям объяснить, донести, какими особенностями обладает незрячий человек».

Но в первую очередь это необходимо донести до тех, кто формирует окружающую среду, в которой таким людям приходится жить. Часто они слышат о создании в нашей стране доступной среды для людей с ограниченными возможностями. Для этих целей даже создана отдельная госпрограмма.

«Говорится об этом много, но в реальности ничего подобного нет. По крайней мере, в городе Владивостоке для инвалидов по зрению она отсутствует», — уверенно заявляет Инна Вербицкая.

«Например, тактильная плитка, уложенная для слепых. Сделано это абсолютно неправильно. Никто не может понять, почему она находится посередине тротуара. Другое дело, если бы были бордюры — основные направляющие для слепого человека. Но они тоже отсутствуют. Почему-то бордюры сравняли одной высоты с брусчаткой. А ведь для незрячего человека очень важно наличие именно тактильного ориентира».

Но основной бедой в перемещении незрячего пешехода (как, впрочем, любого другого) во Владивостоке становятся хаотично припаркованные автомобили.

«Это очень мешает. Их невозможно порой обойти и зрячему, а нам и говорить нечего. Стоящие на тротуаре, или проходе между одного к другому, или пешеходе машины слепому не обойти», — говорит Наталья Мухина.

«Машины, бывает, останавливаются на пешеходном переходе. В это время срабатывает звуковой сигнал светофора, мы идем, но тут же начинает сигналить автомобиль. Так как мы воспринимаем все на слух — пугаемся. Не знаем куда бежать и теряем пространственную ориентацию, не понимаем куда идти — вперед или назад», — продолжает Инна Вербицкая, считая, что важным подспорьем для незрячего человека в его перемещении по городу стало бы появление социального такси.

«Разные бюджетные организации работают днем. Если тебе туда нужно, а родственники работают, то они помочь тебе не могут. В данной ситуации нас могло бы выручить только социальное такси. Особенно инвалидов первой группы по зрению. Это не роскошь какая-то, а средство реабилитации и социализации слепого, как трость. Когда он сможет выйти из своего подъезда, сесть в такси и добраться. Это то, что может решить многие проблемы. Нам часто предлагают билеты на разные мероприятия. Но многие просто не могут элементарно выбраться из дома».

Каждому слепому человеку в нашей стране полагается индивидуальная программа реабилитации. Но, к сожалению, признаются гости Медиаметрикс.Владивосток, по сравнению с другими категориями инвалидности, она весьма скудная.

«Мы очень сильно зависим от технических средств. Полностью зависим, не только в социальной, но и бытовой жизни. Средств реабилитации слепых сегодня существует много, но мы их должны приобретать самостоятельно. Государственный же перечень очень небольшой — там нет многих просто жизненно необходимых вещей. К примеру, нам закупаются самые дешевые трости, наконечник у которой стирается уже за несколько месяцев, а трость выдается раз в два года. Приходится менять свои наконечники. У меня муж приклеил бутылочную пробку. Есть долговечные трости, но они дороже и нам их просто не выдают», — рассказывает Наталья Мухина.

«Аргументируют это тем, что в связи с федеральным законом о закупках, они (чиновники) обязаны выдерживать конкуренцию. Но, по-моему, в этом законе ничего не сказано о том, что надо брать некачественный товар и предлагать его инвалиду», — поддерживает свою коллегу по «Белой трости» Инна Вербицкая.

Слепому человеку постоянно приходится учиться приспосабливаться к быстро изменяющемуся миру. Понятно, что не всем это удается в полной мере. В этом как раз и должны помочь различные технические приспособления, имеющие лишь одну, существенную модификацию — озвучку.

«Незрячие люди ориентируются на слух, осязание и обаяние. Поэтому нам бы очень помогла доступность средств реабилитации в ценовой политике, либо расширение этого списка в рамках государственной реабилитации. Озвучивающая техника — это не прихоть. Это необходимость. Это простая, полноценная, жизнь обычного человека. Но цены на такую технику, имеющую лишь одно отличие — озвучивание, в несколько раз выше обычной», — говорят собеседницы корреспондента DEITA.RU.

К слову, максимальный размер пенсии для инвалидов по зрению — 14500 рублей. Но и то это для тех, кто не имеет его с детства. У остальных групп она еще ниже.

Располагают ли столь «щедрые» ресурсы таких людей к активному образу жизни и беспрерывной социализации или же прямиком ведут к замыканию в себе, апатии к жизни и оторванности от мира — вопрос риторический. «В любом случае не нужно падать духом, необходимо держаться», — заключает Инна Вербицкая.

Андрей Горюнов

Видео: Медиаметрикс. Владивосток