DEITA.RU решило подвести политические итоги уходящего года. Журналисты агентства выделили три наиболее резонансных события региональной политики, присвоив каждому из них специальную номинацию.

 «Честь года»

Настоящим громом на неспокойном политическом небосводе Приморья стала добровольная отставка градоначальника Владивостока Виталия Веркеенко.  Соответствующее заявление с лаконичной пометкой «Честь имею» было представлено широкой общественности 2 октября, а уже через десять дней Владивосток в очередной раз остался без мэра.  Что только еще больше подогрело опасения излишне суеверных граждан о проклятии, наложенном некогда на мэрский престол. Виталий Веркеенко в  качестве городского главы был седьмым по счету и первым в истории города, избранным 21 декабря 2017 года не жителями на прямых выборах, а депутатами путем проведения специального конкурса на замещение этой вакантной должности. 

7г6ер

 На тот момент кандидатура генерального директора холдинга «Сумотори» выглядела наиболее компромиссной, устраивающей если не всех, то многих. Медленно, но верно погружавшемуся в бесхозяйственность, неухоженность и усталость от затянувшегося безвластия городу был нужен если не герой, то хотя бы грамотный управленец. Казалось бы, у Веркеенко для этого имелись все вводные – прямой и открытый бизнесмен с ходу принялся рубить «гордиевы узлы», затянутые на шее городского хозяйства его предшественниками. О чем непременно информировал пользователей социальных сетей: «Бюджет города сегодня – это лоскутное одеяло, которое не знаешь в какую сторону перетягивать», -  сетовал он на скудность владивостокского кошелька. Попутно решая, где бы городу взять денег, инициировал процесс по возвращению городской земли и имущества в муниципальную собственность, «волею судеб» (либо чьих-то решений), растворившихся в бездонных частных карманах. С поистине самурайской самоотверженностью объявил о борьбе с главной чумой  Владивостока – коррупцией (безуспешно). А также с другой напастью, сеющей страх и панику в умах горожан, а особенно ответственных чиновников – снегом, решив вывезти его на центральную площадь – нестандартно, зато эффективно.  Еще одно его распоряжение – закупка дополнительной снегоуборочной техники. Работающий по "серым" схемам парковочный бизнес, разваливающийся на ходу общественный городской транспорт, неремонтируемые дороги – во всем этом Веркеенко намеревался навести порядок. Не случилось. Он говорил, что хочет превратить Владивосток в современный и развитый город, но за отведенные 295 дней на посту мэра, по его же признанию, понял всю бессмысленность борьбы с ветряными мельницами:

«Пока, к сожалению, город не готов к изменениям, слишком много у этого «заинтересантов». В политике есть негласное правило договариваться с «элитами», но это противоречит интересам города.  Они либо помогают его развивать и действуют в интересах жителей, либо нет. А если нет, то какие могут быть договорённости? Я готов жертвовать многим ради города,  я могу быть самураем, но точно не буду Доном Кихотом. Я думаю, что я успел сделать главное – изменить идеологию работы администрации, изменить отношение к Владивостоку и, возможно, немного изменить отношение жителей к власти и к своему городу», - объяснил он причины своей отставки.  Возможно, не последней причиной, в которой было то, что Веркеенко так и не удалось собрать в стенах администрации своих «47 ронимов», а пришлось рулить городом в окружении «коллективного Пушкарева» - не намного пересидевшего своего недавнего шефа. Теперь в стенах Серого Дома (по распоряжению того же Веркеенко перекрашенного в белый цвет) находится уже другой «коллектив»,  откатавший назад ряд резонансных распоряжений Веркеенко. К примеру, запрет на строительство нескольких коммерческих объектов, по тем или иным причинам доставляющих неудобства жителям.

Одно можно сказать наверняка – Виталию Веркеенко удалось то, чего до него не смог сделать ни один предшественник - уйти с этого поста добровольно, своими ногами, а не выведенным под руки правоохранительных органов.

Что до оценок горожан, то для одних он запомнится честным романтиком-идеалистом, для других – мэром, который много говорил, но мало что смог, для третьих не запомнится вовсе. Но, кое в чем отказать ему сложно – в наличии принципиальности и отсутствии желания держаться за власть любой ценой. За редкое по сегодняшним временам качество DEITA.RU признает Виталия Веркеенко «политиком года».

«Преступление года»

Диаметрально противоположная по смыслу номинация достается выборам губернатора Приморского края. Вернее – беспрецедентным по своей наглости и безнаказанности фальсификациям итогов второго тура выборов  16 сентября – приморский электоральный феномен, всколыхнувший всю России, и заставивший всерьез усомниться в том, что на территории этой страны все еще работают законы математики.

После того, как Приморью не удалось определиться с  губернатором  с первого раза – 9 сентября – уже через неделю жители должны были выбрать из двух кандидатур, набравших наибольшее число голосов – между действующим врио главы региона Андреем Тарасенко и коммунистом Андреем Ищенко. И надо сказать, что приморцы свой выбор сделали – практически все время при подсчете лидировал Ищенко, но в самый последний момент, когда неподсчитанным оставалось менее 1% данных с УИКов, победу за губернаторское кресло неожиданно вырывает Тарасенко.

шогн6

Ловкость рук и много мошенничества – произошедшее вызвало недовольство большого числа жителей и ввело в состояние крайнего эмоционального потрясения председателя ЦИК Эллу Памфилову,  которая умудрилась совершить географическое открытие, не снившееся даже легендарному исследователю Владимиру Арсеньеву, обнаружив целое море в дебрях уссурийской тайги. Памфилова расстраивалась, гневалась и грозилась: ни одному «мерзавцу»,  замешанному в фальсификациях не удастся уйти от ответственности.  Было бездарно вброшено почти 24 тысячи бюллетеней – «нанесли удар под дых» - сокрушалась (и, кажется, плакала) председатель ЦИК, наказав местному Крайизбиркому отменить итоги этих неправильных выборов вовсе.  Таким образом, неправильно голосующим приморцам было предложено проголосовать снова – уже в третий раз.  А заодно из соседнего Сахалина был выписан новый врио – Олег Кожемяко – и ставший губернатором на  повторном плебисците 16 декабря.  Хотя, поговаривают, что и на сей раз провести выборы в Приморье без сучка и задоринки не удалось.  Так, движение «Голос», чьи представители наблюдали за ходом выборов в Приморье, обратилось в ЦИК с заявлением о возможных фальсификациях результатов голосования как минимум на 47 участках Владивостока.  Из представленных наблюдателями данных следует, что итоговые протоколы данных УИКов, оборудованных комплексами обработки избирательных бюллетеней (КОИБ) имеют признаки манипуляций. По версии "Голоса», нужные протоколы могли просто набрать в Word. Комментируя обвинения наблюдателей, Элла Памфилова заявила, что даже если данные нарушения подтвердятся, то они существенно не повлияют на итоговый результат выборов – победу Кожемяко. Впрочем, дабы снять данную проблему и не подрывать доверие к избирательной системе, председатель ЦИК не исключила, что бюллетени с 47 участков могут быть пересчитаны в ручном режиме. Но все-таки говорить о прошедших выборах, по словам Памфиловой, смысла нет – «надо думать о будущем». Мы, конечно, последуем ее совету, но еще пару слов о неудобном прошлом – фальсификациях на сентябрьских выборах. За все прошедшее время с момента совершения которых, согласно официальной позиции следственных органов, не было возбуждено ни одного уголовного дела, не было проведено ни одного розыскного мероприятия, не было привлечено к ответственности ни одного должностного лица. «Замяли расследование, - в свойственной манере признала «глухарь» Элла Памфилова, заявив, что все нарушения «происходили за спиной приморского избиркома» Кстати, о наличии хотя бы какой-либо моральной ответственности со стороны последнего также говорить не приходится. Состав краевой избирательной комиссии Приморского края почти не претерпел никаких изменений: все те же самые люди, при которых, по мнению некоторых наблюдателей, прошли самые бессовестные выборы за всю историю Приморья, продолжают отвечать за торжество демократии на его территории. Пусть иногда и принося в жертву законы элементарной логики и здравого смысла. Считаем, что эти люди достойны всеобщего признания, только уже за то, что в условиях одного региона на практике, опытным путем доказали всю ничтожность и бесполезность «царицы наук» - математики. Ну, а приморские выборы по праву можно считать ни только самым громким нераскрытым преступлением года, но и еще самым дорогим – более чем на 300 млн рублей был вынужден раскошелиться краевой бюджет для того, чтобы провести новые выборы.

«Протест года»

Во многом вышеописанное преступление без наказания только укрепило явление, представленное в этой номинации. Приморский избирательный бунт не стал не бессмысленным, ни беспощадным. Недовольный положением дел в регионе приморец смог привлечь к себе внимание федерального центра. Пойдет ли это ему во благо или во вред – судить пока сложно. Но факт остается фактом – Приморье может при случае показать зубы, используя выборы, как форму законного протеста.

Голосуем ни «за» голосуем «против» - приморские избиратели прибегали к этому трижды. Так, по результатам первого тура 9 сентября в совокупности за всех кандидатов, кроме Андрея Тарасенко, проголосовало более 219 тысяч избирателей, а более 17 тысяч предпочли испортить свои бюллетени. 16 сентября во втором туре, только по официальным данным, за коммуниста Ищенко отдали свои голоса более 245 тысяч приморцев. Повторные выборы 16 декабря: за кандидата ЛДПР, по официальным данным, проголосовало более 171 тысячи. Всего за всех «оппозиционных кандидатов» было отдано не менее 232 тысяч голосов, а более 27 тысяч избирателей испортили свои бюллетени. Огромное число, в силу тех или иных причин, недовольных людей.

гно

Несложно догадаться, чем: большим ворохом годами нерешаемых вопросов в здравоохранении, образовании, социальном обеспечении, дорожного хозяйства. Уставших от продолжительного течения обещаний от региональных властей – «решить данную проблему к понедельнику следующей недели, следующего месяца, будущего года, нового века». Отсутствие каких-либо значимых перемен в региональной повестке осложнено большим количеством не очень приятных перемен из федеральной. Повышение налогов, тарифов, коммунальных платежей, цен и пенсионного возраста резко контрастирует с отсутствием повышения уровня жизни и благосостояния граждан. Кто бы что ни говорил, но подавляющему числу россиян не стало жить ни лучше, ни веселей. Доказательством чему служит продолжающееся, по данным Росстата, пятый год подряд падение реальных доходов граждан и выросшее до 22 млн человек число людей живущих в России за чертой бедности.

На этом фоне могут меняться фамилии прокачанных протестом политиков – Ищенко, Андрейченко или Толмачева, но основной посыл ясен и выражается в следующем: приморцы протестуют, потому что хотят не только читать, смотреть и слушать про то, как их жизнь меняется к лучшему, но и реально ощущать это на себе.