В этой профессии не принято давать интервью. Но в ней принято до конца исполнять служебный долг, несмотря ни на что — от боевых действий в горячей точке, до разгона «маршей несогласных». Одни почитают их за стражей порядка, спокойствия и стабильности. Другие — называют «космонавтами» и борцами с народом. В эксклюзивном интервью заместитель командира ОМОН Приморского края Андрей Ивонин рассказал DEITA.RU о том, к чему должен быть готов каждый омоновец, какие угрозы несет оппозиция, а также о том, чем российское спецподразделение отличается от своих западных коллег.

Я б в ОМОНовцы пошел

«Как попасть в ОМОН? Во-первых, надо отслужить в армии. Затем иметь физическую подготовку. Не иметь никаких проблем с законом. Мы обращаем внимание даже на нарушение ПДД. Сейчас все кандидаты проверяются на полиграфе на употребление наркотиков и злоупотребление алкоголем. Также надо пройти медкомиссию. Годность по ней - группа А, то есть, абсолютное здоровье. После этого кандидат допускается к сдаче нормативов по физической подготовке. Когда принимаем зачеты, мы учитываем, что человек может быть не сразу подготовлен. Главное, чтобы у него был стержень, желание и потенциал. Если мы увидим, что ему тяжело а он стиснув зубы это делает. Ну, а мышцы нарастим».

«Когда приходит молодой сотрудник за ним закрепляется наставник, который формирует его мировозрение и отношение к службе. Вновь прибывший человек никогда не ощущает себя брошенным. Приходя в отряд, он проходит трехмесячный курс молодого бойца. За эти три месяца его готовят для того, чтобы он стал бойцом. Чтобы обзавестись навыками и стать опытным в ОМОН, нужно прослужить от трех до пяти лет».

«ОМОН — это не профессия. Это диагноз. Может быть, для некоторых эта фраза звучит чуть и нелепо, но она объясняет все. Если ты пришел в ОМОН по зову сердца, то должен отдавать этой работе всего себя. Конечно, многие приходят сюда за достойной зарплатой и стабильностью, но если к ним этот принцип не подходит, то они оказываются «пассажирами», как мы их называем — год - три и уходят. По приказу ты должен быть готов выдвинуться в «горячую точку», не ища для себя причин, чтобы не выехать и не выполнить поставленную задачу».

Не служил  -  не мужик

«Как-то был социальный опрос во Владивостоке среди студентов. Им задавали вопрос: если будет война, пойдешь ли ты защищать свою Родину, свою семью? Один сказал: «Нет. Для этого есть солдаты». Я был шокирован этим, потому что каждый мужчина должен быть готов встать на защиту своей семьи, своей Родины.  Не знаю, может быть, мало патриотического воспитания в школе, в институте. Мы помним школу советских времен, где нам прививалось уважение к старшим, к ветераном. Радостно, что сейчас это возрождается. Но не у всех категорий населения. Это идет от семьи. У меня ветеранами были два деда. Я смотрел на них с восхищением. За то, что они прошли такую войну. Четыре года в окопах, четыре года в войне. К этим людям должно быть огромное уважение. Можно хоть каждый день проводить уроки мужества, но, если в семье не поддерживаются данные традиции, то мало чего добьешься.

«Какие интересы были у молодежи 90-х годов? Да никаких. Сейчас посмотрите и в секции ходят и спортом занимаются. Молодой человек должен проходить срочную служу для того, чтобы иметь какие-то навыки».

Майдан, оппозиция, Запад

«Смотришь Интернет, у многих есть такое мнение, что ОМОН создан для борьбы с народом, но это абсолютно неправильно. Давайте вспомним с первой Чеченской кампании, где у нас был ОМОН? — Там. Давайте вспомним ту же самую Болотную — ну что мы хотим повторения киевских событий, Майдана? А оппозиция к этому ведет. А многие люди поддерживают. К ним хотелось бы обратиться: ну, посмотрите, что в Украине получилось. Давайте вспомним 1917 и вплоть до 1924 года. Брат на брата - в итоге страна в разрухе, голод, нищета. Ни одна революция не приносила еще пользы. Только для тех кто ее совершал. Любая революция — смерть, разруха, голод».

«У нас есть Федеральный закон № 54 «О шествиях и митингах». Так вот, никто не даст команды на применение спецподразделения, если не нарушается работа транспорта, администрации, жизненно важных объектов. Вот для чего в Кемерово ОМОН стоял (на митинге после пожара в ТРЦ «Зимняя вишня»)? Потому что у нас есть определенные оппозиционеры, которые эту всю ситуацию могут превратить в массовые беспорядки. В ОМОН работают такие же люди и они абсолютно понимают, что произошло горе, их же родственники могли там стоять». 

«Мы видим, как на Западе работает полиция или спецподразделения. Сколько раз полицейские применяют огнестрельное оружие по гражданам, сколько ранений и случаев летального исхода и сколько у нас. И станет все понятно. Давайте посмотрим, как там работают подразделения по пресечению массовых беспорядков. - газ, водометы, резиновые пули. И сколько пострадавших после разгона мирных демонстраций. Поэтому все выкрики: «у нас полицейское государство» и «спецподразделения созданы для борьбы с народом» — все это ерунда» 

«Я бы поменял законодательство в сфере СМИ и интернет-ресурсов, потому что в оппозицию вовлекают молодежь, студентов первого-второго курса. У которых ни жизненного опыта, ничего. Он, может быть, со временем поймет, что был не прав. Но для этого должно пройти время, а их используют в качестве материала в настоящем. Поэтому я бы ужесточил законодательство по СМИ и интернет ресурсов. ведь молодежь все это черпает из Интернета».

Валерия Павлова, Андрей Горюнов