DEITA.RU
DEITA.RU

Анжела Кабиева: «Пока у нас в городе основная эмоция – это дизлайк»

9 апреля 2021, 11:00
Жизнь
Приморье

Анжела Кабиева: «Пока у нас в городе основная эмоция – это дизлайк»

Последний год для многих врачей стал «крестовым походом» против COVID. Как прошел этот год, как изменилось отношение к коронавирусу, что происходит в красной зоне, а также когда пришелся основной пик нагрузки на врачей, в интервью ИА DEITA.RU рассказала высокопрофессиональный доктор и просто прекрасный человек, врио главврача поликлиники №3, руководитель ВКДЦ Анжела Кабиева.

В самом начале пандемии, ровно год назад, Анжела Кабиева вместе со своими подчиненными из Владивостокского клинического диагностического центра отправилась в красную зону одного из госпиталей города, после чего была назначена врио главврача поликлиники №3.

– Анжела Асылбековна, как вы оцениваете прошедший год?

– Это был сложный период, врачам не хватало сил, чтобы обслужить всех больных. В осенний период один врач принимал до 90 человек в день, это огромная цифра. Из красной зоны врачи не выходили по 10 часов, несмотря на приход сменщиков. Выездные терапевты обслуживали до 35 человек, а это не просто приехать по адресу, это еще подняться, послушать человека, выписать ему лекарство и отправиться на следующий адрес. Нагрузка на врачей была колоссальной, думаю, никто в мире не был готов к такой нагрузке.

Нам пришлось научиться лечить по телефону, по нему мы проводили пробы на дыхательную недостаточность. Слушая, как человек рассказывает стих про Таню, можно было понять, насколько человек тяжелобольной. Поэтому последний год изменил наше сознание. Для нас это была настоящая война, к сожалению, не всех удалось спасти.

– Вы работали в красной зоне. Каково Вам там пришлось и какие выводы для себя сделали после этой работы?

– Да, мы с коллегами пошли работать в красную зону, нас было 14 человек. Министр разрешила мне проработать там только месяц, а после вернуться к своим обязанностям. Помню, что год назад, когда мы шли, очень боялись вируса, в течение года этот страх отступил. Сейчас мы уже знаем, как лечиться и с высокой вероятностью вылечимся. Но тогда было ощущение тревожности, что дальше жизни нет. Пока мы работали в красной зоне, ограничивали себя в общении, передвижениях, несмотря на все профилактические мероприятия и защитные костюмы.

Переживали все, в том числе и я, но ощущение коллективизма нас сплачивало и поддерживало. Как руководитель, я была очень восхищена и довольна, 15 лет я выстраивала коллектив и в период пандемии смогла увидеть результат своей работы. Молодые специалисты выполняли работу не по статусу, психологи работали санитарами, выполняя как прямые обязанности, так и успокаивали больных. Никто из команды не чурался любой работы. Уверена, что у нас получилась отличная сплоченность и взаимовыручка. Прикрывали нашу команду, наши тылы – коллеги оставшиеся работать в ВКДЦ. Нам они выдавали препараты для профилактики, самостоятельно вели графики и перед окончанием препаратов звонили и выдавали новую пачку.

Если говорить про опыт врача, то красная зона – это колоссальный опыт для практики. Для меня это было возвращение в молодость, когда я только начинала работать в сфере здравоохранения. Честно скажу – сноровка и ловкость рук уже не та, но этот опыт послужил толчком к очередному развитию, вспомнились компетенции, которые нужны врачу. Первые смены меня курировал доктор, а я была «стажером», хвостиком бегала за ней. А когда ты стажер, то максимально открыт для новой информации, происходит быстрый профессиональный рост. К примеру, в начальном периоде каждую свободную минуту обсуждала своих пациентов с врачом, чтобы понять, правильно ли я назначила лечение. Последние дежурства мне уже доверяли смену.

Рассказывая о красной зоне, Анжела Кабиева подчеркнула, что после месяца работы там – можно писать книгу. Не прошла она и мимо смешных историй. Так, она напомнила, что все работали в комбинезонах, а значит регалии человека, неизвестны людям, только имя написано на спине.

- Все же в скафандрах, а на спине только имя, но не написано, что главврач. Так вот, была такая история. Поступил дедушка в очень тяжелом состоянии, ему необходим был кислород, а санитар его никак не может усадить на каталку, дедушке сложно лежать, поэтому он встает, а санитар боится его так везти. Подошла я, предложила перевезти его сидя, что буду придерживать дедушку. Возвращаем кислород дедушке, везем, заходим в лифт, а дальше реанимационное отделение. Закатываем в палату, перекладываем его на кровать и каталку отодвигаем. Только собираемся уходить, как заходит медсестра и спрашивает:

– А кто раздевать его будет?.
– Я что ли? – отвечаю ей.
– А кто? – говорит она в ответ.

Я такая думаю, а я здесь кто? И пошла раздевать дедушку. Значит трусы сняла, а маечку не получается, в период советского союза ножницами разрезали, а сейчас права человека и восстановление материального имущества. Я эту маечку и так, и так, а она никак не дается. Поворачиваюсь к медсестре и командным голосом: «Так, подошла быстро и помогла мне» – она и подошла.

– Вам ничего не высказала медсестра в ответ?
– Нет, я же сняла, и бежать оттуда поскорее.

Главврач добавила, что позже людей уже начинаешь узнавать, по голосу, походке, а по глазам видно даже настроение человека.

- Вначале госпитализировали всех в любом состоянии, от молодых до стариков. Так вот, слышу спор в процедурном кабинете. Захожу, вижу, там сидит красивый молодой человек и руку прижал к себе, не дает кровь взять. Медсестра, как только не просила, не дает. Спрашиваю: «Что случилось? Почему кровь не даешь взять? Мы без крови не сможем диагноз поставить». Он в ответ: «Не дам». Тут я уже наклоняюсь к нему поближе и повторяю свой вопрос.

– А вдруг вы чип вставите, - отвечает пациент.
– Сама на склад утром звонила, хотела своим блатным чипы, а мне сказали,  что кончились. Поэтому сейчас тебе чип не вставим, потом не гарантирую, но сейчас точно нет, - ответила я ему на полном серьезе.
– Да? (на лице пациента появляется улыбка). Гоню? – спрашивает пациент и разжимает руку.

Это не все истории из красной зоны, которыми поделилась главврач, таких необычных моментов было много. В некоторых ситуациях пациентов приходилось «разводить по углам», чтобы они не мешали работе. Также их старались поддерживать психологи Центра, занимались с ними творчеством, рисовали, читали. И не только пациентов, но и врачей. Некоторые, к примеру, очень любили антистрессовые подушки, которые обнимали после смены.

– Изменилась ли за год схема лечения граждан?

– Конечно, рекомендации менялись несколько раз даже у Минздрава, каждый раз что-то убиралось, что-то добавлялось. Уже сейчас COVID лечат очень эффективно, в сравнении с начальным периодом. Все рекомендации появляются не просто так, а только когда их проверяют на большом количестве людей, только в таком случае успех гарантирован. Вероятность того, что у человека пойдет все по законам массы, очень велика. Поэтому здесь, как и в других вещах –медицина не искусство, а наука.

К искусству можно отнести психологические практики, профилактические методики. Никто в рекомендациях не напишет, что нужно рассказать шутку про чипы, да и не каждый пациент ее может понять. Здесь человек должен основываться на своем личном опыте.

Применение физических методов лечения - здесь широкое поле для творчества. Одной из лучших и простых методик я считаю йогу смеха. Был у меня случай, когда мне удалось с ее помощью поднять уровень сатурации с 89% до 94%. Мне позвонил мой друг и рассказал о своем состоянии,  про температуру, уровень кислорода в крови. Это был самый пик распространения вируса, вызовов было очень много, поэтому на быстрый приезд скорой можно было не рассчитывать.

Время 9 вечера, я другу говорю: либо сейчас пробуем, либо буду тебя помнить вечно. И мы по телефону приступили к йоге смеха. На громкой связи мы общались до 3 часов ночи, делали различные упражнения с передышками, рядом была его супруга, которая помогала. В результате нам удалось «завести» диафрагму, а уровень кислорода поднять до 94%. Завершили мы разговор в три ночи, через час приехала скорая, которая его госпитализировала, и человек выжил.

Вот этот пример я считаю лайфхаком, про него я рассказывала и на коллегии врачей. Вот в таких моментах творчество может быть, но не в ключевых, такие упражнения не должны быть вместо лечения, они должны дополнять его.

– По сей день коронавирус никуда не пропал, какую профилактику Вы порекомендуете для граждан?

- Профилактика простая. Соблюдать санитарные правила, в людных местах носить маску, обрабатывать руки. Если чувствуешь первые признаки, то надо сразу обращаться к врачу, не тянуть с этим.

Лучшей профилактикой, считается вакцинация. Мы не можем гарантировать, что человек не заразится, но степень болезни будет другой, не такой высокой. Вакцинация используется во всем мире от многих болезней, благодаря этому процессу человечеству удалось победить ряд заболеваний.

– Летом Вас назначили на новую должность – главврач поликлиники №3. Как проходит эта работа, насколько она отличается от Центра?

– Для начала, коллектив поликлиники в два раза больше, чем центра. В поликлинике другие процессы. Но и, конечно, новый коллектив - новые люди, устоявшиеся обычаи, к которым необходимо бережно относиться. При этом время сегодня требует изменений, которые уже происходят везде, а в поликлинике совпали со сменой руководства.

Если в ВКДЦ этот процесс изменений ложится на сработанный коллектив, на определенный уровень доверия, то новый коллектив ты не знаешь, а это другие трудности. Поэтому сначала надо «диагностировать» коллектив, а после «рецептурно» проводить модернизацию. Всегда есть опасность, что в новом коллективе тебя не поймут, потому что не знают, поэтому степень включенности должна быть очень высокая.

– А Вы хотели новую должность?

– Хотеть больше работы - странное ощущение, есть моменты, когда ты не можешь сказать нет. Поэтому когда мне сказали, что надо возглавить поликлинику, у меня не стояло вопроса, хочу или нет, был вопрос смогу или нет.

Моя задача - привести все к единообразию. Здание поликлиники достаточно обветшалое, здесь давно не проводился ремонт, не менялось некоторое оборудование, однако когда сейчас государство вкладывает ресурсы, ими надо правильно пользоваться. Благодаря субсидиям нам удалось провести ремонт на первом этаже в зоне регистрации. Участвовали в ремонте все, доктора подсказывали еще вначале, как им хотелось бы сделать, многие замечания были учтены.

– Что изменится после реорганизации в работе учреждений?

- Да, два учреждения будут объединены в одно. Это делается для уменьшения трат на административный персонал, сами врачи и медсестры останутся на своих местах. На место главного врача будет проводиться конкурс, я планирую участвовать.

– Анжела Асылбековна, известно, что Вы давно занимаетесь общественной деятельностью, направленной на формирование здорового образа жизни. Даже руководите несколькими проектами. Могли бы рассказать об этой части вашей жизни?

- В нашем учреждении (ВКДЦ – Прим.ред.) работает региональный центр здоровья, в чьи функции входит организация на территории Приморья проектов, которые направлены на поддержку укрепления здоровья, в том числе консультирование пациентов. Однако случилось так, что мы вышли за рамки нашей деятельности. В 2012 году вице-президент всероссийской общественной организации «Лига здоровья наций» Николай Кононов познакомил нас с проектом «Прогулка с врачом». Первая Прогулка прошла с ним на только открывшейся Набережной Цесаревича. После он спросил нашего мнения и поручил проводить ее. Мы не понимали, что делать, как ее проводить и, если бы не мои коллеги, я бы не смогла преодолеть свои внутренние рамки. Очень сложно идти по набережной, с каждым здороваться и спрашивать: «А вы к нам на Прогулку с врачом? Нет. Ну ладно».

Вначале мы даже боялись громко говорить, старались не отсвечивать. Но все изменил репортаж по телевизору. Перед Новым годом 2013 про нас сняли репортаж, где журналисты сказали, что Прогулка проводится каждую субботу. И вот перед Новым годом я коллегам сказала, что встречаемся в следующий раз 5 января, они очень удивились, но согласились. Еще больше удивления было, когда пришли 10 человек на нашу Прогулку, именно на эту, 5 января. Среди гостей была одна активная женщина, которая собрала своих подруг и привела их на Прогулку. А про Прогулку она узнала по телевизору. После этого у нас открылось второе дыхание.

Дальше проект потихоньку начал идти в гору. После уже изменился и диалог с прохожими: «Здравствуйте, а вы на Прогулку с врачом? Нет? Так давайте мы Вам расскажем, что это такое». В какой-то момент у нас появились скандинавские палки, привезли их коллеги из Питера, во Владивостоке о них тогда еще и не слышали, специально тогда все спортивные магазины объехала. Две пары палок было на 20 человек, все по очереди с ними ходили.

Мимо проекта не прошли даже мои коллеги врачи из других медучреждений. На одном из краевых капустников они мне даже подарили грамоту «Главной прогульщице». Многие жители прошли через наши Прогулки, долгое время к нам ходила Александра, бабушка 82 лет. Ходила она тоже с палками, но стеснялась их использовать, так скажем, в городской среде, поэтому убирала после Прогулки в чехол. Сейчас уже такого отношения к пожилым гражданам, слава Богу, нет. Все уже нормально реагируют на пешеходов с палками, а вот в то время это было как-то ненормально. Зато толерантно было относиться к курящим беременным, к молодежи, которая матерится. А вот бабушка 82 лет с палками - это не нормально, смешно. Недавно к этой идее пристрастилась и моя мама, так вот ее сосед дразнит, говорит «Азочка, мы все с одной палкой, а вы с двумя!». На что мама ему отвечает: «Миша, так вы от старости, а я для спорту».

Поэтому когда сегодня с палками ходят повсюду, и это стало нормой, я горжусь, что моя капелька труда в этом процессе есть.

– Как Ваши проекты прожили период изоляции и карантинных мер, когда все публичные мероприятия были запрещены?

– На этот период мы решили не оставлять нашу работу, поэтому каждую субботу публиковали видео, где рассказывали о простых занятиях, которые по силам каждому человеку. В режиме онлайн у нас прошла всероссийская акция «10 тысяч шагов к жизни», два дня в режиме нон-стоп шли обсуждения, различные мероприятия. В этом году акцию уже удалось провести на свежем воздухе. В воскресенье мы собирались на стадионе «Динамо», провели зарядку, а потом пошли по кругу. В конце акции провели контроль здоровья.

Конечно, никто не требует от участников пройти ровно 10 тысяч шагов, цифра является ориентиром. Мы пропагандируем здоровый образ жизни, а не соревновательный дух. Нагрузка должна быть достаточной, а не чрезмерной.

После акции планируем возобновить Прогулки с врачом. В этом году мы хотим его переформировать, проводить их в различных районах города, в новых скверах. Многие пожилые граждане не выходят за пределы своего проживания, именно туда мы и хотим направиться.

– Есть ли у Вас другие направления работы по здоровому образу жизни?

– Уверена, что правильное здоровье - это правильный контроль своих эмоций. Не в смысле, что я не покажу, что печален. Из горя надо правильно выходить, радость контролировать. Сейчас нам не хватает знаний по эмоциональному интеллекту. Ведь нельзя исключать, что ожирение может возникнуть из-за стресса, который люди традиционно заедают. Пока у нас в городе основная эмоция – это дизлайк.

А постоянное нахождение в стрессе приводит к перенасыщению организма кортизолом, который снижает реакцию человека и снижает иммунную систему человека. Вирусы нападают на человека, он заболевает. Конечно, это не прямая причина, но сопутствующая.

Поэтому контроль эмоций необходим. Думаю, что это привычка, которую просто необходимо правильно выработать. Сейчас нам помогает йога-смеха, различные настольные игры, которые мы проводим с коллегами. Для примера, пред новым годом я пригласила к себе пациентов, которые очень тяжело переболели COVID. На два часа они приехали, и для них мы с коллегами провели урок радости. Так вот, один из участников, очень серьезный мужчина, сказал, что последний раз так смеялся только в детстве.

– Скажите, а стать врачом было осознанным желанием? Когда оно появилось?

– Можно сказать, что всегда, с лет пяти. Моя мама в молодом возрасте сильно болела, я ей ставила уколы, делала перевязки, думаю, это меня и сподвигло выбрать медицину. От этого пути я никогда не отступала После 8 класса поступила в медицинское училище, окончив его, пошла учиться на доктора. Медучилище даже помогло мне, работала санитаркой на первых курсах института.

– Какое у Вас хобби?

– У меня практически нет свободного времени, но есть стопка занятий, которые я хочу сделать, когда появится свободное время. Правда пока она только растет. Единственное, что несколько лет назад ко мне стали «прилетать» совы. Сейчас у меня их очень много, многие даже не смогла перевезти в новый кабинет. Есть брошки в виде сов, игрушки, закладки, компьютерная мышь и многие другие предметы. Сама я себе максимум купила несколько сов, остальные приносят пациенты, коллеги, друзья и семья.

– Какое у Вас жизненное кредо?

Еще в ВКДЦ мы формировали наши ценности и одной из них назвали лояльность к учреждению, под которой мы понимаем: делать чуть больше, чем ты должен. Это не значит, что мы не отблагодарим сотрудника, но делать он это должен от чистого сердца, а не ради награды. В обычной жизни это по-разному проявляется, на ресепшене в поликлинике стоит ваза с конфетами, каждый сотрудник может туда положить жмень конфет или что-то доброе сделать для своих коллег.

Полуфабрикаты с сальмонеллой изъяли из приморского магазина

28 июня 2021, 12:45
Общество
Приморье

Полуфабрикаты с сальмонеллой изъяли из приморского магазина

В партии полуфабриката Находкинского мясокомбината выявлены бактерии рода сальмонелла, сообщает ИА DEITA.RU со ссылкой на межрегиональное Управление Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалину.

В рамках государственного мониторинга качества и безопасности пищевых продуктов были отобраны пробы замороженных рёбер «Барбекю» в одном из магазинов Дальнереченска. В мясном продукте от ОАО «Мясокомбинат Находкинский» были обнаружены сальмонеллы, производителю направлено предписание об изъятии товара из оборота.

Употребление такой заражённой продукции вызывает у человека сальмонеллёз – острую кишечную инфекцию. При тяжёлом течении этой болезни поражаются печень, селезёнка, нервная система, инфекция может привести к почечной недостаточности. Сальмонеллёз может перейти в хроническую форму или бактерионосительство, при котором человек может заражать окружающих, но сам от болезни не страдает.

Действие декларации о соответствии на заражённую продукцию должно быть прекращено согласно предписанию надзорного ведомство от 22 июня 2021 года.

Всего с начала текущего года ведомством выдано 23 предписания о прекращении действия деклараций о соответствии на продукцию животного происхождения, из них отозвано уже 14 деклараций. Среди инфицированной продукции, выявленной межрегиональным аппаратом Россельхознадзора - пельмени «Бабушкины» и «Щедрый хуторок» от «Хладокомбината «Полюс» из Арсеньева, в которых обнаружили листерии, замороженные блинчики с творогом и кишечной палочкой от некого производителя из Артёма, замороженные куриные наггетсы с листериями от производителя из Владивостока, снеки к пиву из лосося с кишечной палочкой, произведённые в Артёме.

Популярное
Тест
Авторская колонка
Выбор редакции
Последние новости