telegr wh call

Дмитрий Алексеев: Кричать «Всех в отставку» не для меня

Дмитрий Алексеев, ДНС

Почему в России прорастают радикальные позиции, чем отличается критичное отношение к действительности от оппозиционности, какую черту нельзя переходить бизнесу, есть ли подкупы на выборах во Владивостоке, зачем эпатирует Ищенко, а также из-за чего дальневосточная 2% ипотека приведёт к повышению цен на жильё – об этом и многом другом в интервью DEITA.RU рассказал Дмитрий Алексеев, общественный деятель, бизнесмен, руководитель компании DNS, занимающей высокие позиции рейтинга Forbes.

- Дмитрий, вас причисляют к оппозиционным лидерам, так называемым ЛОМам, согласны ли вы с этой оценкой? Если да, по отношению к кому/чему вы находитесь в оппозиции?

- Я не понимаю, с чего ради меня стали причислять к оппозиционным лицам. Я предприниматель, занимаюсь бизнесом и при этом считаю, что любой гражданин имеет право на гражданскую позицию и где-то даже должен её проявлять. Видимо, так совпало, что мне свою гражданскую позицию доносить чуть проще. Где-то меня чуть больше слышно. Я считаю, что критическое отношение к действительности - это естественное состояние человека. Есть немало вещей, которые у меня вызывают сомнения или какие-то вопросы, и я по ним высказываюсь. При этом я не только критикую, но иногда ещё и хвалю.

У нас в стране потихонечку асфальтируется политическая поляна, и в связи с этим выявились две противоположности: некая позиция критичности по отношению к происходящему и некая позиция «ура патриотизма», когда говорится: «нет, у нас всё хорошо» - мы кого-то побеждаем, боремся с мировым империализмом и ещё с чем-то. Действительно, на позицию «ура патриотизма» мне стать чуть сложнее, чем на позицию критического отношения к действительности. Но почему критическую позицию сразу называют оппозиционной, притом с негативным контекстом, мне непонятно.

Я выражаю гражданскую позицию по ряду вопросов. Например, мне не нравится, что у нас страна победившего ручного управления и всё делается только в таком режиме. Есть структура управления и есть степень делегирования тех или иных полномочий, но вместе с делегированием полномочий хорошо бы ещё делегировать ресурсы на исполнение этих полномочий. Но у нас в стране гиперцентрализация - у нас муниципалитету ни одну школу невозможно построить, у нас и бордюры кладутся по федеральной программе. С точки зрения управления это плохо - очень неэффективно. И к этому я отношусь критично. Не очень хорошая история, когда у муниципалитетов, отвечающих в своих городах и сёлах за комфортность жизни людей, ресурсы отняты, полномочия забраны, и они только и могут, что  ходить с протянутой рукой. Ну, конечно, и в том, что у них есть, они могут что-то делать, там тоже много вопросов. Но по большому счёту не одну школу муниципалитету построить невозможно - нет денег. И таких вопросов много. Это нехорошо.

При этом есть и хорошие вещи. Например, у нас в стране замечательная реформа Госуслуг. Все помнят, как раньше было устроено с теми же регистрациями машин, получением прав, это был какой-то ужас. Сейчас зашёл в интернет,  зарегистрировался, подал заявление - и всё работает. Это хорошие вещи и они у нас тоже есть.

Я считаю, это совершенно нормально высказывать позицию относительно тех или иных событий.

- Слово «оппозиция» многими воспринимается: либо за - либо против, как известная фраза со времён гражданской войны «либо за красных, либо за белых». То есть в негативном контексте. На ваш взгляд, что происходит?

- Хороший вопрос. Я думаю, что это происходит из-за того, что когда задушена нормальная политическая активность, прорастают только радикальные позиции. А радикальные позиции выглядят непривлекательно, причём с обеих сторон. И сейчас, можно сказать, у нас негативное отношение не только к оппозиции как понятию, но и к провластной позиции - ещё больше.

- То есть, общество раскалывается?

 - Я думаю, у нас общество не раскалывается, общество – дезориентируется. Наше общество разнообразно, и если бы разные общественные позиции согласовывались через какие-то системные институты – это бы было правильное гармоничное общество. У нас же получается другая ситуация - люди могут примкнуть только к каким-то крайним проявлениям оппозиционности. Что подразумевает - «примкнуть к оппозиции»? Выйти на митинг и кричать: «Всех в отставку»? Я уже взрослый человек, это как-то не для меня, смысла большого в этом не вижу. Оппозиционность для меня была бы, если бы была какая-то позиция, несколько позиций. Хорошо, вот есть правящая партия «Единая Россия» и допустим, у неё была бы какая-то позиция, но я её не знаю, у неё одна позиция - «чего изволите». Дискуссия на тему «надо ли вставать в позицию «чего изволите», она глупая какая-то. Понятно, что не надо.

У нас политический жизни совсем нет в связи с тем, что позиции какие-то неопределённые, и политическое поле, которое могло бы позволить им проявляться и согласовывать их, заасфальтировано и всячески подавляется. Так как политическая система не работает, то на неработающей системе и прорастают только совсем какие-то маргинальные, крайние вещи: «Всех убрать. Даёшь люстрацию. Долой жуликов и воров». Хотя те же митинги - это вполне нормальная ситуация. Люди имеют на это право. В том, что люди будут собираться и выражать свою позицию, ничего страшного нет. У нас в Конституции это разрешено и поддерживается.

«Либо за, либо против» - это не позиция. Позиция должна быть относительно чего-то, в том числе путей развития страны. Нам нужна содержательная политическая дискуссия. А так как площадка заасфальтирована, то всё сводится к диалогу на тему «любишь начальника - не любишь начальника».

Надо говорить о других вещах. Например, о тех же полномочиях и распределении ресурсов. Где должно быть больше полномочий: в муниципалитете, в субъекте Федерации или в самой Федерации? Как правильно должна быть устроена налоговая система. Например, должно быть прогрессивное налогообложение на доход, либо не должно быть? Надо ли тратить треть бюджета на оборону, или страна будет лучше развиваться, если 20 % будет тратиться на оборону, а дополнительные 10 % на образование? Это содержательные вопросы, по которым хорошо бы разным партиям иметь позиции и по ним дискуссировать. Это и есть нормальное, правильно организованное проявление политической жизни. Но у нас нет дискуссии.

На мой взгляд, вопрос «за начальника или против начальника» - это не политический вопрос, а глупый вопрос. И сводить к тому, что «Алексеев оппозиционер, потому что он критиковал начальника» - это странная позиция. Мне тут даже нечего комментировать.

И тут меня тоже можно подлавливать, например, спросив: «Как вы относитесь к губернатору?». Хорошо отношусь. Я вообще людей люблю и хорошо ко всем отношусь. Но зачем всё сводить к тому, как ты относишься к человеку? Я ко всем людям прекрасно отношусь. Но есть отношение к позициям, к действиям. И я могу не все действия того или иного человека поддерживать.

- Вы - человек, имеющий собственное мнение на происходящее, с очевидным политическим потенциалом. Однако всегда опровергаете возможность политической карьеры, почему?

- Во-первых, нельзя сделать политическую карьеру, когда нет политики. А во-вторых, я думаю, что публичная политика не сильно мне подходит по характеру. На мой взгляд, настоящий политик должен очень просто объяснять сложные вопросы широким массам. Для меня это несколько сложно.

- Вы сказали, что нельзя сделать политическую карьеру, когда нет политики. Что такое политика?

- Для меня политика – инструмент некой самоорганизации общества. Весь менеджмент, которым я занимаюсь в бизнесе, он про то, чтобы объединить людей и организовать на работу в каком-то конкретном направлении - тогда можно получить гораздо больший результат, чем, если все будут действовать в разные стороны хаотично. В обществе должно быть что-то подобное. Менеджмент, для меня - это не про власть, а про организацию работы. И политика - это больше про организацию общества, а не про власть с точки зрения владения. У нас же до сих пор, ещё со времён царей, восприятие – что царь – это хозяин земли русской. Но в нормальном современном обществе президент – это не хозяин земли русской, а как бы менеджер который помогает людям организоваться, чтобы страна в целом - как нация, как общество, складывала свои усилия, а не враждовала друг с другом, и, соответственно, достигала большего результата по пути прогресса. На мой взгляд, политика - это то, что позволяет обществу быстрее двигаться по пути прогресса – и это достигается через согласование позиций и самоорганизацию.

Вернусь к вопросу, почему я не политик. Политикой надо заниматься профессионально. Думаю, что я гораздо лучше самореализуюсь, как предприниматель. У меня есть много идей, которые хочется довести до конца. И уверен, в этом я принесу гораздо больше пользы. А у нас ошибочно любого человека, который хоть как-то высказал свою гражданскую позицию, тут же записывают в политики.

- Но, вы как предприниматель можете участвовать в политических процессах?

- Я как гражданин могу участвовать, более того, я считаю, что это почти обязанность любого человека, не только предпринимателя - участвовать в жизни страны. Участвовать в принятии решений, влиять на то, что происходит вокруг – в городе, в стране, в крае.

- Я имею ввиду, что как успешный предприниматель вы имеете определённые компетенции.

- Думаю, что предпринимательские компетенции и политические – это разное. Я бы не выделял это как какой-то отдельный ресурс. Возможно, как предприниматель я обладаю большими возможностями с точки зрения привлечения финансового ресурса. Но я правила понимаю. И понимаю, что это неправильно и делать это нельзя.

- Что вы имеете в виду?

- Чтобы прояснить позицию, надо сделать зигзаг в сторону. У нас в стране сложилась довольно авторитарная система управления. Но справедливости ради надо сказать, что это лучше чем олигархическая форма управления. Сейчас в политике много говорят про Украину – к сожалению, она так и не переболела олигархическим наследием, которое сформировалось после распада Советского Союза. Россия в принципе эту ситуацию всё-таки прошла. Я считаю, что авторитаризм -это не очень хорошо. Хорошо – демократическая форма управления страной. Но олигархическая система - это совсем плохо. Мы наблюдали, что к концу 90-х у нас в стране сложилась довольно неприятная ситуация, когда властные и административные полномочия сильно слились с людьми, у которых были деньги. Они просто покупали власть. Я считаю, что покупать власть – это плохо. Недаром, в странах с большими демократическими традициями есть системы, которые не позволяют спонсору много вкладывать в партию, в избирательные компании. В принципе, у нас тоже есть что-то подобное, но оно не очень хорошо работает. Я придерживаюсь позиции – бизнесу нельзя переходить черту, когда, грубо говоря, начинают покупать власть. Этим я заниматься не собираюсь. Когда я высказываюсь по каким-то вопросам - это моя гражданская позиция, а не позиция компании. Бизнес, к которому я имею отношение, никак в этом не участвует. Компания никогда не будет тратить деньги на политику. Я могу вкладывать только лично своё, большие деньги в политику вкладываться не будут.

Тут ключевая мысль в том, что как административный захват власти, так и олигархический захват власти – это плохо. Демократия – это когда выстроена система издержек и противовесов, когда никто не может узурпировать власть. Хороший механизм управления страной, тот, который позволяет учитывать разные интересы. У нас страна большая, есть разные люди с разными интересами, разные группы людей, и разные интересы надо правильно согласовывать, хоть это и непросто.

- Вас называли одним из идеологов борьбы с подвозами и подкупами на довыборах во Владивостоке, которые проходили в сентябре этого года. Почему проявили такую инициативу? Каковы результаты? Как оцениваете в целом выборный процесс в крае?

- Гармоничное устройство общества, позволяющее ему развиваться и двигаться по пути прогресса, подразумевает наличие устойчивых институтов управления и согласования интересов. Институт выборов - один из важнейших. И я, как гражданин, не мог остаться в стороне. Тем более, Приморье осенью 2018 года в очередной раз прославилось разными кульбитами в избирательном процессе, которые явно разрушают и без того не очень устойчивый и хорошо работающий институт. Влиять законным путём на этот процесс, на мой взгляд, вполне дело граждан, и закон даёт право на это - законодательство рассчитано на то, что люди должны идти работать наблюдателями и следить, как всё происходит.

То, что мы увидели на довыборах в думу Владивостока, во-первых – в выборах участвует очень мало избирателей. Люди не верят в этот институт, они считают, что всё равно изберут того, «кого надо». И, конечно, это удивительная история, но, примерно половина избирателей, которая пришла на выборные участки, так или иначе была приведена за деньги. А это и есть разрушение легитимности выборов. Люди не верят, что их услышат, и не ходят. А чем меньше людей, готовых высказать свою волю, приходит на выборы, тем проще результатами выборов манипулировать.

Выборы - это плохо работающий механизм. В настоящее время правит не столько воля избирателей, сколько разные выборные технологии, притом не очень хорошего качества. Но, на довыборах в Думу Владивостока, на которых я был наблюдателем, мы видели, что избирательные комиссии могут работать довольно качественно, вопросов к работе избирательных комиссий не было практически ни у кого. При этом мы увидели массовые и довольно грязные технологии - когда избирателей, банально, за довольно смешные деньги подкупают и привозят. Но на это можно влиять, было бы желание.

- Не так давно Андрей Ищенко, именующий себя «красный губернатор», опубликовал в соцсетях угрожающий видеоролик, где он сжигает бумаги на фоне домов, построенных вашей компанией, и произносит слова о «последнем предупреждении». Это вызвало недоумение и тревогу у многих. Скажите, может, есть история, спровоцировавшая эту ситуацию? Почему он вам угрожал?

- Понятия не имею. Никакой истории нет, даже не представляю что это и зачем. Мне кажется, человек просто эпатирует публику, ищет хайпа. Мне тут сказать абсолютно нечего.

- И раз уж мы заговорили о коттеджном поселке, скажите, каков спрос на недвижимость сейчас? Повлияет ли на этот рынок 2%-я ипотека?

- 2%-я ипотека - это правильная, хорошая мера поддержки освоения Дальнего Востока. Но она сама по себе приведёт к тому, что жильё станет ещё дороже. Всё должно идти последовательно. Проблема Владивостока в том, что здесь почти ничего не строится, поэтому и цены на жильё очень высокие, и ипотека только подстегнёт рост цен. Больше спрос – больше цены. Поэтому, прежде чем делать ипотеку, нужно развернуть массовое жилищное строительство. Но сама идея с 2% ипотекой очень правильная, это гораздо лучше, чем дальневосточный гектар.

- Дмитрий, поговаривают, что недавняя отставка вашего партнера Константина Богданенко с поста вице-губернатора края каким-то образом связана с вашей публичной активностью и политической деятельностью. Так ли это? Можете прокомментировать эту информацию?

- На самом деле это досужие слухи. Но, вообще-то об этом лучше спрашивать Константина, а не меня. Как я понимаю – Константин особо никогда не держался за место. И это история про то, что каждый губернатор и руководитель подбирает под себя команду, и абсолютно не факт, что каждый человек в неё впишется. Я не думаю, что это как-то связано с моей либо чьей-то ещё гражданской позицией либо с политической деятельностью.

Ирина Павленко

 

Читайте также:

Популярное

Семья из Владивостока нашла клад

Жительница Приморья взяла чужие деньги из банкомата

Поклонская считает китайский вирус не случайностью

Каких симптомов стоит бояться: памятка по профилактике коронавируса

Loading...
Загрузка...
Загрузка...