telegr wh call

Хроники пикирующего рубля: почему ЦБ потратил на спасение национальной валюты в 10 раз меньше, чем в 2014 году

деньги, валюта, кошелек, рубль, рубль

Вторую неделю Российская Федерация живет в состоянии экономического и финансового кризиса – нефть дешевеет, курс национальной валюты падает, а результатов мер, обещанных Центральным банком страны, и претворения в жизнь оптимистичных прогнозов экспертов россияне пока не видят. Что же происходит с рублем, спасают национальную валюту или все-таки нет, и каким может быть финал, разбиралось ИА DEITA.RU. 

О том, что динамика падения цен на нефть может значительно пошатнуть позиции рубля, заговорили еще в 2018 году, однако тогда же в рамках форума «Россия, вперед!» бессменный министр финансов Антон Силуанов провозгласил, что бояться нечего, поскольку рубль больше не привязан к цене на нефть. О «соскакивании» с «нефтяной иглы» говорил и президент Путин в рамках своего цикла интервью ТАСС в начале 2020 года.

Более того, даже в феврале, когда цены на нефть еще без «нефтяной войны» Саудовской Аравии, России и США пошли вниз, российский Минфин устами своего главы говорил о том, что это временное явление, и у ЦБ нет необходимости предпринимать какие-либо экстренные меры для спасения рубля.

«А что чрезвычайного?» - комментировал «Интерфаксу» ситуацию Антон Силуанов, это было при стоимости барреля нефти Brent в районе 50 долларов. 

Однако 9 марта из-за развала сделки ОПЕК+ нефть обвалилась до 30 долларов, утащив за собой и не привязанный к ней рубль. Курсы доллара и евро на рынке Forex дошли до отметок 75 и 85 руб. соответственно.

Практически сразу же ЦБ РФ заявил о готовности спасать национальную валюту путем отказа от закупок иностранной валюты в рамках бюджетного правила и проведения валютных интервенций. Правда изначально предполагалось, что продавать валюту для поддержания курса рубля ведомство Набиуллиной начнет в апреле. Оно и понятно, именно с 1 апреля должно было начаться заявленное бывшими партнерами по ОПЕК+ реальное повышение объемов добычи.

Тем не менее, по данным ЦБ, Минфин уже 10 марта на внутреннем рынке продал валюты на 3,6 млрд руб. – порядка 48 млн. долларов. 17 марта уже сам ЦБ продал валюты на 5,6 млрд руб. – примерно 75 миллионов долларов, смотря к какому курсу привязываться, а 18 марта, когда рубль обвалился почти до 81 руб. за доллар, Банк России продал валюты на уже 7,7 млрд руб. – пусть будет почти 9,5 миллионов долларов.

Всего за неделю с 10 марта Банк России выбросил на внутренний рынок валюты на 33,4 млрд руб. То есть всего получилось порядка 445 миллионов долларов…

Много это или мало, достаточно или нет? Чтобы было понятно, во время прошлого кризиса 2014-2015 годов за первую неделю декабря 2014 года Банк России потратил на поддержание курса рубля $4,526 млрд. – ровно в 10 раз больше… Еще $2,32 млрд было выброшено на внутренний рынок в январе 2015 года и $690 млн. 2 февраля 2015. Более того, тогда под личным нажимом Путина валюту активно начали продавать и экспортноориентированные российские компании.

Как-то вяло в этот раз регулятор спасает национальную валюту – не находите? … Но стоит ли ее спасать, или есть иная задача?

Нельзя забывать, что, несмотря на программные заявления, Россия сохраняет огромную зависимость от экспорта углеводородов. И этого никто не скрывает. По данным Минфина, в 2019 году доля нефтегазовых доходов в бюджете составила порядка 25 процентов. Соответственно для сохранения рублевой доходности бюджета при падении цен и спроса на углеводороды необходимо, чтобы этот самый рубль падал вслед за ценами или даже быстрее. Так, по данным того же Минфина при стоимости российской нефти Urals в 33 доллара за баррель каждый 1 рубль падения стоимости национальной валюты по отношению к доллару дает увеличение бюджетных нефтегазовых доходов в 70 млрд руб.

Стоит отметить, что Центробанк годом ранее просчитывал варианты развития ситуации при пессимистичном сценарии – падении цен на нефть до 20 – 25 долларов за баррель в 2020 году. В этом случае ВВП (это валовый продукт, а не то, что вы могли подумать) падает на 1,5–2 процента, а инфляция наоборот растет до 6,5 – 8 процентов. Тогда же эксперты высчитали и примерный курс рубля к доллару в подобной ситуации, он составил 80–90 рублей за доллар.

Так что с точки зрения государственных экономистов ничего страшного может и не происходит в настоящий момент – сценарий развития событий уже написан, а падение рубля автоматически наполняет государственный бюджет рублями, правда обесценивающимися…

Здесь стоит указать и на другую беду российской экономики, помимо зависимости от углеводородов, – за прошедшие годы так и не удалось реализовать программу по импортозамещению. Тот же российский экономист Михаил Хазин прямо говорит о том, что доля импорта, безусловно, высока даже в производстве российского хлеба – многие компоненты ввозятся из-за границы. А рост цен на потребительском рынке из-за высокой доли импортных товаров в значительной степени усложнит социальную обстановку в стране. В этом случае ситуацию едва ли спасет простое наполнение бюджета за счет цифровых показателей – рубль упал, цены выросли, но количество рублей в бюджете осталось прежним за счет возможной стабилизации цены на нефть… Безусловно, с точки зрения чиновников необходимые показатели будут в этом случае достигнуты, однако в каких единицах будут при этом измерять уровень социальной напряженности в стране и как реализовывать политические реформы – поправки в Конституцию и трансфер власти?

Кроме того, по оценкам ряда экспертов, в случае катастрофического ухудшения ситуации, то есть даже выхода за рамки нарисованного ЦБ пессимистического сценария, вполне возможно ожидать со стороны чиновников попыток что-нибудь «запретить» - ограничить хождение доллара или наличных денег, что, безусловно, не прибавит оптимизма населению…

Стоит отметить, что нынешняя «нефтяная война» в еще большей степени, нежели ситуация 2014 – 2015 годов, напоминает падение цен на нефть 1985—1986 годов. На лицо и избыток предложения, в этот раз сформировавшийся в том числе и по причине пандемии коронавируса, и желание Саудовской  Аравии, а сейчас и США, увеличить свою долю рынка, и давление на Россию, а ведь именно нефтяной кризис средины 80-х принято считать экономической основой краха Советского Союза. Остается  надеяться, что в недрах ЦБ припасен еще какой-нибудь сценарий.

Читайте также:

Михаил Светлов

Популярное

Целая колонна военной техники замечена во Владивостоке

Торговые центры Владивостока закрываются на карантин

«Ваша карта заблокирована»: закон Поклонской вступил в силу

Коммерсантов-убийц осуждают жители Приморья

Loading...
Загрузка...
Загрузка...