Иван Голунов
Источник изображения: Евгений Фельдман для "Медузы"/(CC BY 4.0)

Дело Голунова закрыто, но на самом деле все только начинается. О недоверии к силовикам заявила даже сама глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, и полетевшие уже с легкой руки президента генеральские головы, похоже, ситуацию не спасут. И, похоже, это не последнее последствие резонансного ареста. Редакция DEITA.RU разбиралась, почему «дело Голунова» не может быть забыто окончательно и отчего оно, вероятно, повлияет на каждого из нас.

«Мы - Иван Голунов»

Неделю назад, 7 июня, в Москве полицейские в штатском задержали журналиста-расследователя «Медузы» Ивана Голунова. Обвинение, которое предъявили журналисту - покушение на сбыт наркотиков в крупном размере. С этого дня его имя стало нарицательным. Оно стало символом нового протеста - не против власти, а против беспредела. Люди, крича «Свободу Голунову», на самом деле кричали «хватит сажать всех неудобных и неугодных людей, прекратите подкидывать наркотики, хватит поощрять коррумпированность в системе». Именно поэтому главным изображением протеста стала надпись «Я/Мы Иван Голунов». Именно с такими обложками (впервые в истории) вышли три главных издания России - «Ведомости», «Коммерсантъ» и РБК. Именно с таким принтом стали делать футболки и толстовки, а также наклейки и баннеры.

«Мы Иван Голунов» - это про то, что каждый из нас завтра может попасть в тюрьму, потому что слишком много знает, слишком много говорит или кому-то мешает. А Иван мешал. Его расследования касались коррупции в мэрии Москвы, связи микрофинансовых организаций и судов, а также похоронного бизнеса и силовиков. Именно из-за последнего дела, как предполагает сам Иван, его и арестовали, пытались обвинить в распространении наркотиков и создании нарколаборатории.

Эта история всколыхнула всю страну. В защиту Ивана на пикеты и митинги выходили тысячи людей по всему миру. Трое суток в пикетах по очереди, один сменяя другого, стояли люди в Москве у Никулинского суда и здания МВД. Стояли почти во всех российских городах. Потому что все мы - Иван Голунов. Каждый из нас может завтра оказаться на его месте. Если ничего не поменять в системе. Поэтому пикеты и митинги не закончились после избрания меры пресечения в виде домашнего ареста. Они не закончились и после стремительного снятия всех обвинений с журналиста. Потому что Иван Голунов на свободе, но каждый из нас все еще может оказаться по ту сторону с обвинением по самой «народной» статье - 228 УК РФ.

Почему приговор по 228 статье - не всегда про настоящих наркодиллеров

После ареста Голунова об этой теме заговорили с новой силой. Вот небольшой список тех, кого посадили, вероятнее всего, незаконно, который составила «Медуза» после ареста Голунова. По той самой 228 статье.

Таисия Осипова, активистка незарегистрированной организации «Другая Россия». В 2010 году ее приговорили к 10 годам колонии. Повод для возбуждения дела - показания засекреченного свидетеля. Свидетелями по делу проходили активисты «Наши» и «Молодой гвардии Единой России». Таисию выпустили по УДО в 2017 году. Через 7 лет.

Еще одна жертва - общественник и философ из Чечни Руслан Кутаев. Его задержали в 2014 году и отпустили в 2017. Мужчину задержали дома, а дело о распространении наркотиков сфабриковали: родственники рассказывали, что при обысках ничего так и не нашли. По версии МВД Кутаева задержали на улице, а сверток с героином нашли в заднем кармане брюк. Предположительно, мужчину арестовали за проведение несогласованной с властями конференции «Депортация чеченского народа. Что это было и можно ли это забыть?».

Таких жертв сотни, если не тысячи. Про них часто пишет проект «Мемориал», активиста которого также посадили за хранение наркотиков. Речь об Оюбе Титиеве, его взяли в 2018 году и приговорили к 4 годам колонии. Кстати, Титиева выпустили по УДО 11 июня 2019 года. Сразу же после того, как отпустили Голунова.

Руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков (именно «Агора» занимается такими делами, как у Голунова) в своем телеграм-канале рассказывал о ряде силовиков, которые были замечены в подкидывании наркотиков и позже сели за это. Например, сел полицейский, который подкинул наркотики сочинскому журналисту Николаю Ярсту. Сел и оперативник, который подкинул «пакетик» Таисии Осиповой. Посадили и Алексея Борникова, полицейского, который в связке с гражданами Таджикистана подбрасывал людям наркотики, чтобы повышать раскрываемость и вымогать взятки. На заседания судов, по показаниям, приезжал на новых дорогих машинах.

Судя по всему, «народная» статья стала настолько массовой, что дело Голунова стало последней каплей, и поднялась волна.

И что теперь? Дело Голунова что-то изменит?

Когда волна недовольства поднялась настолько, что ее стало невозможно не заметить даже из стен Кремля, в дело вмешался лично президент Владимир Путин. На встрече с уполномоченным по правам человека Татьяной Москальковой он обсудил тему ареста журналиста и отдал необходимые поручения. Голунова отпустили из-под домашнего ареста и прекратили уголовное преследование. Но, по мнению омбудсмена, на этом нельзя ставить точку. Москалькова уверена, что дело Голунова подняло вопрос о необходимости обеспечивать каждому задержанному право на защиту. А Валентина Матвиенко заявила о недоверии к силовикам из-за нарушений в деле Голунова.

Это дело вскрыло несколько болевых точек системы. Так, Госдума собирается пересмотреть Уголовный кодекс, в частности, 228 статью. Известно, что депутаты подготовили поправки во вторую часть этой статьи - хранение без цели сбыта. Сейчас максимальный срок по такой статье 10 лет. Предлагается снизить его до 5 лет. Как писала Газета.ру, в МВД и ВС поддержали эту инициативу.

Кроме того, главы комитетов по безопасности и противодействию коррупции проведут анализ ее правоприменения, заявил накануне спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин.

И, наконец, дело Голунова получило силовой результат: проводятся проверки, и уже два генерала потеряли свои погоны. Накануне президент России Владимир Путин уволил начальника УВД по Западному административному округу Москвы Андрея Пучкова и начальника управления по контролю за оборотом наркотиков главного управления МВД по Москве Юрия Девяткина.

Пока никто точно не понимает, насколько далеко зайдут реформы, и как сильно раскачало лодку дело Голунова. Но это точно не последнее эхо громкого ареста. Потому что касается каждого.

Так, в Приморье в футболки с надписью «Я/мы Голунов» оделся даже бизнес. По мнению главы компании ДНС Дмитрия Алексеева, уголовное преследование в нашей стране стало основным инструментом управления, и от этой проблемы страдают не только журналисты, но и бизнес, и чиновники.

Елена Миронова