telegr wh call

Убрать лишний фон: наследие «холодной войны» вывозят из Приморья

Радиоактивность

Нет могильнику – главный клич общественников последних месяцев не только не соответствует действительности, но может поставить крест на масштабной экологической акции. Дело в том, что Приморье не один десяток лет уже живет практически на мине замедленного действия: радиоактивных отходах, которые остались в крае еще со времен Советского Союза. И вот уже 19 лет ДальРАО без излишнего шума занимается утилизацией опасного наследия «холодной войны». Сейчас остался последний этап - закончить начатое. И именно его поставили под угрозу петициями и массовой истерией в соцсетях.

 Угроза из прошлого 

Бухта Разбойник. Уникально красивые места: сопки, лес, море. Даже зимой хочется остановить машину и устроить импровизированный пикник на берегу. Еще несколько лет назад такой поступок мог привести к проблемам – совсем рядом, в бухте, находились две аварийные атомные подлодки, а еще 82, отработавшие свой ресурс, в полузатопленном состоянии заполняли большую часть акватории бухты. К началу нулевых совокупный объем накопленной радиоактивности составил более 200 млн Кюри. Это 4 раза больше, чем выброс Чернобыльской АЭС.

Операция по очистке территории началась еще 19 лет назад, когда тихо, без лишнего шума, в Приморье зашло ДальРАО.  За 18 лет работы отделения специалисты комплекса утилизировали 69 АПЛ, привели в безопасное состояние реакторные отсеки двух аварийных подлодок, удалили и вывезли на переработку более 30 эшелонов накопленного отработанного ядерного топлива.

- Объект в бухте Разбойник был создан, когда сложилась критическая ситуация по накоплению ядерных отходов: отработанного ядерного топлива, ЖРО и ТРО, кораблей и судов с атомными энергетическими установками, которые были выведены из эксплуатации в ТОФ, - рассказывает главный инженер отделения «Фокино» Дальневосточного центра по обращению с радиоактивными отходами Борис Маликов.

Объект начинался с пункта временного хранения ядерных отсеков. Процесс «обезвреживания» выглядит так: выведенную из эксплуатации атомную лодку передавали на завод «Звезда». Там производили выгрузку ядерного топлива из реактора, затем отрезали все чистые отсеки, формируя трехотсечный блок. Что это такое? Это собственно реакторный отсек с установкой и два смежных отсека для обеспечения плавучести. Но хранится в таком состоянии до бесконечности блоки не могли. Требовался следующий шаг. 

Плавучая «Сакура» 

Радиация – после 20 века это слово звучит как приговор. Стоит только его произнести, как возникает неконтролируемая паника: Хиросима и Нагасаки, Чернобыль, Фукусима. Злонамеренность и человеческая неосмотрительность возвели открытие Марии Кюри  в ранг самой страшной угрозы. Понимая такое отношение, ДальРАО встало на политику открытости, устраивая экскурсии на объекты депутатам, журналистам, общественникам. Рисковать здоровьем такого количество людей никто бы не стал. Компания открыто говорит о своей деятельности, отвечая на самые неудобные вопросы.

Один из них – почему участие в очищении Приморья от ядерных отходов принимает Япония? Особо подозрительные сразу вынесли вердикт: власти страны Восходящего солнца намерены вывезти на восток России отработанное радиоактивное топливо.

- Никто не имеет права ввозить на территорию нашей страны радиоактивные отходы. Это серьезное уголовное преступление. Япония же оказывает финансовую помощь, финансируя закупку самого современного оборудования для того, чтобы этот региональный центр соответствовал всем экологическим международным нормам, - говорит главный инженер отделения «Фокино» Дальневосточного центра по обращению с радиоактивными отходами Борис Маликов.

Пять лет назад соседи по региону построили и передали в дар плавучий док «Сакура» и специальный буксир. Эта техника вывела работу по избавлению края от смертоносного наследия прошлого на новый уровень. 

- Док буксируют два буксира в более глубокую часть бухты, где он швартуется к рейдовым бочкам, немного погружается в воду, затем буксиры возвращаются, берут трехотсечник, подводят к доку и затаскивают его в док. Док всплывает, поднимает блок, потом буксиры ведут его сюда, - объясняет тонкости технологии Борис Маликов.

Далее «Сакура» центруется с рельсами берегового стапельного места и специальным оборудованием производится перекатка блока для утилизации. Далее отрезаются два смежных отсека, легкий корпус подводной лодки, убираются лишние цистерны, корпус зачищается под окраску и устанавливаются дополнительные фундаменты. На них блок будет хранится в дальнейшем.

- Затем блок в цехе проходит струйную очистку корпуса до блеска, а потом его покрывают специальным покрытием антикоррозийным и специальной краской. Затем блок выкатывается на площадку длительного хранения. Такое хранение может безопасно осуществляться 70 лет, но каждые 10 лет надо каждый блок заново покрывать антикоррозийным покрытием. Все оставшиеся отсеки мы утилизируем к 2020 году, - рассказывает Борис Маликов. 

Ответственность за будущее 

Ядерного топлива в Приморье нет – его на специальных цистернах увозят в Челябинскую область еще со «Звезды».  Впрочем, в крае хватало и других опасных сюрпризов. В бухте Сысоева, второй точке, где ныне разместились объекты ДальРАО, раньше располагалась бывшая береговая техническая база ТОФ. После ухода военных здесь хранился зараженный грунт с Чажмы. Сейчас об аварии, которая только по счастливой случайности не создала в Приморье второй Чернобыль, не слышал только ленивый. При устранении ее последствий опасный грунт был собран и увезен в Сысоева.

- На этот объект нельзя было зайти даже в специальной одежде, настолько там было опасно.  И выбросы были – как сейчас на Фукусиме. Кроме того, в Сысоева было накоплено еще 3,5 тысячи кубов жидких радиоактивных отходов. Это сложный физико-химический состав. Если максимально упростить, то это  – морская вода с мазутом.  Никто в мире не представлял, как это можно переработать. А мы смогли. Нам помог институт химии ДВО РАН и великий ученый академик Валентин Авраменко. Он разработал сорбционный метод переработки таких отходов, придумал сорбент, благодаря которому удалось очистить опасное соединение, - объясняет Борис Маликов.

Но еще остались не очищенными твердые радиоактивные отходы (ТБО) – всего порядка 1,5 тысячи опасных кубометров: это и лодки, и грунт из Чажмы, и грунт с самой бухты Сысоева. Уже очищено порядка 6 тысяч кубометров.

Но процесс необходимо завершить, не бросая на полпути. Именно для окончания работ в крае и должен быть построен Центр для кондиционирования и длительного хранения радиоактивных отходов.

- Кондиционирование – это уменьшение объема. Например, из 100 кубов ТБО мы на выходе получим 10-20 кубов. И все они позже должны будут вывезены из Приморского края, - говорит представитель РосРАО Сергей Ожиганов.

Использовать для очистки будут только высокие технологии — химическую и температурную обработку, компактизацию, дезактивацию и так далее. Сам центр будет небольшим - всего 42 на 114 метров, причем 24 метра – АХЧ, подсобки и все такое, в том числе помещение для дозиметристов.

— Строительство закончится в 2020 году. Мы прошли все слушания с привлечением деятелей науки, общественных организаций, жителей, и никаких вопросов, связанных с негативными последствиями работы предприятия, не выявлено. Потому что будущее предприятие высокотехнологичное, способное в разы снизить объемы хранимых твердых радиоактивных отходов. Поэтому говорить о том, что сегодня мы наносим экологический вред, не приходится. Жители Приморья, Дальнего Востока могут не волноваться по поводу экологической обстановки. У нас очень чистое предприятие, которое соблюдает все экологические процессы, — отметил директор ДальРАО Константин Сиденко.

Михаил Грач

Читайте также:

Популярное

Land Cruiser устроил беспредел и отделался от наказания

Путин и Медведев выступили за новый налог

В правительстве паника: Россия вымирает

Мужчину с обмороженными ногами нашли в Японском море

Загрузка...
Загрузка...