DEITA.RU
DEITA.RU

Лесная отрасль Приморья близка к состоянию паралича из-за действий хабаровских чиновников

21 июня 2021, 12:45
Дальний Восток
Экономика

Лесная отрасль Приморья близка к состоянию паралича из-за действий хабаровских чиновников

Лесоперерабатывающие предприятия скоро останутся без сырья, а отдалённые посёлки Приморья – без работы и без жителей, сообщает goldenmost.ru.

Закон один – трактовки разные

За 2020-2021 гг. в Арбитражный суд Приморского края (АС ПК) поступило уже 90 исков от компаний, которые занимаются в крае лесозаготовкой и лесопереработкой. Компании (крупные и не очень) активно судятся с органами исполнительной власти по нескольким причинам: из-за невозможности продлить уже имеющийся договор лесной аренды, из-за невозможности подписать допсоглашение к договору аренды (как правило, допсоглашение подписывается раз в 10 лет из-за перерасчётов пород и количества деревьев на лесосеках) или же из-за отмены ранее утверждённых лесоустройств. В последние месяцы стали появляться и другие поводы для исков в суд – например, уже продлённые в прошлые годы договоры аренды, которые до 2019 года считались законными, а вот с 2020 года вдруг оказались вне закона.

Если вникнуть, речь идёт о тех договорах аренды на лесные участки, которые раньше выдавались компаниям для лесозаготовок, и которые были продлены с прежними компаниями-лесопользователями без проведения торгов. Право на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на новый срок без проведения торгов закреплено в статье 74 Лесного кодекса РФ. Но для чиновников важно не то, что буквально предписывает закон, а то, как можно, в случае чего, трактовать эту самую «букву закона».

Органы исполнительной власти (в основном, речь идёт о Департаменте лесного хозяйства по ДФО с дислокацией в Хабаровске) вдруг, прочитав, казалось, однозначно понимаемую статью 74 Лесного кодекса РФ, увидели в ней совсем иное содержание. Прямо скажем – противоположное тому, что можно увидеть при буквальном прочтении. Как отмечает в своём официальном обращении во Владивостокскую природоохранную прокуратуру генеральный директор приморской ассоциации лесопромышленников и экспортёров леса «ПАЛЭКС» Павел Корчагин (данное сообщение от 13.05. 2021 г. исх. №92 уже поступило в прокуратуру), органы власти придерживаются следующих позиций: «Договоры, которые были приведены в соответствие с Лесным кодексом РФ в 2008 г. и в соответствии с приказом МПР РФ от 04.10. 2007 г №258 «Об утверждении порядка приведения договоров аренды участков лесного фонда и договоров безвозмездного пользования в соответствии с Лесным кодексом РФ» не являются торговыми и не могут быть заключены на новый срок без проведения торгов.  Однако, как отмечает гендиректор «ПАЛЭКС», такая позиция не просто является неправильной или незаконной, она противоречит позиции вышестоящей инстанции – позиции Рослесхоза, который в письме от 21.09.2019 г. №НК-06-54/2790 указал, что «органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области лесных отношений рекомендовано рассматривать договоры аренды лесных участков», приведённые в соответствие с Лесным кодексом РФ, изначально предоставленные на конкурсной основе, как заключённые по результатам торгов.» Мысль в письме Рослесхоза выражена ясно и чётко. Письмо никто не отменял. По всей стране оно используется в однозначной трактовке. Кроме, Хабаровского и Приморского краёв. Причём трактует закон по-своему Департамент лесного хозяйства по ДФО. Как будто сам ДФО стал уже отдельной от остальной России юрисдикцией. Почему так?

Четырежды пропущенный срок исковой давности и другие «чудеса»

Но есть и другие претензии к договорам приморских лесозаготовительных компаний, которые также инициированы из города Хабаровска. Как отмечается в письме гендиректора «ПАЛЭКСа», ещё одной откровенно неправильной позицией органов исполнительной власти, является следующая: «договоры, которые были приведены в соответствие с Лесным кодексом РФ на срок, превышающей остаток срока действия первичного договора, являются недействительными, и соответственно, являются недействительными договоры аренды, уже заключённые на новый срок без проведения торгов в 2018-2020 гг. а те договоры, которые заканчиваются в 2021 году или позже, не могут быть заключены на новый срок». А таких договоров в Приморье – более 70.

Представьте себе такую ситуацию. Договор был заключён в 2003 году на 10 лет – до 2013 года. В 2008 году он был приведён в соответствие, как это предписывал новый Лесной кодекс РФ, и был заключён ещё на 10 лет – до 2018 года. В 2018 году (по истечении срока действия договора аренды) был заключён договор аренды лесного участка без проведения торгов, так как арендатор надлежащим образом исполнил предыдущий договор. Однако, вот в чём вопрос. Сегодня представители «хабаровской школы» видят это так: и договор 2008 года является недействительным, и договор 2018 года – тоже. На заметку: если в лесном департаменте Приморья последние 5лет наблюдалась определённая «чехарда», связанная со сменой власти в крае, то в Департаменте лесного хозяйства ДФО – всё те же лица. Руководство и основной костяк департамента там не менялся, как минимум, с 2017 года. Почему же ни в 2018-м, ни в 2019-м году Департамент не увидел «токсичные» и «неправильные» договоры аренды? А ведь без контроля в Хабаровске документы в Приморье не подписываются. Почему так называемые «нарушения» длились аж с 2008 года, а на них обратили внимание спустя 12 лет? Не забываем, что срок исковой давности в Гражданском кодексе составляет три года. Начиная с 2008 года, этот срок пропущен уже четырежды (!) И вот с такими правовыми основаниями (скажем прямо – крайне сомнительными  с точки зрения классического применения гражданского законодательства) деятельность приморских лесных компаний пытаются представить «незаконной».

Но сомнительные правовые основания – полбеды. Настоящая беда, что существует на Дальнем Востоке арбитражное дело №Ф03-403/2010 (оно же – А51-7797/2009), в котором данной правовой коллизии (с договорами, приведёнными в соответствие в 2008 г.) более 10 лет назад дана надлежащая юридическая оценка. А именно: независимо от первоначального срока аренды, при приведении его в соответствие с новым Лесным кодексом РФ, может быть установлен срок аренды от минимального (10 лет) до максимального – 49 лет. Данное судебное решение также никто не отменял. И оно должно исполняться.

Но. Сегодня хабаровские специалисты по «лесной юриспруденции», «не видят» ни пропущенных сроков исковой давности, ни уже состоявшейся судебной трактовки этого спорного вопроса. Между прочим, в Российской Федерации за неисполнение решения суда или иного судебного акта предусмотрена уголовная ответственность по ст. 315 УК РФ. Но ведь сегодня «неисполнителями» закона пытаются представить не чиновников, а работников лесной отрасли Приморья, не так ли?

Если вдуматься, то сегодня в Приморье на предприятиях лесной отрасли обкатывается схема судебного и внесудебного изъятия значительных участков лесной аренды. Ведь, если признать, что больше 70% договоров аренды лесных участков незаконны, можно не только в раз «расчистить полянку», но и при удачном стечении обстоятельств, при наличии политической воли, возбудить в отношении вчерашних лесопользователей уголовные дела о незаконных рубках. И в одночасье весь лесной бизнес, убеждённый до этого дня в том, что поступает по закону, раз уж все документы давно подписаны, может враз превратиться в уголовников. Ну, а что? Если пользовался участком незаконно, значит – пилил и продавал лес незаконно. Добро пожаловать в тюрьму! А может, всё к этому и идёт?

Медленный темп судопроизводства, как способ «перекрыть кислород»?

Лесные компании в Приморье в 2020 году откровенно почувствовали, что «ветер поменялся». И что их договоры вдруг стали «незаконными». В 2019-2010 гг. один вполне успешный выпускник Гарварда, получивший хороший пост в структуре Минвостокразвития, пытался заключить договор с «китайскими инвесторами», которые (в случае успешного завершения переговоров) могли получить доступ к практически всей сырьевой базе лесозаготовок в Приморье. Но гарвардского отличника, потратившего 2019 и часть 2020 года инвестиционный проект не задался, после чего возглавляемую им структуру и вовсе упразднили.   Но уже тогда речь шла о «переделе». Жаль только, что почётные «гарвардцы» не знают, что сегодня на окраине востока России именно лесные компании поддерживают жизнь в отдалённых сёлах – строят школы, покупают топливо для котельных, дают работу, поддерживают инфраструктуру. Если всё это сегодня бросить – «социалку» в отдалённых района не потянет ни один бюджет. Они и сегодня её не тянет. Тогда вопрос – ради чего сегодня «выдавливать» из рынка градообразующие лесные компании, работающие в регионе десятки лет? Чтобы безработица стала ещё ощутимее, а крах деревень в лесных края – очевидным? Так ведь и без этого бегут.  По последним данным, озвученным в СМИ Приморья, только за первый квартал 2021 года из края навсегда уехало 5 тысяч человек. Этого мало?

А теперь немного о судебных баталиях. Краткий анализ арбитражных дел, в которых участвуют лесные компании, показывает – сроки рассмотрения таких дел чрезвычайно затянуты. Причём затянуты иногда вполне искусственно и искусно.  Дело №А51-7436/2020: «Тернейлес» против Минлесхоза Приморья. Третьи лица: Рослесхоз, Департамент лесного хозяйства по ДФО и КГКУ «Примлес». ОАО «Тернейлес» судится по вопросу изменений в договор аренды лесного участка. Процесс начался 15 мая 2020 г. До сих пор решения нет. В 2020 году Департамент лесного хозяйства по ДФО заявлял об отложении рассмотрения дела, в апреле 2021 г. заявил ходатайство об ознакомлении с делом (!) Вопрос – а что мешало ознакомиться раньше? ЗАО «Приморский горно-обогатительный комбинат». О внесении изменений в договор аренды. Дело №А51-3729/2020: ООО «Приморский горно-обогатительный комбинат» против Минлесхоза Приморья. Третьи лица: КГКУ «Примлес» и Рослесхоз.  Дело рассматривается в рекордный срок – с 5 марта 2020 года! Таких процессов в картотеке арбитражных дел – десятки. Кто-то судится год, кто-то чуть меньше. И каждый раз находится повод для отложения или переноса дела. Суд не спешит выносить решения. И практически везде Департамент лесного хозяйства по ДФО выступает как третье лицо. Выдаёт отрицательные отзывы (то есть, выступает против предпринимателей), действует не только от своего лица, но и по доверенности – от Рослесхоза. Но, как мы помним, у самого Рослесхоза – иная правовая позиция, не направленная против предпринимателей. Как это понимать? Как коллизию права, когда Рослесхоз – «за», а подчинённая ему дальневосточная структура – «против»? Так какую же игру ведёт Департамент, а главное – в чьих интересах?

И ещё – немного интересных наблюдений из сферы судебной практики. На один день – 7 июля 2021 г. назначено сразу четыре дела (с разницей во времени – 15 минут) у единственной судьи Арбитражного суда Приморского края (АС ПК) – Елены Кобко. Все четыре договора – о признании недействительными соглашений к договорам аренды и о расторжении договоров аренды. Департамент лесного хозяйства по ДФО обязал своим предписанием от 2020 г. заявить соответствующие исковые заявления, в том числе – в отношении договоров аренды лесных участков без проведения торгов, заключённых в 2018 году.  Вполне возможно, что суд пойдёт по «конвейерному» пути в принятии решений и предприниматели проиграют в этих процессах. Случайно или нет, но из 46 судей АС ПК (включая и.о. председателя суда и двух его замов) честь рассматривать «лесные» дела выпала именно Елене Кобко. 33 судьи АС ПК имеют право рассматривать подобную категорию дел, но почему-то значительное количество этих процессов – у одной-единственной судьи. Почему так? Кто подобным образом распределяет нагрузку? Ведь Елене Кобко, в общей сложности,  досталось 8 подобных дел.

Вот перечень этих дел: А51-5246/2019 (истец – прокурор Приморья,ответчик – ООО «Лимонники»), А51-25488/2019 (истец – Амурская бассейновая природоохранная прокуратура, ответчик – ИП Дуб Ю.Н.), А51-16784/2020 (истец – Минлесхоз Приморья, ответчик – ООО «Светлянка»), А51-16998/2020 (истец – Минлесхоз Приморья, ответчик – ООО «Параллель»), А51-17202/2020 (Минлесхоз Приморья, ответчик – ООО «ЯППИ»), А51-18908/2020 (Минлесхоз Приморья, ответчик – ООО «ДВК-ВУД ЛЕСОЗАГОТОВКА), А51-20330/2020 (истцы – Амурская бассейновая природоохранная прокуратура, Департамент лесного хозяйства по ДФО, ответчики – ООО «Лесозаводский ЛПК», Минлесхоз Приморья) и А51-2829/2021 (истец – Минлесхоз, ответчик – ООО «Форестгранд»). Со значительной долей вероятности можно предположить, что все эти «судебные манёвры» приведут к одному результату: приморские лесные компании полной чашей изопьют горечь поражения.

Ещё немного такой «госполитики» в сфере лесных отношений – и в Приморье лесная отрасль окажется в параличе. Погрязнет в судах, останется без сырья, начнёт терять кадры и проедать имеющиеся запасы. Самое интересно – в Приморье на место выбывших компаний (если такое, не дай бог, случится) невозможно будет оперативно найти других лесозаготовителей и лесопереработчиков. Неуклюжий бюрократический механизм, поднаторевший в переписке и в судебной софистике, едва ли может оперативно создать замену нынешним игрокам лесного рынка – крупным и не очень. Если, конечно, такого игрока уже не создали. И если сейчас именно под него в Приморье не «зачищают поляну». В этом случае мы в ближайшие месяцы можем стать очевидцем глобального передела рынка лесозаготовок с использованием сильного «административного ресурса». Во благо ли? Законно ли? Но победителей, как известно, не судят. А проигравшей стороной в этом «переделе» может стать весь Приморский край – с тысячами новоиспечённых безработных, с  опустевшими сёлами и городками, с кричащей бедностью «дальневосточной окраины». Кстати, скоро выборы, вы не в курсе? Кто в приморской «глубинке» должен голосовать «за», если чиновники – представители государства на местах, действуют против интересов местного населения, которое в результате этих «лесных» манипуляций остаются без работы?

Популярное
Тест
Авторская колонка
Выбор редакции
Последние новости