DEITA.RU
DEITA.RU

Вокалистка из Владивостока вышла в финал всероссийского конкурса

Культура
Приморье
В России

Вокалистка из Владивостока вышла в финал всероссийского конкурса

Вокалистка из Владивостока Александра Кузина выступит в финале всероссийского телевизионного конкурса «Новая звезда», сообщает DEITA.RU.

Александра Кузина закончила музыкальную школу и технический университет. Сейчас работает педагогом по вокалу.

Александра Кузина пишет музыку и тексты песен. Более того, имеет прямое отношение к созданию гимна Владивостока «Город воинской славы». Да, того самого, чья мелодия слышится, если позвонить на любой из номеров городской администрации.


Александра занимается йогой, спортом. Важную роль в жизни Саши играют случайности. Поборола расстройство музыкального слуха, памяти и голоса (боролась с этим 5 лет, и семь лет не выходила на сцену.

Дмитрий Санников

Популярное
Авторская колонка
Выбор редакции
Последние новости
Другие новости:

Рабство на Дальнем Востоке никто не отменял

13 января 2020, 14:19
Общество
В России
Дальний Восток

Рабство на Дальнем Востоке никто не отменял

Освобождение в Дагестане рабов из Центральной России, которые трудились на кирпичных заводах республики, подняло острую тему рабства в современной России. Есть ли рабство в других регионах, например, на Дальнем Востоке, разбиралось ИА DEITA.RU.

По словам дагестанских правозащитников, сегодня основная рабочая сила на кирпичных заводах Дагестана – это так называемые трудовые рабы из центральных регионов Российской Федерации, которых заманивают в республику обманом и заставляют трудиться без заключения официальных договоров, без качественного питания и за мизерную оплату. Собирают их на вокзалах и, обещая более или менее сносные условия труда, вывозят на Кавказ, где отбирают паспорта и заставляют трудиться в нечеловеческих условиях, уехать или убежать оттуда невозможно или по крайней мере очень сложно, без документов, да еще и в том случае, когда за беглецами пускают погоню.

Вместе с тем дагестанские полиция и прокуратура не подтверждают фактов наличия рабства в республике – в большинстве случаев работники свободно перемещаются по территории предприятий, там нет охраны, паспорта никто не забирает. Такую позицию пресс-секретаря дагестанского следственного управления Расула Темирбекова приводит портал «Кавказ. Реалии».

По его словам, жалоб по фактам трудового рабства на кирпичных заводах от правозащитников (прежде всего общественная организация «Альтернатива») давно не было, а те, что были, не подтвердились. Сами хозяева заводов рассказывают о том, что россияне, которые работают у них, на своей родине в основной массе являлись деклассированными элементами, а проще говоря «бомжевали» - бродяжничали и побирались. Приехав в Дагестан, они наоборот обрели новую жизнь – бросили пить и честно работают за еду и зарплату.

Тем не менее, в течение последних пяти лет правозащитники освободили больше 400 трудовых рабов, некоторые из которых были спортсменами и бизнесменами.

Есть ли рабы в других регионах России и в частности в ДВФО? Вы скажете нет, однако Международная Организации Труда (МОТ ООН) относит российский Дальний Восток к одному из наиболее неблагополучных регионов с точки зрения использования рабского труда. 

Дров в огонь как всегда подкидывают наши друзья-соседи северные корейцы. ООН относит именно КНДР к стране, где наиболее распространен рабский труд – она занимает первое место с 2 640 000 рабами. Соответственно, с точки зрения мирового сообщества все северные корейцы, которые работают на Дальнем Востоке – рабы. Вот и объясни потом потенциальным инвесторам из развитых капиталистических стран, что все у нас тут хорошо с инвестиционным климатом.  До введения очередного пакета санкций против Северной Кореи численность северокорейских рабочих в России южнокорейские правозащитные организации оценивали в 15-20 тысяч человек. Сейчас их количество значительно сократилось. Бытует мнение, что северокорейские рабочие должны работать под стражей в специальных трудовых лагерях, выходить за пределы которых они не имеют права. Однако это относилось скорее к лесозаготовительным производствам, большинство из которых находилось в Амурской области и Хабаровском крае и действовало еще с 80-х годов прошлого века. Глядя же на рабочих из КНДР, свободно перемещающихся по тому же Владивостоку, тяжело представить, что все они находятся здесь под принуждением. Северокорейские власти вообще не согласны с тем, что экспорт их рабочей силы квалифицируют как «рабство». Безусловно, поставки рабочей силы полностью контролируются властями, и большая часть заработка уходит в государственный бюджет (по некоторым данным от 70 % до 85 %).

Однако работники из КНДР – это лишь одна сторона медали. В сельском хозяйстве и рыболовстве на Дальнем Востоке то и дело находят людей, которые работают на «условиях долговой кабалы и принуждения». В частности, активно обсуждалась история строителя космодрома «Восточный» из Новосибирска, который попал в рабство браконьерскому рыбному картелю в Хабаровском крае. Четыре месяца он «порол» рыбу на икру и даже строил гараж и сарай начальнику местного РОВД. «Когда отказался работать и потребовал расчёт — жестоко избили. После — сбежал».

Добыча рыбы на Дальнем Востоке – вообще темный лес с точки зрения соблюдения прав человека и трудового законодательства. Легальные, полулегальные и совсем уже нелегальные рыбоперерабатывающие предприятия, а иногда и просто рыбацкие «станы» разбросаны по всему Дальнего Востоку, а практике вербовки на дальневосточную путину уже не один десяток лет. Народ там работает разный – от бойцов студотрядов, в случае с которыми тяжело выходить за рамки закона, до личностей с темным «криминальным» прошлым и поденщиков из центральных регионов страны.

«Кадры – это основная проблема» - рассказал «DEITA.RU» один из владельцев такого завода. Для поддержания дисциплины в таком сложном и разношёрстном коллективе приходится даже применять меры физического воздействия. Многие из приезжающих привыкли воровать, потому что делают это всю жизнь, многие страдают алкогольной зависимостью, а проще говоря, готовы выпить все, что горит, – эти люди понимают лишь язык грубой силы, а с учетом отдаленности от цивилизации и тяжелых условий труда все это приобретает весьма специфические черты. Вот тут вам и «принуждение».  Многие «вербуются» на путину в желании заработать 50 – 100 тысяч рублей в месяц, что очень неплохо для регионов, откуда они приехали, а если рыбы нет? За вычетом расходов на питание, сигареты и спецодежду, которые работодатель обычно возлагает на работника, человек может в итоге получить в разы меньше. Вот вам и «долговая кабала».

Понятно, что есть и позитивные изменения, однако истории про таких вот «строителей», «батрачащих» в тайге на хабаровских браконьеров, «страшилки» про дальневосточную путину, нагнетание истерии вокруг «рабов» из КНДР явно не способствуют формированию позитивного имиджа региона.

Михаил Светлов