DEITA.RU
DEITA.RU

Малые города гибнут вслед за деревней

В России
Жизнь

Малые города гибнут вслед за деревней

Российские власти планируют увеличить число моногородов в полтора раза, сообщает ИА DEITA.RU.

Предложение уже обсуждается на высоком уровне. В регионы разослали письма с просьбой предоставить информацию о моногородах-претендентах на включение в новый список. Предполагается, что этим населенным пунктам вновь попытаются оказать некую поддержку. Планируется, что число моногородов может значительно вырасти с нынешних 312 до 500 и выше.

Сначала люди ушли из деревни, сейчас население покидает районные центры, потом очередь дойдет до малых городов до 100 тысяч населения. Страна сжимается до нескольких агломераций и территорий, которым повезло вписаться в глобализацию. Можно принимать массу федеральных целевых программ и национальных проектов, майских и ноябрьских указов, дальневосточного гектара, материнского капитала и земских докторов. Но люди все равно продолжат стекаться из малых городов туда, где есть деньги, а не их иллюзия.

В новых намерениях российских властей прослеживается вся непоследовательность государственной политики в отношении малых городов. Ведь еще осенью прошлого года правительство обсуждало намерение прямо противоположное – сократить число моногородов в 2 раза.

Деньги на поддержку монопрофильных населенных пунктов ранее выделялись, и немалые. А что в итоге? Где кардинальные изменения экономики моногородов? Поддержка проектов малого бизнеса – это замечательно. Но помогла ли она полностью моногородам уйти от зависимости от одного-двух градообразующих предприятий? Насколько эффективна «комфортная городская среда», заключающаяся в установке пары фонарей с лавочками в заросших бурьяном скверах?

В опубликованном отчете Счетной палаты делаются, по сути, чудовищные выводы. Проверка показала, что предпринимаемые правительством меры по  поддержке монопрофильных территорий не дали ощутимых и устойчивых положительных результатов. Комплексная программа развития моногородов не  облегчила и  не упростила жизнь населения на этих территориях. Программа завершилась 1 января 2019 года, на 7 лет раньше срока, при этом основная цель – диверсифицированное и стабильное развитие моногородов – так и не достигнута.

Да и даже с поддержкой малого бизнеса промашка вышла. Как показал анализ перечня юрлиц, получивших господдержку, половину займов получили компании, входящие в состав крупных холдингов. Более того, средства Фонда развития моногородов в рамках программы развития на 2016-2025 направлялись моногородам с относительно дифференцированной экономикой, а вот депрессивные города и поселки, которые не могут привлечь инвесторов, денег из бюджета так и не увидели.

Некоторый, весьма узкий, круг людей, которым после программы развития моногородов стало жить лучше и веселее, все-таки есть. Например, заработная плата генерального директора НК «Фонд развития моногородов» превышала расходы бюджетов некоторых моногородов в 2018 году. Аудиторы Счетной палаты в ходе проверки реализации программы «Комплексное развитие моногородов» выяснили, что зарплата руководителя фонда Ирины Макиевой составила один миллион рублей в месяц. Много это или мало? Все относительно. Например, в четырех моногородах исполнение бюджетов по расходам за 2018 год составило не более 10 миллионов рублей. А это меньше, чем 12 миллионов в год. Если же сравнивать с заработными платами жителей этих самых моногородов, то получится и вовсе мрак. Например, в пгт Каменка Ивановской области среднемесячная номинальная зарплата составляла 11 004 рубля. Всего же из 312 моногородов в 271 заработная плата зафиксирована на уровне ниже среднероссийского показателя.

Условия рыночной экономики сделали многие города зависимыми от федерального центра и нежизнеспособными. Как отмечал информант в ходе комплексного изучения проблем малых городов в современной России, проведенного Центром региональной социологии и конфликтологии Института социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук совместно с другими подразделениями ФНИСЦ РАН и региональными партнерами: «…вообще, вот вопрос, к нашему, допустим, правительству: скажите, мы вам нужны, малые города? Если не нужны, загоняйте бульдозера, нас разгоните, расселите и забудьте … Если мы нужны стране, вдохните в нас жизнь…». 

Для Приморского края проблема развития моногородов более чем актуальна, потому как монопрофильных территорий в регионе насчитывается целых девять: городские округа Арсеньев, Дальнегорск, Спасск-Дальний; Востокское, Липовецкое, Лучегорское, Новошахтинское и Ярославское городские поселения и Светлогорское сельское поселение.
 

Популярное
Авторская колонка
Выбор редакции
Последние новости
Другие новости:

Сколько будет стоить нефть после сделки ОПЕК+, сказали экономисты

10 апреля 2020, 18:40
Экономика
В Мире

Сколько будет стоить нефть после сделки ОПЕК+, сказали экономисты

Экономисты Михаил Хазин и Леонид Крутаков обсудили ситуацию, которая прямо сейчас складывается в мире – договор стран ОПЕК+ по снижению нефтедобычи, сообщает ИА DEITA.RU. Эксперты ответили на главные вопросы: что будет с ценами и кто все это затеял.

Экономисты сошлись во мнении, что странам рано или поздно пришлось бы прийти к заключению договоренностей в любом случае. Леонид Крутаков считает, что у рынка просто нет другого варианта. Все дело в том, что в последнее время произошел обвал на рынке. По разным оценкам, это от 15 до 25-30 млн баррелей. Фактически, сейчас нефть закупают только для резервов – как государственных, так и коммерческих.

«До того момента, как все хранилища будут забиты, остается около 2 месяцев. И тогда мы увидим глобальные обвалы как финансового, так и фондового рынков. Думаю, последствия этого кризиса будут сопоставимы с последствиями Второй мировой войны», – отметил Леонид Крутаков, добавив, что договор – вынужденная мера для всех стран.

Михаил Хазин, в свою очередь, считает, что все страны, в том числе и США, придут к договоренности. Основная причина – падение сланцевой промышленности. Эксперт отметил, что сама особенность добычи не позволит ей прожить без финансового вливания: скважины истощаются очень быстро, и бурить их надо заново.

«Да, конечно, компании можно через процедуру банкротства избавить от долгов. Но финансировать в нынешней ситуации  их и саму сферу никто не будет», – объяснил эксперт.

Еще одно, хоть и неявное доказательство того, что США согласится с общими условиями ОПЕК+ по добыче нефти – то, что они сами вынуждены сократить добычу. Хазин объясняет, что официально присоединиться к договору Трамп не может – это противоречит законодательству. Но он всеми возможными способами показывает – Америка сокращает добычу.

Сценарий быстрого отскока цен и возвращения США на прежний уровень добычи сланцевой нефти невозможен – даже несмотря на отсутствие юридических договоренностей. Такого мнения придерживается Михаил Хазин.

«Дело в том, что сланцевикам нужны цены на нефть не меньше 60 долларов, чтобы им было выгодно бурить скважины. Думаю, что в условиях кризиса, а он только начинается, цена на нефть вряд ли поднимется выше 45 долларов. Да и не будем забывать, что наша нефть, и нефть Персидского залива дешевле сланцевой. Так что американцам придется подключать политические инструменты поддержки спроса», – объяснил эксперт.

Леонид Крутаков добавил, что сама по себе сделка – это не решение проблемы. Это вынужденная и временная мера. По мнению эксперта, сами проблемы в сфере будут решаться гораздо позже.

Михаил Хазин добавил: у многих стран есть мнение, что Саудовская Аравия «поиграла» с цифрами по собственной добыче. Считается, что они лишь на бумаге изобразили увеличение объема добычи нефти. Эксперты считают, что рост продаж увеличился только за счет нефти, добытой несколько месяцев назад впрок.

По мнению Михаила Хазина, вся эта ситуация – продуманный саудитами план. Только в его разработке они не учли распространения коронавируса. Это весь план и сломало бы. Экономист считает, что в других условиях нефть упала бы до 35 долларов, но через несколько месяцев вернулась бы к 60. Сейчас такое практически невозможно.

Леонид Крутаков добавляет: действия Саудовской Аравии действительно были спланированы. Более того, в этой акции виден и след США. Напомнив, что впервые добычу стали снижать именно сланцевики в 2016-м. На этот раз саудиты и Штаты объединили усилия, чтобы продавить Россию.

«Но тут вмешался коронавирус, и основной удар пришелся на фондовый рынок. А это очень больно ударило по всем американским компаниям – не только нефтяным, – объяснил экономист. – Трамп был вынужден просить саудовского принца бежать к Путину и просить о новых переговорах по сделке».

Что касается цены на нефть, то расти она не будет – пока возможно только падение. Михаил Хазин объясняет это тем, что нынешняя цена на баррель «Брента» установилась  на фоне ожиданий от решение ОПЕК+. В ближайшее время она подняться не сможет.

Экономист также раскрыл интересную деталь, о которой мало говорят в СМИ. Есть мнение, что эпидемия приведет к перераспределению бюджетов во всех странах. Это значит, что поддержка альтернативной энергетики повально прекратится. А это, в свою очередь, значит, что спрос на нефть и газ начнет расти.

«Ближайшие 2-3 года спрос на нефть и газ будет расти, несмотря на все происходящее», – отметил экономист.

Напомним, 9 апреля прошло заседание представителей стран-участниц ОПЕК+. Они договорились снизить объемы добычи нефти. Сделка действительна до весны 2022 года. Сейчас мир ожидает решения Мексики, США и Канады.