«Власть будет держаться до конца»: депутат Госдумы о выборах президента

3 декабря 2021, 10:00
В России Общество Политика

«Власть будет держаться до конца»: депутат Госдумы о выборах президента

Отменят ли в России пенсионную реформу, что будет с индексацией пенсий работающим пенсионерам, спасет ли Жириновский Фургала, и чем закончится атака на коммунистов. Глава комитета Госдумы Ярослав Нилов, назначенный куратором Приморья и Сахалинской области, дал эксклюзивное интервью ИА DEITA.RU во время рабочего визита во Владивосток.

- Ярослав Евгеньевич, сразу начнем с пенсионной реформы. В парламенте то и дело озвучиваются инициативы о ее пересмотре, хотя бы для жителей Дальнего Востока. Однако с учетом того, что более половины жителей федерального округа относятся к нетрудоспособному населению, насколько такие изменения возможны и экономически реализуемы?

- Я представляю партию ЛДПР, и что касается пенсионной реформы, то мы ее не поддержали в 2018 году. Если говорить о предложениях, которые вносятся в Госдуму, то они касаются корректировки пенсионного законодательства и по отдельным территориям, и по отдельным категориям в целом. На такие законопроекты всегда готовится заключение правительства, потому как это дополнительные расходы бюджета, а дальше уже рассматривают комитет и Госдума. Соответственно, правительство обычно дает отрицательные заключения на данные инициативы, а, исходя из заключения правительства, можно уже с большой долей уверенности предположить, как будет голосовать партия большинства.

У нас сейчас рассматривается ряд законопроектов, направленных на то, чтобы наложить мораторий на пенсионный возраст, то есть вернуться к прежнему возрасту выхода на пенсию. Но если говорить реально, то даже при всем моем желании, а также с учетом позиции 2018 года, перспектив скорректировать пенсионный возраст в сторону снижения у внесенных законопроектов не так много. Я хорошо понимаю, что конкретно эти законопроекты не будут поддержаны большинством.

Депутат Андрей Андрейченко, который представлял Приморье в Госдуме седьмого созыва, вносил законодательную инициативу по изменению пенсионного возраста, которая касалась территории Дальнего Востока. С учётом специфики природно-климатических условий, оттока населения было бы абсолютно логично сделать такие корректировки по территориальному принципу, но опять-таки правительство дало отрицательное заключение, и законопроект большинством не был поддержан.

- А экономически это было обосновано? Существовали расчеты, которые обоснованно доказывали, что при таком высоком проценте нетрудоспособных граждан на Дальнем Востоке – более половины всего населения, пенсионную реформу здесь можно было бы отыграть назад?

- К законопроекту всегда прилагается экономическое обоснование, пояснительная записка. Да и мы видим, в каком возрасте у нас многие умирают, большая часть так даже и до пенсионного возраста вообще не доживают. А с учетом пандемии посмотрите, какой у нас «прирост» населения в 2020 году образовался - минус 700 тысяч по всей стране.

- Получается, с точки зрения ваших коллег, изменение пенсионного возраста в сторону уменьшения возможно. Единственное препятствие в том, что на это не пойдет правительство и партия парламентского большинства?

- Я думаю, что вода камень точит. Решение все равно в том или ином виде со временем может быть принято. Неоднократно мы вносили предложения, нам их отклоняли. Это касается не только пенсионного законодательства. Во многих случаях нас не поддерживали, но потом то же самое звучало в послании президента, и вопрос решался. Вспомним, например, историю с горячим питанием в школах в младших классах. Это была межфракционная идея, которая обсуждалась многие годы. Правительство не поддерживало, а точку поставил президент, и теперь эта программа работает.

- Сейчас вы курируете Сахалин и Приморье. Несколько лет назад сахалинские власти приняли решение о просто баснословных доплатах к пенсии сотрудникам администрации области. При чем эта пенсия в разы, десятки раз превышает среднюю по субъекту. Как вы считаете, это как-то обосновано?

- Это решение приняли на уровне региона, нашли источники финансирования. К федеральному законодательству это отношения не имеет. Если не брать во внимание исключительно Сахалин, а ситуацию в целом, на Ямале, например, происходит то же самое. Конечно, необоснованно, когда чиновники назначают себе огромные доплаты, такие доплаты раздражают население. Особенно, если сами чиновники – приехавшие из федерального центра. Получается, регион как перевалочная база – приехал, заработал на пенсию и до свидания.

Вообще пенсионная система такая сложная, там столько подводных камней. Столько категорий пенсионеров, столько получателей пенсий. Еще есть военные пенсии. Дополнительные надбавки у разных категорий служащих. Гражданам бывает очень сложно разобраться.

- Вопрос больше о моральной составляющей - это ухудшает отношение людей к власти в целом?

- Согласен, особенно когда на каждом углу говорится о том, что пенсионный фонд – это триллионная дыра в бюджете, туда перечисляются государственные деньги и, безусловно, все это вводит людей в заблуждение, особенно когда они слышат о таких пенсиях чиновникам. Хотя, по факту, к ПФР это отношения не имеет. Все это звучит очень непонятно для населения и создает основу для роста негативных настроений.

Пенсионный фонд – это, грубо говоря, елка, на которую повесили много игрушек. Фактически ПФР передано огромное количество государственных функций, и для их выполнения туда направляются деньги из федерального бюджета, трансферами в виде триллионов рублей. Пенсионный фонд – это страховщик. Вы сами сказали, что количество работающего населения сокращается, а с другой стороны, давайте разложим ПФР на части. С одной стороны, это государственные функции, например, материнский капитал, какое отношение страховщик имеет к материнскому капиталу? Нельзя деньги, которые собираются со взносов для назначения пенсий, использовать для маткапитала. Для этого бюджетам передаются дополнительные средства. Но все это так подается и так запутано, что складывается впечатление, что вот-вот и у нас нечем будет платить пенсии.

На самом деле, когда вводилась пенсионная реформа, вспомните, один из главных аргументов был – увеличить пенсии нынешним пенсионерам. Со стороны Минфина звучало обещание, в среднем поднять выплаты на тысячу рублей в год. Если посчитать все цифры, то, наверно, такого показателя удается достичь. Но у нас ведь есть и получатели маленьких страховых пенсий, при этом коэффициент индексации для всех одинаков. А по действующему законодательству неработающий пенсионер не может получать меньше прожиточного минимума. Соответственно, если у человека маленькая страховая пенсия, то ему полагается социальная доплата. Вот и получается, что в ряде случаев после реформы пенсия увеличивается на 10 рублей, тогда как людям обещали целую тысячу.

Если говорить об индексации пенсий в этом году, оказалось, что у нас прогнозируемая инфляция выше, чем тот коэффициент индексации, который заложен в законе. Я не исключаю, что этот вопрос удастся каким-нибудь образом скорректировать. Но пока ситуация такова.

- То есть реальные доходы пенсионеров, даже с учетом индексации, станут еще меньше?

- Вопрос не только в инфляции. Не стоит забывать, что есть еще и проблема работающих пенсионеров, которые вообще получают не проиндексированную пенсию, что вызывает постоянную дискуссию. Правительство все обещает дать предложения, чтобы вернуться к полноценному формату. Пенсионеры что делают - они в декабре увольняются, пенсию им в январе индексируют, а в феврале они опять трудоустраиваются.

- Думаю, большая часть пенсионеров работает неофициально?

- Конечно, у них нет мотивации для официального трудоустройства. Хотя мы должны сказать таким пенсионерам спасибо. Если ты работаешь, то работодатель платит за тебя все взносы, платится подоходный налог, и пенсионер, который работает, у него другой доход и качество жизни. У него и продолжительность жизни другая. Если человек на пенсии сам, по желанию работает, то это надо поощрять. И наше законодательство вроде бы поощряет. Например, если вы достигли пенсионного возраста и отказываетесь от пенсии, то, соответственно, при последующем начислении у вас будет повышенный коэффициент. Но при этом существует и другая несправедливость с работающими пенсионерами. Ежегодно пенсию работающим гражданам пересчитывают. Они зарабатывают страховые баллы. Максимальное количество баллов, которые может заработать человек, - 10 баллов, примерная стоимость балла в 2021 году – около 100 рублей. Но для работающих пенсионеров правительство ввело ограничение – верхняя граница 3 балла. То есть пенсионер может получать большую зарплату, за него платятся все взносы, но максимум, который ему пересчитают - это меньше 300 рублей.

- Горячо обсуждаемый сегодня в обществе вопрос – правительство бравурно отчитывается об увеличении Фонда национального благосостояния, на что простые россияне интересуются, а почему бы эти деньги не направить на увеличение пенсий или их индексацию?

- Проблема не в том, что у нас нет денег, в Пенсионном фонде есть средства для выполнения всех социальных обязательств. ПФР работает по тем законам, которые обеспечивают работу пенсионной системы. Вопрос не в нехватке денег в ПФР, а в том, что требуется изменение законодательства.

- Вопрос как профессиональному политику - сейчас многие эксперты говорят об атаке на КПРФ, о том, что изменился подход к оппозиции, «системные» стали «несистемными», а те, кто был «несистемными» и вовсе превратились в экстремистов. Не опасаетесь ли атаки на ЛДПР?

- На ЛДПР идет атака все годы существования партии. В 1999 году нас вообще не допустили до выборов. Пришлось формировать блок Жириновского из общероссийских общественных организаций. Тогда блоки были еще допустимы для участия в выборах. И во время этой избирательной кампании на нас грязь лилась, встречи срывали, делали агитматериалы якобы от лица нашей партии. И что сейчас мы можем наблюдать - ситуация в стране и мире напряженная. Связана она, в том числе, с пандемией и ограничениями. И в политике происходит тоже самое - многие начинают занимать крайнюю, а порой недопустимую, противоправную позицию, идут на разного рода провокации, на некорректные обвинения, и это все видят избиратели. При этом надо понимать, что в такой ситуации действующая власть себя защищала и будет защищать. Кстати, стоит отметить, что если раньше депутаты от правящей партии более спокойно относились к критике, которая звучала, то сейчас все более наступательно себя ведут, показывают свое место, свою силу, и даже где-то проявляют агрессию.

Что касается КПРФ, в каждом регионе по-разному. Но в тех регионах, где я бываю, очень часто несистемный протест аккумулируется вокруг одиозных кандидатов, которые порой переходят границы разумного в публичной политике. Можно заниматься оппозиционной деятельностью, мы тоже оппозиция, мы тоже критикуем, тоже со многим не согласны, но мы не призываем нарушать закон и ни в коем случае не хотим, чтобы каким-либо образом раскачали ситуацию, и пролилась кровь. Если увлечься политическими высказываниями, неизвестно, чем закончится.

- Если брать Приморье, наверняка вы слышали про ситуацию с депутатом Самсоновым. На федеральном уровне был скандал с Рашкиным. Ведь раньше такого вроде не наблюдалось.

- Если Рашкин сам признается, что убил лося, есть Уголовный кодекс, есть правила охоты, в чем здесь политическая атака на КПРФ? Если есть нетрезвый депутат, есть оружие, то какая здесь политическая подоплека? Буквально на следующий день после инцидента с ним пьяный следователь Следственного комитета в Тюмени на автомобиле сбил рабочих. Тут же его арестовали и уволили, но никто не говорит об атаке на СК.

- Продолжаю тему политической борьбы, задержание Фургала – это личное дело Фургала или все-таки атака на партию?

- Те претензии, которые ему предъявлялись, имеют очень давнюю историю, и у партии был один вопрос: почему он тогда неоднократно избирался в Государственную думу, почему он участвовал в выборах в качестве кандидата в губернаторы, и ему не были предъявлены обвинения. Это был единственный вопрос, на который все еще не получено ответа. Мы надеемся, что будет беспристрастное решение суда, тем более что речь идет о суде присяжных. Мы за ситуацией наблюдаем.

Насколько я знаю, Жириновский регулярно направляет обращения в разные инстанции. Когда у нас в Госдуме был генпрокурор, Жириновский задавал ему вопрос по ситуации с Фургалом. В том числе по личной встрече. Депутатам закон позволяет посещать следственные изоляторы и колонии, а когда летом Владимир Вольфович хотел навестить Фургала, следователь не дал на это разрешение.

- В свете последних событий. Как, на ваш взгляд, будет выглядеть оппозиция в этом политическом цикле?

- Надо понимать, что власть будет держаться до конца. Она будет использовать все силы. Впереди у нас очень непростой цикл. Впереди выборы президента в 2024 году. Идет опять нагнетание ситуации, за рубежом уже говорят о непризнании результатов выборов, хотя даже неизвестно, кто будет в них участвовать. Все, что происходит в мире, будет влиять на внутриполитическую ситуацию.

Например, в 2014 году был консенсус по вопросу Крыма. Но были и времена, когда такого консенсуса достичь не удавалось. Вновь избранный председатель Володин всегда пытается найти компромисс. Подходит аккуратно, порождая тем самым дискуссию, в которую вовлекаются все фракции.

- А нет ощущения, что наступила девальвация ценности политической власти?

- Насчет Госдумы я бы так не сказал, особенно глядя на количество желающих избраться. Если брать другой уровень - муниципальный, где действуют те же нормы, например, жесткое декларационное законодательство - не дай Бог не укажешь копейку, и тебя лишат мандата, то здесь ситуация сложная. У людей свои заботы, а им еще политикой заниматься.

Я как-то приехал в Белгородскую область, там женщина депутат, с которой надо было проехать к нотариусу, чтобы заверить подписи. Так она прямо сказала - вот посмотрите, у меня куры и картошка, когда мне куда-то ехать. А если взять географию - в Ненецком округе или на Сахалине, как на островную часть области (Курильские острова) баржами или вертолетами документы завозить? А летом люди уезжают с Севера отдыхать, у них отпуска запланированы, при том, что большая часть выборов у нас во второе воскресенье сентября. Найти кандидатов сложно. Но это не только проблема оппозиционных партий, у партии власти та же история.

- Прошедшие выборы для вашей партии были не самыми удачными, как собираетесь усиливать позиции в регионах?

- Во-первых, для нас результаты были неожиданные по объективным и субъективным причинам. Почему так получилось? Есть и организационные, и кадровые, и идеологические причины. Мы продолжаем работать, депутатский корпус дееспособный, поэтому мы сейчас все силы бросаем на то, чтобы провести успешную кампанию в региональных парламентах. В следующем году будут выборы во Владивостоке и в Находке – мы за эти города поборемся.

Автор: Алексей Симонов, Иван Крышан