5 октября 2022, 20:30: Меладзе и Пугачева пропали с радиоэфиров из-за позиции по СВО 5 октября 2022, 20:15: Россияне с долларами скоро попадут в ловушку — экономист Курсы валют от ЦБ на 05.10.2022: 1 Доллар США = 58.79 руб. 1 Евро = 56.17 руб. 10 Китайских юаней = 81.82 руб. 100 Японских иен = 40.63 руб. 5 октября 2022, 19:30: Путин назначил глав новых российских регионов 5 октября 2022, 19:15: Водителям объяснили, почему не стоит глушить двигатель при остановке ГИБДД 5 октября 2022, 18:37: Зеленский идёт ва-банк: наступил переломный момент СВО на Украине Курсы валют от ЦБ на 05.10.2022: 1 Доллар США = 58.79 руб. 1 Евро = 56.17 руб. 10 Китайских юаней = 81.82 руб. 100 Японских иен = 40.63 руб. 5 октября 2022, 18:15: Насколько обесценятся деньги россиян, рассказали эксперты 5 октября 2022, 18:05: Пожар охватил многоквартирный дом во Владивостоке 5 октября 2022, 17:50: Как и кому помогут центры занятости до конца 2023 года Курсы валют от ЦБ на 05.10.2022: 1 Доллар США = 58.79 руб. 1 Евро = 56.17 руб. 10 Китайских юаней = 81.82 руб. 100 Японских иен = 40.63 руб. 5 октября 2022, 17:45: Константин Шестаков проинспектировал строительство большой школы во Владивостоке 5 октября 2022, 17:30: Запад пытается перенести войну в Россию - Патрушев

Юлия Блаженкова: «Это тайное желание музейных сотрудников…»

31 августа 2022, 13:35

Юлия Блаженкова: «Это тайное желание музейных сотрудников…»

Какая связь между картинной галереей и мыслью, что возраст - это только цифра в паспорте? Что является игрой настоящей и что придуманной, и что есть квест? Главные люди для ребёнка его родители – но при чём здесь галерея? И ещё – какие вопросы больше всего интересуют зрителя? О многом и разном корреспондент DEITA.RU говорила с сотрудницей Приморской государственной картинной галереи, заведующей научно-просветительским отделом Юлией Блаженковой.

– Общаясь с сотрудниками картинной галереи, я обнаружила, что галерея, можно так сказать, пристанище долгожителей. Кто-то работает здесь уже 26 лет, кто-то 19, а кто-то и более полувека. Вы же тоже работаете давно?

– Уже шестнадцатый год, – улыбается Юлия.

– Не так много организаций, где сотрудники могут работать так подолгу. Если говорить лично о вас, что здесь держит?

– Первое – я поняла, что стала частью этого коллектива.

– Когда вы это поняли?

– Наверное, на втором году работы, когда была еще библиотекарем.

– Вы пришли сюда на позицию библиотекаря?

– Да, я около семи лет была ведущим библиотекарем. Тогда же поступила в аспирантуру, стала изучать научные процессы, которые происходят в картинной галерее. Начала писать первые статьи, сдавать кандидатские экзамены. И я как-то попросила Наталью Андреевну Левданскую (сейчас заместитель директора по научной деятельности – прим. ред.): «А можно ли мне освоить экскурсии?». Наталья Андреевна подумала, весьма удивилась этому, сказала, что удивительно, что библиотекарь сам хочет вести экскурсии. Работа библиотекаря такой деятельности не подразумевает, только работу с книжным фондом. «Ты же понимаешь, что это разные люди, разные группы. Большое количество материала. Ты готова это осваивать?» – спросила она.

Я была готова, потому что мне очень, наверное, хотелось стать чем-то важным между произведением искусства и зрителем – это же разное – когда зритель смотрит на картину без экскурсии и с экскурсией. Мне казалось, что я могу вызвать у зрителя какой-то особенный интерес, что у меня получится.

– Получилось?

– Не сразу. У нас такая практика, что мы сначала изучаем материал, а потом сдаём его как на экзамене. Экскурсию официально принимает один из научных сотрудников, это либо Ольга Алексеевна Ботиевская из научного отдела, либо сама Наталья Андреевна. Конечно, твоё представление о себе, что ты можешь рассказать экскурсию, и то, когда ты её начинаешь рассказывать, это совсем разные вещи. Я начала понимать, что зрителей надо воспринимать, как будто они твои друзья. Близкие друзья. Иначе ты вообще ничего им не расскажешь. У тебя не получится. Ты будешь рассказывать скучно, монотонно, ты захочешь побыстрей убежать.

Когда Наталья Андреевна обучала меня искусству общения со зрителями, я много ходила на её экскурсии, на экскурсии других сотрудников, которые мне нравились, на Алёну Алексеевну (Алёна Алексеевна Даценко сейчас директор Приморской картинной галереи – прим. ред.). Я училась. Училась, наверное, год, прежде чем выйти к зрителю с первой экскурсией. Потом Наталья Андреевна её у меня приняла, и мне официально разрешили водить экскурсии по постоянной экспозиции «Русское искусство». С тех пор это моя любимая, обожаемая экспозиция. И ко мне пошли первые группы.

Первоначально у меня был страх. Когда ты выходишь к людям, и они на тебя смотрят, ты понимаешь, что они могут задать тебе вопросы, и тебе надо им всё рассказать и ещё красиво ответить на вопросы. И это, конечно, было сложно, я сомневалась, смущалась. Старалась побольше улыбаться. Улыбка у меня никогда не вызывала сомнений. Мне кажется, если научный сотрудник, проводя экскурсию, улыбается, то к нему обязательно пойдут и второй, и третий раз. И я очень хотела быть таким сотрудником.

– Сейчас вы руководите научно-просветительским отделом, организуете для зрителей просветительские программы. Что такое просвещение? И какие они – ваши зрители?

– Зрители – они разные. К тебе приходят школьники, приходят социальные группы от пенсионного фонда, многие из них никогда прежде в галерее и не были. Есть очень просвещённые зрители, которые приезжают к нам их центральных районов страны, которые всё видели, всё знают. И каждого надо почувствовать. А вопрос просвещения? Когда мне предложили перейти на эту должность, в научно-просветительский отдел, я поняла, что, по большому счету готова, потому что у меня есть потребность помимо дачи экскурсионного материала ещё и обучать, делать так, чтобы гостям было интересно. И с людьми из других организаций мне было интересно работать. Организовывая мероприятия, мы же не можем пользоваться только нашим внутренним ресурсом.

– То есть, занимаясь просвещением в галерее, нельзя опираться только на собственный ресурс?

– Безусловно. Иначе это будет немного однобоко. Ты не сможешь организовать концертную деятельность.

– У вас и концерты, и отрывки из спектаклей здесь я видела. Зачем это? Это же картинная галерея. Пришел, посмотрел картины, ушел.

– Нет, не так. Мы хотим разнообразить пребывание наших гостей в галерее. Каждая выставка – это проект. К этому проекту готовится большая образовательная программа, которая помогает любому зрителю узнать, понять и полюбить выставку. У зрителей разное восприятие. Кто-то глазками посмотрит и поймёт, а для кого-то надо очень подробно рассказать. Кому-то нужно послушать музыку той эпохи, и тогда он поймёт. Я думаю, что симбиоз искусств, который существовал всегда, ещё в петровские времена, важен. Я много читала об этом. Только с привлечением музыкальных программ, театральных программ, поэтических, литературных, мастер-классов различного свойства и жанров – и рисования, и работы с прикладными материалами, становится интересно по-настоящему. Это то, зачем зрителю стоит приходить в музей.

У нас бывает и так, что зрители получают мастер-класс по билету на выставку, то есть они покупают обычный билет на выставку, а бонусом могут поучаствовать в мастер-классе. В этом ключе у нас родилась идея – «Семейный день».

– Я слышала об этой программе, и то, что есть фишка с детскими рисунками, которые родители должны носить на себе. Расскажите о «Семейном дне».

– Эта идея у нас родилась в сотрудничестве с ансамблем «Традиция». Его идейный вдохновитель Сергей Макаркин очень хотел, чтобы в городе появился небольшой флешмоб, в котором родители договорились бы о времени и месте, и вышли в футболках с напечатанными на них рисунками своих детей.

Эту идею он долго вынашивал, но реализовать её не получалось. Он и предложил эту идею галерее. Меня пригласили Алёна Алексеевна и Наталья Андреевна и предложили адаптировать её под наш музей. Никогда не знаешь, как та или иная идея, говоря современным языком, «зайдёт зрителю», и было очень интересно. Мы, как музейные сотрудники, понимаем, как это важно – поддержать юных художников. Для ребёнка главные люди кто? Не учителя. Не воспитатели. Конечно, родители! И если родители восхищаются творчеством своего юного художника, и настолько восхищаются, что готовы даже заплатить деньги, напечатать рисунок на футболке и выйти в ней погулять всей семьёй, то представляете, как ребёнок будет счастлив. В него вольются новые силы. Не исключено, что таким образом у него появится желание поступить в художественную школу. Это создаёт гармоничное сосуществование ребёнка со своей семьёй, которая его поддерживает. Это то самое поле, в котором дети должны расти – в поддержке.

Представляете, как это интересно - прийти в музей и провести здесь досуг в футболке с собственным рисунком. Ещё и нарисовать что-то в стенах музея, посмотреть прекрасные картины, поиграть в игры. И всё это под доброжелательным взглядом родителей. Конечно, это стимул для развития.

– Семьи приходят на «день» в таких футболках?

– Да! В первый раз в футболках пришли две семьи, затем три. Все, кто приходит в таких футболках на мероприятие «Семейный день», идут на него бесплатно.

– Бесплатно? На мастер-классы и на выставку? У вас же программа.

– Вообще на всю программу «Семейный день» они получают бесплатные билеты. Потому что мы ценим единство семьи. Безусловно, мы не можем проводить это мероприятие часто, но раз в месяц добро пожаловать на наши «Семейные дни». Семьи к нам приходят улыбчивые, мы начинаем дружить, меняемся телефонами, нас просят лично на whatsApp скидывать анонсы будущих мероприятий. И это радует.

– Юлия, расскажите о вашем отделе?

– Нас трое – я заведующая отделом, и двое моих коллег, младшие научные сотрудники Екатерина Олейникова и Марина Гурьянова. Наш прямой начальник Владимир Владимирович Петухов, заместитель директора по научно-просветительской работе. Мы, как вы уже поняли, формируем детские программы, для всех выставок формируем научно-образовательный контент, организуем концертные программы, заключаем договора с участниками наших программ, проводим экскурсии. Помимо этой общей работы, каждый из нас, в обязательном порядке, выступает кураторами выставочных проектов.

– На что бы вы порекомендовали обратить внимание в галерее?

– Я считаю, что особенного внимания заслуживают наши квесты для детей. Это замечательный авторский продукт сотрудниц нашего отдела, при согласовании, соответственно, со мной и Владимиром Владимировичем. Этот формат очень любят дети и подростки: что-то искать, разыскивать, разгадывать загадки. Особенность в том, что у нас есть временные выставки, идущие ограниченное время, и к ним тоже разрабатываются квесты. И пока идёт выставка, я очень рекомендую ребятам узнавать, какие квесты у нас идут, и обязательно их посещать. Потому что коллеги постоянно внедряют что-то новое и интересное.

– Что максимально интересно?

– Неизвестные факты о художниках. Когда работа экспонируется, к ней прилагается информация, её обычно дают сотрудники музея, из которого она прибыла, есть каталоги. Но всегда есть факты, которые особенно интересуют людей всех поколений.

– И какие же факты интересуют людей?

– Сколько детей было у художника. Кто была жена художника. Она была художницей или нет. Кем стали дети художника. Сколько прожил художник и даже почему он умер.

– То есть нас всех интересуют вопросы о себе?

– Да! Всегда! Дружил ли он с детьми? Любил ли он детей? Очень много вопросов было о Валентине Серове. Выставка его работ вызвала огромный интерес. И там тоже был квест. И зная интерес зрителей, мои коллеги и я ищем те факты, которых нет в тексте экскурсии.

– Со скольки лет дети могут участвовать в ваших программах?

– Мы можем принять ребёнка с 3-х лет, того, кто уже слушает сказки. Квесты мы всегда готовим для определённой возрастной категории, как правило это 6+. А для самых маленьких 3+ у нас есть программа «Сказки бабушки розовой библиотеки».

У нас в экспозиции размещён портрет графини Софьи Сегюр. И совсем недавно мы обнаружили, что она была знаменитой детской писательницей. Она русская, дочь генерала Ростопчина, была замужем за французом, жила во Франции. У неё было шестеро детей, и она писала им сказки. Это было в 19-м веке, и сказки эти были очень популярны. Её называли «Бабушка розовой библиотеки». И мы подумали, почему бы не рассказывать её сказки нашим детям. И впервые мы их читали в прошлом году на «Ночь музеев». Оказалось, что у Алены Алексеевны, нашего директора, есть полное собрание её сказок. Мы её попросили, она дала нам книжки. Мы привлекли наших волонтёров и устроили чтение по ролям. Ребята сидели у нас на подушечках, мы их специально сшили. Всем очень понравилось. Главное – понравилось детям. Нам тоже.

– Юлия, каким качеством надо обладать, чтобы работать в вашем отделе и всем этим заниматься?

– На мой взгляд, здесь нужно не стареть никогда. Надо постоянно находиться с молодёжью на одной волне. Знать, что нравится молодым, что нравится подросткам, постоянно мониторить, не бояться спрашивать, и тогда тебе понравится здесь работать.

– А вы работаете только с молодёжью?

– Нет. Мы работаем со всеми возрастными группами. Но за счёт работы с молодёжью я знаю, что самое современное и востребованное.

– Старшему поколению это тоже может быть интересно?

– Да. Старшее поколение сейчас, на самом деле, такие молодые! Они в восторге от наших квестов. Им нравится участвовать в мастер-классах, им нравится танцевать на балах. И я, работая здесь, по сути узнала, что возраст – это только цифра в паспорте. То есть если у человека, который приходит сюда, в глазах интерес, я не имею права ставить ему ограничение.

– Юлия, скажите, пожалуйста, что лично для вас игра?

– Игра? Для меня, наверное, такого понятия как игра, не существует.

– Я имею в виду – игра как форма проявления.

– Я в детстве не очень-то любила играть в какие-то ролевые игры. Я всегда любила играть в игры настоящие, когда есть много детей: волейбол, баскетбол, пионербол, вышибалы – вот такое.

– Что вы имеете в виду, говоря про ролевые игры?

– Знаете такое – а давайте сыграем в «мама, папа, дочка». Я не играла в такие игры, для меня их не существовало. Мне казалось это придуманным. Я не мама, не папа, у меня нет дочки. Мне интересны были куклы в том, как они одеты, какие они есть как кукла, а не как дочка. Поэтому я их отдавала младшей сестре, а сама бежала во двор играть в вышибалы. Мне было это интересно – лучше больше отбить мячей, прыгать в классики, в резиночки – то есть быть в реально существующих отношениях, где настоящие люди, с настоящими обидами, интересами, с настоящими проблемами, пусть и детскими. Поэтому игра для меня в обычном понимании не существует, возможно это какие-то моменты того, кем ты хочешь показаться в обществе.

– Но, а квест? Это же игра.

– Нет. Квест - это не совсем игра. Это скорее тайное желание музейных сотрудников заставить современную молодёжь думать собственной головой, отвлечься от гаджетов и вступить полностью, насколько ты способен, в общение с произведением искусства. Почувствовать себя в музее нужным, интересным, понять, что тебе нужно отвечать на вопросы, общаться с музейными сотрудниками – тянуться вверх, расти.

– То есть это некий инструмент?

– Да, для меня это инструмент работы с молодёжью. Я бы сказала, что это игровая форма. Но не игра. Тут всё по-серьезному, и информация достоверная. Дети – они маленькие взрослые, они решают те задачи, которые им по силам. С ребенком надо разговаривать так же, как с взрослым, только на более упрощённом языке. Мы равные. Разговаривай с ребёнком серьёзно, он может тебя чему-то научить, может показать то, что ты сам не заметишь. У него другой взгляд, он родился в другом поколении. Я очень уважительно отношусь к детям. Для меня они – новое поколение, с которым я хочу подружиться, и которое мне полезно для собственного роста. А им будет полезно пообщаться с более старшим поколением. Такое моё мнение о детях.

– Вы это нашли здесь?

– Я много общаюсь с детьми в детской художественной студии «Театр+ИЗО», она работает в наших залах на Партизанском проспекте, 12. Её ведет Надежда Александровна Прантенко (главный хранитель фондов картинной галереи и ведущая детской студии – прим. ред.) Мой сын у неё занимался.

– И это тоже картинная галерея.

– Да, у нас. Но я имею в виду, что это вне рамок моей рабочей деятельности. Там я была как мама. Там я увидела, с какой серьёзностью каждый ребёнок подходит к собственному рисунку. С какой серьёзностью он рассказывает родителям, что он нарисовал. С какой серьёзностью реагирует на замечания Надежды Александровны, педагога. До слёз. Для него это не игра. Для него то, что он показывает, это шедевр. Он настолько смелый, что его работу показали на выставке. Он понимает, что люди будут её смотреть. Для маленького человека это не игра, это его жизнь.

Можно так сказать, что я лучше стала понимать детей с юных студийцев. А потом в своей работе стала общаться с юными музыкантами и понимать их, затем узнала студийцев из студии Анастасии Федосеевой из театра молодёжи и стала понимать юных театралов. И мы подружились. Всё это очень серьёзно – это всё жизнь.

– Юлия, представьте, пожалуйста, что в вашей жизни нет такой площадки, как картинная галерея.

– Нет, нет. Я не могу. Это часть моей жизни. Я скучаю по работе даже в отпуске, как ни странно это звучит. Меня постоянно интересует, что здесь происходит. Кто сюда приходит. Какие мероприятия открываются. Я прошу девочек скинуть мне релизы или информацию о текущих выставках, чтобы посмотреть о них, почитать. Боже, как интересно, ты придёшь, а там картина уже висит, и ты про неё всё знаешь. Нет, я не представляю свою жизнь без картинной галереи.

Автор: Ирина Павленко